Брак по расчету между джентльменами

21 мая, 2010, 17:59 Распечатать Выпуск №19, 21 мая-28 мая

«Какая у вас самая любимая шутка?» — с таким вопросом журналисты обратились к лидеру британских консерваторов Дэвиду Кэмерону во время избирательной кампании...

«Какая у вас самая любимая шутка?» — с таким вопросом журналисты обратились к лидеру британских консерваторов Дэвиду Кэмерону во время избирательной кампании. «Ник Клегг», — ответил тот. Шутка получилась по-английски интеллигентной, но весьма обидной — как минимум для мистера Клегга, одного из участников избирательной кампании, лидера либерал-демократов. Уже вторую неделю Кэмерон и Клегг — коллеги по коалиции. Первый — премьер-министр, второй — вице-премьер. Впервые за семьдесят лет в Великобритании сформировано коалиционное правительство. В Объединенном Королевстве, впрочем, многие вещи в последнее время происходят впервые. И британцам, похоже, придется к этому привыкать.

Обошлись без «тушек»

Кэмерон и Клегг в чем-то даже похожи: их голоса, задорный стиль выступлений, обоим по 43 года, есть даже некоторая внешняя схожесть. Но в политике они не близнецы-братья. «Если для достижения наших целей понадобится проглотить пирог обид, то я не знаю лучшей диеты», — так отшутился Ник Клегг, когда журналисты напомнили ему о колкой шутке его нынешнего босса Дэвида Кэмерона.

Тандем Кэмерона и Клегга едва ли не в каждом заявлении пытается подчеркнуть, что альянс между их политическими силами отнюдь не брак по расчету, что это союз ответственных партий, призванный вывести страну из ужаснейшего кризиса. Шутка ли, дефицит британского бюджета составляет 11,5%, тогда как в кризисной Греции — 13,6%. Наследников Эллады сегодня в пожарном порядке спасают всем миром (ЕС и МВФ выделили Афинам кредит в 110 млрд. евро). Лондон пока обходится без внешней помощи, но о возможной перспективе повторения греческого кошмара в королевстве говорят постоянно. Британцы успокаивают себя лишь тем, что они в более выгодном положении — страна не привязана к евро, а потому может чувствовать себя более гибко в принятии решений, связанных с антикризисной борьбой.

В этих условиях британским политикам пришлось действовать максимально быстро. По сути, им удалось утрясти все вопросы по созданию правительственной коалиции в считанные дни. Консерваторы и лейбористы сделали свои предложения либерал-демократам, владеющим так называемой золотой акцией. Те долго не думали, согласившись на формирование правительства с консерваторами. Мол, избиратели не поняли бы резон сотрудничества с лузерами-лейбористами. И все! Никаких затяжных переговоров, и — о чудо! — для создания коалиции не понадобились «тушки».

Конечно, британский политикум не стоит идеализировать. В королевстве до сих пор не утихает скандал по поводу расточительности тамошних парламентариев, которые позволяли себе чрезмерные удовольствия за счет налогоплательщиков. Однако скандал лишь с несколькими законодателями-транжирами привел к тому, что сейчас под общественным контролем находятся все ключевые политики Британии. На сайте газеты «Дейли Телеграф» можно найти копии расчетных квитанций ведущих политических деятелей страны. Хотите узнать, сколько потратил народных денег нынешний экс-премьер Гордон Браун? Не вопрос. А новый глава правительства Дэвид Кэмерон? Без проблем. На сайте обнародована документация о расходах нового хозяина офиса на Даунинг-стрит, начиная с 2004 года. Стоит заметить: Кэмерон — консерватор, газета «Дейли Телеграф» — рупор Консервативной партии Великобритании.

К слову, параллели между украинскими и британскими реалиями этими примерами не исчерпываются. Кэмерон в первые же дни пребывания на должности решил провести проверку финансовой деятельности министров своего предшественника Гордона Брауна. Правда, этот аудит будет проводиться британским бюджетным офисом, а не заморскими компаниями. Кроме того, новые власти пообещали проводить аудит деятельности и нынешних министров.

Чего ожидать от новой коалиции? Как раз сейчас либеральные консерваторы (именно так называют некоторые комментаторы новое правительство) работают над своим соглашением, в котором будут выписаны приоритеты их деятельности. Пока обнародован лишь предварительный документ на четырех страницах, полностью соглашение будет выписано на тридцати. Главное внимание британские политики уделяют экономике (бюджетным расходам, налоговому регулированию, банковским нововведениям), политической реформе, вопросам иммиграции. О внешней политике в исходном коалиционном пакте фактически ни слова. Если не считать одной главы, посвященной Евросоюзу. Но суть европейских обещаний коалиции сводится к тому, что в ближайшие пять лет (именно столько времени либералы и консерваторы собираются работать вместе) Британия не собирается делиться своим суверенитетом. Естественно, о присоединении страны к еврозоне не может быть и речи.

Британскую демократию отредактируют

Какой может быть политика новой коалиции в отношении Украины? Скорее всего, Лондону будет не до Киева — своих проблем хватает. Хотя британцы всегда благосклонно относились к евроинтеграционному вектору Украины. Поговаривают, что Лондон был готов даже пообещать нашей стране перспективу членства в ЕС. Логика британцев, рассказывают украинские дипломаты, такова: чем шире Евросоюз, тем он размытее, тем больше шансов у Британии сохранить собственный суверенитет. Британские политики, правда, подобные слухи опровергают. Лондон всегда был последователен в поддержке интеграции Украины в НАТО. Однако, учитывая неактуальность этого вопроса для нынешних украинских властей, можно забыть и о сотрудничестве в этой сфере.

Первым иностранным гостем нового британского премьера оказался президент Афганистана Хамид Карзай. И это, пожалуй, главное свидетельство приоритета Лондона во внешней политике — выбраться из афганской западни. Британия отправила в Афганистан 9,5 тыс. своих военнослужащих (для сравнения: Германия — 4,6 тыс., Франция — 3,7 тыс., Италия — 3,3 тыс.). Новый министр иностранных дел Британии Уильям Хейг уже заявил, что этот год станет ключевым в решении афганского вопроса. Его первая встреча за рубежом с американским госсекретарем Хиллари Клинтон была посвящена как раз афганской теме.

Но и не этот вопрос овладел умами Кэмерона—Клегга. В первую очередь их внимание обращено на спасение экономики и политическую реформу. Новая коалиция пообещала сократить бюджетный дефицит не путем поднятия налогов, а урезая расходы. Так, все сотрудники правительственных учреждений вынуждены были смириться с одним из первых решений Кэмерона — с сокращением жалования на 5% (он пообещал, что этот уровень зарплат британских чиновников заморозят на следующие пять лет). В целом бюджетный дефицит коалиция намерена сократить на 6 млрд. фунтов. При этом правительство пообещало, что средства, выделяемые на систему образования и здравоохранения, не будут урезаны. Более того, Британия собирается каждый год увеличивать ассигнования на эти сферы.

Отдельное внимание в предварительном коалиционном соглашении уделено иммиграционному вопросу. Британцы к нему совсем не равнодушны, учитывая, что приезжие создают дополнительную конкуренцию на рынке труда (а в период кризиса эта проблема обретает особую остроту).

Новая коалиция пообещала каждый год устанавливать специальные квоты на приезд трудовых мигрантов. «Мы рассмотрим совместно механизм определения этой квоты», — говорится в коалиционном соглашении. Британия давно получила славу страны мигрантов, и необязательно нелегальных. Особенно остро для британцев стоит вопрос приезжих из стран Центральной и Восточной Европы. Но украинцы на сей раз ни при чем, главными «оккупантами» британских просторов являются поляки. В целом из Польши, Литвы и Венгрии в Британию переехало до 1,5 млн. человек (в последние пять лет). Целые кварталы английских городов ополячились: вместо привычной английской вывески shop вы можете встретить польский эквивалент sklep. Некоторые политики были даже вынуждены распространять свои рекламные проспекты на польском языке — ведь многие поляки уже стали полноценными гражданами Британии.

Но главный вопрос, который больше всего обсуждается в королевстве, касается политической реформы. Ник Клегг уже пообещал стране «самое большое сотрясение демократии» за последние 178 лет. Политическая реформа получила свое второе название — «революция власти». Вопрос внесения изменений в избирательную систему был одним из главных условий создания новой коалиции. Расчеты либерал-демократов показали, что пропорциональная система более выгодна небольшим партиям, чем мажоритарная. Согласно реформе, в будущем будут избираться также и члены Палаты лордов, которые до сих пор назначались (либо же титул лорда переходил по наследству). Новая коалиция, кроме прочего, собирается сделать фиксированным срок работы парламента — пять лет. Именно потому свои планы правительство ограничивает грядущей пятилеткой.

Однако долго ли удастся просуществовать коалиции либерал-демократов и консерваторов? Одни верят в прочность джентльменского союза. Объяснение простое: Кэмерон и Клегг довольно зрелые политики, они сумели вывести свои партии из политического забвения — конечно же, не для того, чтобы погубить их, погрязнув в коалиционных ссорах. Есть и те, кто считает, что новому тандему не протянуть и года.

…К слову, в нижней палате парламента до сих пор остается свободным одно место. Либерал-демократы и консерваторы, несмотря на сотрудничество, будут вынуждены конкурировать. Кэмерон уже пошутил, что поедет на избирательный участок поддержать своего однопартийца в одной машине с Ником Клеггом, чтобы «сэкономить на бензине». Вице-премьер, правда, поправил шефа: «Но выступать мы будем на противоположных сторонах улицы».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно