Борис Колесников: «Дайте время — во всем разберемся»

26 марта, 2010, 19:14 Распечатать Выпуск №12, 26 марта-2 апреля

Сегодня с вице-премьером Борисом Колесниковым говорить о политике — все равно что с десятиклассником об учебе...

Сегодня с вице-премьером Борисом Колесниковым говорить о политике — все равно что с десятиклассником об учебе. У одного в голове только весна, у другого — только Евро-2012. С одной стороны это несколько разочаровало, ведь Колесников — один из столпов правящей партии. С другой — обнадежило. Так о Евро-2012 еще не говорил никто.

— Борис Викторович, за десять дней вы успели познакомиться с подготовкой к Евро-2012 всех четырех городов-участников. Писали об этом много, но цельного вывода пока не было…

— Давайте разделим наше интервью по срокам на две части. В конце апреля поговорим об отелях, а сегодня — обо всем остальном. Итак, Львов. Две точки повышенного риска. Первая — отсутствие стадиона в сочетании с отсутствием у подрядчика понимания, как его строить. (У меня опыт, конечно, небольшой. Но «Донбасс-Арена» позволяет об этом говорить.) Что мы сделали? С 26 марта усилили строительство подрядными организациями. С 29 марта полностью разворачиваем фронт работ. Тем более, что 25 марта львовский горсовет передал стадион в ведение Кабинета министров. С понедельника дадим новые технические задания, связанные с максимальным усилением концертных возможностей объекта. Потому что сам по себе стадион будет приносить убытки. И город его просто не потянет. Поэтому «натягиваются» дополнительные возможности.

— Это увеличит сметную документацию?

— Не намного. Процентов на пять-семь. А то и меньше. Но зато займет стадион не 20—25 дней в году, а как минимум в два раза больше. Так что начинаем усиление работ на стадионе и, думаю, к 5—7 апреля выйдем на тысячу человек в две смены.

— Усиление, как и комплектование власти, будет за счет донецких подрядчиков?

— Подрядчики будут те, которые умеют строить. Что касается, скажем, взлетно-посадочной полосы во Львовском аэропорту, то это будет консорциум из украинских, голландских и немецких компаний. Нынешняя компания такого опыта не имеет. Что касается стадиона, то будут и украинские подрядчики, и турецкие, и хорватские. Работы, связанные с кровлей, будут выполняться исключительно иностранными специалистами.

— Т.е. еще одно увеличение сметы?

— Да.

— Привлечение иностранных фирм — это тендер?

— Конечно. Будут привлекаться мировые бренды вроде «Сименса» или «Филипса». Но по некоторым работам Кабмин имеет право выбора единого исполнителя.

— А что будет с нынешним генподрядчиком — «Азовинтексом»? Эта фирма выводится из проекта?

— Они будут участвовать в субподрядных работах.

Вторая точка риска — аэропорт. Терминал строит опытная компания. Полосу, как я сказал, усиливаем.

Теперь — дороги. Я проехал по дороге Краковец—Львов. Это почти 90 километров до границы с Польшей. Вид она имеет, мягко говоря, удручающий. Плюс участок от трассы Чоп—Киев. Где-то порядка 23 километров новой сверхсовременной трассы тоже будет проложено…

Кстати, хочу вам сказать, что прямых затрат у правительства именно на Евро-2012 — порядка 700 млн. долл. Т.е. — два стадиона. Все остальное — национальная инфраструктура, которую так или иначе надо было приводить в порядок. Государство за девятнадцать лет не построило ни одного аэропорта, а нам за полтора года нужно построить и сдать в эксплуатацию три… Так что со Львовом понятно… Теперь идем от западной границы к Киеву. От Львова до Ривно в принципе дорога хорошая. От Ривно до Житомира ее просто нет. И от Житомира до Киева дорога нуждается в серьезной реконструкции. Сам въезд со стороны Житомира крайне проблематичен. Есть техническое решение закончить хотя бы четыре километра окружной. Это во многом снимет проблему. Также есть решение по расширению житомирского входа с увеличением мостовых переходов.

— Въезжаем в столицу и…

— Смотрим на то, без чего Евро-2012 точно не будет. Опять же в первую очередь — стадион и аэропорт. На втором месте — снова дороги.

Что касается НСК «Олимпийский», то так, как здесь организована работа, хуже не придумаешь. Мы были на стадионе 23 марта и увидели, что первый ярус снесли и отлили в бетоне. Теперь шести-семи тысячам зрителей ничего не видно. Но второй ярус оставили. И сегодня пескоструйками чистят бетон 60-х годов. Какой смысл восстанавливать бетон пятидесятилетней давности? По логике, нужен был направленный взрыв — как по гостинице «Донбасс» — и все. Но сегодня уже поздно. Стадион ведь строят для зрителей. И мы сейчас изучаем, какие дополнительные преимущества зрители получат в результате реконструкции, на которую выделили большие деньги. Да, зрители будут сидеть под крышей. Что, в принципе, важно. Особенно в осенне-зимний период. Это понятно. Но это — все.

— Правда ли, что фирма, которая занимается навесом, имеет уставный капитал в семь тысяч гривен и аффилирована с Игорем Коломойским?

— Об аффилировании я не могу сказать. Но уставный капитал в семь тысяч гривен я подтверждаю. Предыдущее руководство Министерства спорта подписало контракт на сто миллионов долларов с компанией, у которой уставный капитал семь тысяч гривен. Правда, здесь в плане безопасности утешает то, что эта фирма только выиграла тендер. Они, конечно, со своим кумовством молодцы. Но, когда под этой крышей находится 68 тысяч человек, — кто будет отвечать, если что? Те, кто подписывал, или те, кто строил? Я не хочу сеять паники, потому что в субподряде у этой непонятной фирмы на «Олимпийском» лучшие немецкие компании по вантовым перекрытиям. Так что безопасность гарантирована. Но как компании, обладающие уставными капиталами в сотни миллионов евро, оказались в подряде у этих «богатых людей» с семью тысячами гривен — вопрос отдельный.

Теперь выполнение условий по сносу ТРЦ «Троицкий». Поскольку у владельцев там остался паркинг. А так как Киев им все еще не компенсировал снос, то они его не собираются достраивать. И это очень серьезная угроза.

— Речь идет о площадке со стороны Большой Васильковской?

— Да. Участок нужно благоустроить. А власти Киева должны сделать то, что обещали. То есть осуществить обмен территориями. После чего паркинг нужно будет достроить. Поверьте, он не помешает. У стадиона-то своего паркинга нет. С другой стороны стадиона есть еще несколько сооружений, созданных до эпохи исторического материализма — каток и несколько центров такого же возраста. Мы предложили сначала построить новый каток. Это недорого — до 30 миллионов гривен. Строится он месяцев пять, а все остальные гадюшники снести. И на их месте сделать хороший парк и нормальные гостевые зоны. На открытых кортах мы можем на время, разобрав конструкции и убрав сетки, застелить искусственной зеленой травой и создать для болельщиков все удобства. Т.е. сделать зону гостеприимства, достойную финала европейского чемпионата. С компаниями, которые владеют этими объектами, судиться и не хочется, и нет времени. Поэтому я думаю, что мы прибегнем к закону об общественных потребностях. Т.е. попросту выкупим эти участки. Но по сегодняшней рыночной цене. А не по позавчерашней. Так будет быстрее.

— Да, но в обязательной черте зоны гостеприимства имеется еще два больших участка, которые находятся в аренде у неких фирм «Урал» и «Интерспорт».

— Здесь, я думаю, нужно также применять закон об общественных потребностях и изымать эти участки в пользу НСК «Олимпийский».

— Но эти участки не являются собственностью, а взяты в аренду на 15 лет.

— Значит, нужно расторгать договоры аренды.

— По некоторой информации, эти фирмы аффилированы с Гарри Карогодским и Дмитрием Табачником...

— Мне это не известно. Но мне абсолютно все равно, с кем эти фирмы аффилированы. Нам нужно провести чемпионат. И мне все равно, у кого по закону об общественных потребностях нужно выкупать землю, либо с кем нужно расторгать договоры аренды. Потому что эта земля нужна НСК «Олимпийский». И меня устраивают любые действия, но исключительно в правовом поле.

— Что со сроками на «Олимпийском»?

— Вопросы по срокам есть. Хотя работы простейшие. Возможно, придется усиливать подрядчика. Потому что конструкция непонятная. Генеральный подрядчик — «Киевгорстрой». У него есть еще четыре субподрядчика, у которых еще 70 субподрядчиков. У турецкой ENKA, или у немецкой Нochtief субподрядчиков — сотни. Но нет вот этих четырех наростов. Мне кажется, что они просто играют роль «банкоматов». Голословно обвинять не буду. Разберемся — общественность будет знать своих героев…

— Переходим к аэропортам. Начнем с «Борисполя»?

— Нет, с «Жулян». Полосу сделали. Осталось сделать рулежные дорожки. И это все выполнимо. Но терминала нет. Хотя оптимизм у городских властей есть. Правда, хотелось бы, чтобы этот оптимизм был еще подкреплен конкретной конструкторской и строительной командой. Отдельная тема — необходимость «Жулян» в Киеве вообще. Аэропорт посреди города — сам по себе вопрос специфический. Есть ограничения. В первую очередь для пассажирских рейсов. Плюс «Жуляны» — порт конечного назначения. Т.е. в отличие от «Борисполя» — не транзитный. Поэтому, чтобы авиакомпании выбрали «Жуляны», у порта должны быть конкурентные преимущества. Мы делаем новую дорогу порядка трех километров и выходим на Воздухофлотский проспект. На это потребуется чуть больше года. Сверхпреимуществом «Жулян», конечно, была бы станция метро. Это ветка в семь с половиной километров. И если город хочет владеть портом, а порт — получать прибыль, то метро нужно обязательно. Но это уже после Евро-2012. Не успеем.

Теперь наша «Маленькая Украина» — аэропорт «Борисполь»: земля разворована, ничего не построено. Сам аэропорт держится только на личном энтузиазме и профессионализме директора Бориса Шахсуварова. К терминалу F, который сейчас сдается, проехать нельзя, потому что его окружают земли, как вы говорите, «аффилированные» с каким-то «маркизом Карабасом». Как пассажиру попасть из терминала F в терминал D — знает только опытный проводник-индеец.

Посадочная полоса, с двумя курсами, была построена в конце 90-х. Вторая — в конце 60-х, по советской технологии. Нужно строить новую. Хотя до Евро-2012 этот вопрос не рассматривается. Сейчас полоса в идеальном состоянии. Так что деньги зря тратить не будем. Строящийся терминал D очень солидный, хотя без изысков. Под сто тысяч метров. Пока отстаем, но нагоним.

— Теперь Харьков?

— Да. Дороги Киев—Харьков нет. В лучших традициях Российской империи, частью которой мы были, есть только направление.

— Но ведь есть еще железная дорога. Скоростные экспрессы….

— Мы опросили несколько сот пассажиров и выяснили, что из скоростного проекта начала XXI века, экспрессы превращаются в пассажирский телятник 70-х годов. Ну, нет там скоростной технологии. Стадион в Харькове построен на смешанном капитале — т.е. частном и государственном. Как пилотный проект — успешный. В аэропорту полосу строим абсолютно новую, а терминал уже построен на частные деньги. Что для Харькова очень хорошо. Кольцевую дорогу нужно всю модернизировать. Это мы закладываем в расходы, связанные с подготовкой инфраструктуры страны к чемпионату.

— И, наконец, Донецк.

— Стадион в идеальном состоянии, и на нем можно играть любые матчи. Хоть полуфинал, хоть финал.

— Да, но вскоре после открытия пошли упорные разговоры о трещине, которая поползла где-то в чаше… О каких-то плавунах и т.д.

— Эти разговоры вели те, кто сейчас зачищает бетон 68-го года. Нет там никаких трещин. Все было просчитано. Геологии уделялось огромное внимание. К тому же не забывайте, что в Донецке одна из сильнейших в Европе горно-геологических служб.

Теперь — аэропорт. В Донецке, как и в Киеве, полосы по четыре километра. И Донецк будет принимать все самолеты, включая дальнемагистральные. Во Львове и Харькове полосы короче. Но в любом случае все новые украинские аэропорты к Евро-2012 будут иметь очень сильные возможности, которые сохранятся как минимум на 20 лет.

— Донецкие дороги?…

— Как и везде. Нужно достроить второе полукольцо. Сделать новую дорогу к украинско-российской границе — 63 километра. То же касается и новой дороги в сторону российской границы от Харькова. Кстати, по этому вопросу мы планируем в апреле встретиться на правительственном уровне с российской стороной. Потому что все дороги, по которым будут ехать в Сочи на зимнюю Олимпиаду, идут через Украину. После Евро за два года нужно будет построить Трансднепровскую магистраль между Киевом, Черкассами и Днепропетровском и достроить участок Днепропетровск—Донецк. Я встречался с президентом (вам говорю об этом первым) и им была поставлена задача: «Время в пути от западной границы до Киева — шесть часов, а от восточной границы до Киева — семь часов. Наша цель сделать так, чтобы Украину с запада на восток можно было пересечь за 13—14 часов». Представьте, какие транзитные возможности это даст нашей стране! Да еще и при том, что на сегодня транзитные возможности железной дороги перегружены по максимуму. Поэтому транспортные коридоры через Украину на Ростов, Баку, Черноморское побережье Кавказа и Среднюю Азию, несомненно, будут востребованы.

— Все это, конечно, очень ярко, но где деньги? Ведь еще свежи в памяти войны вокруг
9,8 млрд. гривен из сверхприбылей Нацбанка.

— На сегодня у правительства две главные задачи: дать социально ощутимый для украинского общества результат через экономический рост и Евро-2012. Мы не можем напрягать общий фонд бюджета, пока в стране нищенские пенсии и мизерные зарплаты. Мы будем выпускать облигации с длительными сроками погашения. Аукционы идут, и мы уже могли в прошлый вторник продать таких облигаций с трех-пятилетним сроком погашения на миллиард гривен. Просто нас не устроила 14-процентная ставка, перегрузочная для следующих бюджетов. Хотя наши предшественники умудрялись брать под 27%! Но со вторника мы уже будем привлекать до 700 млн. гривен в неделю. Чтобы строительные площадки работали круглые сутки.

— Речь шла еще и о лотерее?

— Да, Государственная национальная лотерея Евро-2012 готовится к осени. Кстати, тоже международными командами. Сейчас над этим работают Минфин и Минмолодьспорт. Они же будут и владельцами. А вот менеджмент будет западным.

— А сколько вы планируете привлечь средств и какой будет призовой фонд?

— Пока эта информация не разглашается. Потерпите до осени. Все будет предельно прозрачно. Люди должны понимать, что они реально могут выиграть. Что это не «однорукие бандиты». Пока могу сказать, что лотереи такого типа очень успешно работают и в Южной Европе, и в США. Скажем, в Италии собираются джек-поты по 200 миллионов евро. Это один из проектов по привлечению средств.

— Что еще?

— Приватизация. Потому что впервые в истории Украины деньги, полученные от приватизации старых фондов, будут превращены в современную инфраструктуру. У нас есть два-три объекта, которые стоят 8—10 миллиардов. Те же Одесский припортовый завод или Укртелеком. Есть, правда, еще один путь, по которому пошли россияне, — подготовка к IPO. Но, с одной стороны, это занимает много времени, а с другой — непредсказуемые результаты. Наши предприятия — все-таки не «Газпром» и не «Роснефть». Это такой металлолом. Тем более, рынок сейчас не самый лучший. Хотя для государства IPO — это мощный инструмент залогов. При 100 процентах госсобственности, продав на рынке процентов 20—25, получается мощнейший залоговый инструмент.
Т.е. под залог этих акций, раз они котируются и имеют стоимость на западных биржах, можно привлекать кредиты. Это можно было сделать. Но мы этого не сделали.

— На этой неделе с подачи Михаила Бродского усиленно заговорили о возвращении в страну игорного бизнеса. Понятно, что вопрос непростой, и решение может затянуться. Возможно, есть смысл пока выделить букмекерский бизнес, точно так же направив налоги и оплату лицензий на проект Евро-2012. Ведь люди все равно ставят на результаты спортивных игр. Но деньги уходят за границу…

— По поводу букмекерских контор решения еще нет. А вот чем руководствуются те, кто работают над проектом закона о казино, сказать могу. Во что втягивались люди с невысокими доходами — и пенсионеры, а особенно, молодежь? В борьбу с игровыми автоматами. Так вот, игровых автоматов в Украине не бу-дет! Это однозначно. А играть на рулетке, в баккару или блэк-джек пенсионеры не пойдут, а подростков не пустят.

Далее. Казино можно будет иметь только при отелях. При этом, если кто-то думает, что можно построить отель на три номера, а внизу открыть казино — то так тоже не будет. Я не хочу называть еще некоторые вещи, чтобы ими заранее не воспользовались. Т.е. речь идет о четырех-пятизвездочных отелях с фондом не менее определенного количества номеров. Так что на самом деле казино будет не так уж и много. Может быть, это будут только пятизвездочные гостиницы. Единственное исключение мы хотели бы сделать для курортов. Где в отелях, опять же с определенным номерным фондом, но не обязательно высокой звездностью, по всему Крыму разрешить иметь казино. Однако, опять-таки, без игровых автоматов.

— Почему только Крым? А Карпаты?

— Разумеется.

— И еще один вопрос из финансовой сферы — отсутствие законодательного пакета, облегчающего привлечение инвестиций под Евро-2012. Того же единого инвестиционного окна. Можно рассчитывать, что нынешняя коалиция этот процесс все-таки сдвинет с мертвой точки?

— Инвестиционное окно должно быть открыто не на период Евро, а вообще для Украины. Потому что Украина должна иметь конкурентные преимущества в получении инвестиций. Это верховенство права для всех инвесторов — как отечественных, так и зарубежных. И законы, которые позволяют быстро расти. Максимально упрощенные. Второе окно возможностей готовит Министерство культуры и туризма с Министерством финансов. Это нулевая ставка налога на прибыль для всего гостиничного бизнеса. Как старого, так и нового. Т.е. все украинские отели до 2021 года налоги платить не будут. Пусть тратят на развитие.

— Насколько выгоден такой ход в условиях тотальной нехватки денег?

— А как вы при 25-процентном налоге на прибыль привлечете в страну мировые сети при такой «черной сотне», которая называется ГНАУ…

— А как на это смотрит Николай Азаров? В бюджете — сплошные дыры. Плюс Пенсионный фонд, плюс внешние выплаты…

— Он полностью этот проект поддержал. Он же понимает, что нужны конкурентные преимущества. К тому же налог на прибыль от отелей ситуацию кардинально не выровняет. А так мы имеем шанс привлечь инвесторов

— Давайте еще раз вернемся к ситуации в городах. В Донецке есть Ринат Ахметов. В Харькове — Александр Ярославский. Во Львове теперь есть Кабмин. А кто есть в Киеве?

— В Киеве много кто есть…

— И никого одновременно… Кто в Киеве отвечает за Евро-2012?

— Голубченко.

— Но он в Киеве отвечает и за все остальное. Кто в Киеве вице-премьер по вопросам Ев-
ро-2012?

— Ринат Ахметов из-за беззаветной любви к футболу, «Шахтеру» и своему родному городу построил стадион. Очевидно, теми же мотивами руководствовался и Александр Ярославский. Но ему потребовалась помощь государства… Менеджером же в Киеве тоже будет Кабинет министров. Если у вас есть иные предложения, то мы готовы провести большой круглый стол с участием самых известных журналистов. И спортивных, и не спортивных. У нас, к сожалению, постсоветская модель развития. Потому что любая страна сильна прежде всего не столицей, а регионами. Киев в свое время получился сверхинвестиционно привлекательным. А регионы остались пустыми. Но это косвенный признак тоталитарного режима. Ведь до кризиса Кабмин ежегодно давал миллиарды гривен на содержание столицы. И Киев как-то латал дыры. Поэтому получается так, что мы как правительство перераспределяем деньги украинского народа, в том числе и на выполнение функций столицы. Что такое функции столицы? Это избавление простых киевлян от ужасов украинской власти. Построить под Институтской и Грушевского паркинги. Развязать транспортные узлы. Построить еще один мост… Т.е. киевляне не должны чувствовать неудобства столицы. Это деньги прямого назначения. А они использовались и используются не по целевому назначению. Городу нужно создать условия. Т.е. сначала человеку, который готов ставить свою машину на паркинг, нужно этот паркинг предоставить. А уже потом завозить эвакуаторы.

— Каким будет транспортное обеспечение городов, принимающих Евро-2012?

— По этому поводу мы в среду проводили совещание на базе Минтранса. За счет 300—400 млн., выделенных «Укрэксимбанком», мы увеличим уставный капитал государственной лизинговой компании, и муниципалитеты четырех городов получат около 2 тысяч единиц абсолютно нового транспорта.

— А кто получит заказ на производство этих единиц?

— Украинские предприятия. Есть только один завод, который может справиться с качеством и объемом заказа — Львовский автобусный завод. Кстати, с помощью «Сименс» ЛАЗ сделал успешные троллейбусы. Сегодня мы, в частности, обсуждали возможность открытия 12-километрового троллейбусного маршрута Трускавец—Дрогобыч. Экологичный транспорт в экологически чистом районе — это хорошее решение.

— Складывается впечатление, что вы еще не осознали, где находитесь. В рамках подготовки проведения Евро-2012, вы креативите, ставите задачи, планируете переброску финансовых рек… Вы действуете как бизнесмен, а это государственная система: со своей волокитой, законодательными ограничениями, согласованиями, саботажем и воровством. Все может захлебнуться в реальности.

— Будут мешать работать — будем бороться. Активисты саботажа пополнят армию безработных. У нас для этого достаточно сил и средств.

— Есть еще один подводный камень. Речь идет о готовящихся массовых протестах на Западе со стороны известных политиков, звезд спорта, музыки и кино, которые уже замучили УЕФА в связи с жестоким отношением наших местных властей к бездомным животным. Которых, прикрываясь подготовкой к Евро, просто варварски уничтожают. В первую очередь это касается Киева. Где, к тому же, под видом «гуманного решения вопроса», распиливаются миллионные суммы. В других городах — та же картина, но в меньших масштабах. Там за бюджетные деньги закупают передвижные крематории…

— Если правительство вскроет такие факты, то все эти не бездомные и не животные, которые это делают, быстро станут бездомными.

— При этом существуют готовые цивилизованные программы, которые нужно всего лишь правильно запустить. Т.е. попросту проявить власть…

— Давайте так. Мы не позже 10 апреля соберем МОК и пригласим вас. Все четыре города рассмотрены. По транспортной инфраструктуре решения приняты. Осталась гостиничная инфраструктура, и можно приступать к проблемам серьезным, но не первого плана. Сейчас важно запустить все стройки. Мы проведем круглый стол, пригласим журналистов, экспертов, и будем принимать решение. Поверьте, это вполне исправимая ситуация. Намного быстрее исправимая, чем трибуны на некоторых стадионах…

— И все-таки, кем подкрепить Голубченко, если за Евро-2012 в Киеве отвечает именно он?

— Голубченко — главный инженер Киева. И его нужно подкрепить административными и финансовыми ресурсами. Ему нужно нести ответственность за сети, за транспортную инфраструктуру. Но если у Киевсовета нет проектов развязки центра с его пробками…

— Но в Киеве есть невидимая сила, обладающая мощнейшим ресурсом. Она владеет «Водоканалом», банками, ТЭЦами, кварталами. Сейчас вот получила огромную квоту в правительстве… Тем не менее никто не слышал о меценатской деятельности Иванова и Хмельницкого.

— Это вопрос больше к Иванову и Хмельницкому.

— А почему? Почему им не проявить свои меценатские возможности в городе, который значимой частью принадлежит им? Можно было бы и расщедриться на Евро-2012.

— Ну, это больше вопрос морали, чем закона.

— Почему? Власти тоже: налоги.

— Это — да. А меценатство — это уже состояние души.

— Хорошо. Подойдем с другой стороны. На сегодня абсолютно понятно, чем занимается Местный организационный комитет во главе с Маркияном Лубкивским. Но есть еще и Координационное бюро при Кабмине, чья роль была достаточно размыта. У поляков семь человек во главе PL-2012 курируют основные направления. Причем это не чиновники, а профильные менеджеры очень высокого уровня с соответствующими полномочиями. Может быть, можно сейчас выйти на такую схему…

— Вы абсолютно правы, можно было выйти. В 2007 году, после получения от УЕФА подтверждения о проведении в Украине и Польше чемпионата Европы, Виктор Ющенко обратился к Ринату Ахметову. И по заказу Ахметова консалтинговая компания «МакКинзи» (McKinsey & Company, Inc. — Ред.) через фонд «Эффективного управления» разработала дорожную карту подготовки Украины к Евро-2012. И от этой карты нужно было просто не отступать ни вправо, ни влево. Там было примерно 25 слайдов, показывающих пошаговые этапы. Старт — декабрь 2007. Финиш — май 2012. На тот момент это было сделано более квалифицированно, чем у поляков. У Васюника этот план был. В ФФУ этот план был. Но на уровне рассмотрения красивых картинок все занимались самопиаром. А потом, когда ситуация стала критической, все куда-то исчезли.

— Кстати, с учетом ваших непростых отношений с Григорием Суркисом, говорят, что вы его съедите до 2012 года. Не повредит ли это процессу подготовки?

— Давайте так. Если мы откроем те же рекомендации МакКинзи, то там четко прописаны функции ФФУ при подготовке к Евро. Кроме подачи заявки — что в них входит? Первое — тестирование стадионов. Один стадион протестировали и назвали его «логовом врага». Очень объединительно для украинских болельщиков. Второе — взаимодействие с УЕФА. Создали Местный оргкомитет, где Лубкивский занимается своим делом. Третье — это реализация коммерческих прав. Но остается всего два года. А те, кто работал на производстве, понимают, что для реализации купленных прав, нужно как минимум переоснастить производство. А это, в зависимости от сложности продукции, — время. Но пока я не вижу, чтобы права продавались. Так что те, кто будут занимать деструктивную позицию, съедят себя сами.

— А вы встречались с Григорием Михайловичем после вашего назначения?

— Еще нет. Стадионы тестировать рано. Один в Донецке он уже протестировал. МОК работает. Связь с УЕФА прямая. Коммерческие права не реализуют. Нужна помощь правительства? Пожалуйста. Наши двери открыты.

— На этой неделе в Украине находился Марк Тиммер, который отвечает в УЕФА в том числе и за стадионы. Вы встречались?

— Да. В среду.

— И как его настроение?

— Его больше волнует львовский стадион. Хотя мне кажется, что киевский должен вызывать большую настороженность. Во-первых, другой масштаб. Во-вторых, новое строить легче.

И о политике…

— Рада отменила местные выборы, но не назвала срок их проведения. Когда они пройдут?

— Дата будет определена на собрании коалиции, которая этот вопрос еще не рассматривала.

— А ваше личное мнение, чай не последний человек…

— С точки зрения полезности для Украины, я бы проводил местные и парламентские выборы в один день.

— То есть аж в 2012 году?! А правовая основа?

— Ну, если не будет досрочных выборов, то в 2012 году. Имеет ли это правовую основу — ответ даст Конституционный суд, а не я. Я говорю о целесообразности для страны.

— Разговоры о проведении выборов осенью вам кажутся нереальными?

— Почему? Они имеют право на существование.

— Партия регионов выступает за изменение закона о выборах в местные советы. Каким он вам видится?

— Районные, городские и областные советы должны избираться по смешанной системе: 50% — партийные списки, 50% — мажоритарка.

— Мажоритарные кандидаты выдвигаются от партий?

— Нет. Они привязаны к городам, районам и могут быть самовыдвиженцами, кандидатами от громад и т. д. Только смешанная система даст настоящее, а не декоративное представительство ответственных людей в местных советах.

— По этому поводу уже есть консенсусное решение коалиции?

— Это направление обсуждалось по инициативе президента Украины.

— В коалиции эта идея может не найти поддержки у коммунистов. Кстати, судя по заявлениям Симоненко, фракция КПУ уже создает проблемы «Стабильности и реформам».

— В коалиции всегда много проблем. А нашей — только полмесяца. Поэтому о реальности проблем можно будет говорить только по результатам голосований. Вот если не будет хватать голосов, тогда это проблема. Но она может быть связана не только с коммунистами, поэтому сейчас я не хотел бы кого-то выделять.

— Тем не менее, поиск дополнительных, компенсирующих голосов сейчас ведется. В частности, в «Нашей Украине» существует группа товарищей, огорченных своим непопаданием в коалицию.

— Послушайте, эта группа товарищей не захотела извлекать уроков из переговорного процесса 2006 года. Тогда мы предложили им премьера, и, несмотря на то, что сами взяли в два раза больше мест в парламенте, мы согласились на спикера. Но нам в ответ предложили первого вице-премьера и первого вице-спикера. Как-то нескромно это с их стороны было… Сейчас история с зашкаливающими аппетитами повторилась. Мне симпатичен принцип разделения постов, заложенный в предыдущей коалиции: политическая сила, набравшая больше других, получает пост премьера; вторая — пост спикера. Если их в коалиции три, уточняются нюансы. Но, по большому счету, большинство в парламенте должна автоматически получать партия, набравшая на выборах больше других. Поединичное перетягивание депутатов туда-сюда очень опасно для страны с неразвитой экномикой.

— В четверг КС приступил к рассмотрению вопроса о конституционности создания коалиции. Режим — письменный. Процедура — сокращенная. Сюрпризов ждете?

— Мы выполним любое решение. В одном случае коалиция будет работать легитимно и дальше. В другом — пройдут досрочные выборы, факт которых не будет для страны смертельным.

— Вы исключаете досрочные выборы мэра и горсовета Киева?

— Я не исключаю такого варианта. Но на днях премьером была поставлена четкая и ясная задача, а именно: что должна сделать столичная власть для киевлян, чтобы этот вопрос снять.

— А если задача не будет выполнена?

— Тогда смотрим пункт первый. По большому счету, если у избранного мэра нет культуры управления мегаполисом, значит, нужно более четко выписывать функции представительской власти и ответственности государства.

— То есть вносить изменения в Закон «О столице»?

— Да. Глава Киевской администрации должен от имени государства заниматься решением инфраструктурных проблем столицы — национальными объектами, метро, мостами и т. д. А мэр — своими обязанностями, т.е. коммунальными вопросами, жизнеобеспечением столицы. Поверьте, не каждый мэр способен работать и мыслить системно и масштабно. Бюджет Москвы — 40 млрд. долл. Это больше, чем бюджет Украины. В Москве живет 10 млн. человек. В Днепропетровске, Донецке, Одессе — в десять раз меньше. Если представить себе в сладком сне, что эти города или Киев получили в пропорции такой же бюджет, то в первые два года они не смогут его потратить. Потому что утрачен размах и опыт масштабного видения проблем и их решений. В Советском Союзе этот опыт был. Крепкие профи восстановили страну после войны. Но к рыночным условиям его носители адаптироваться не смогли. В те времена строить гостиницу «Ялта», «Жемчужина» приглашали югославов; «Космос» строили французы; «Метрополь» реставрировали финны… В условиях рынка нужны совсем иные подходы, задачи и люди.

— А вы не считаете, что реальность может откорректировать ваши стройные планы по Ев-ро-2012? Неизвестно, что будет с ценой на газ, а за него платить нужно. Пенсионный фонд не заполнится. Там что-то разольется. Там загорится — в прямом или переносном смысле... И все это будет требовать «нецелевого» расходования спецфонда.

— Если мы не достигнем результата по объективным причинам — это один вопрос. Если по субъективным —из-за неорганизованности, то это уже очень плохо.

— А если ввиду нерешительности? Если правительство не пойдет на реформы, которые объективно неизбежны и многие из которых объективно непопулярны?

— То это будет самоубийством. Понимание этого есть и у президента, и у премьера.

— Борис Викторович, помните анекдот о лайнере на борту которого пять бассейнов, восемь библиотек, шесть кинозалов и т. д.? Он заканчивался словами стюардессы: «И вот если эта шабатура взлетит…». Глядя на кадровые подходы при формировании исполнительной власти, возникает два вопроса: смогут ли эти люди решиться и провести реформы; и смогут ли они воздержаться от критического своекорыстного освоения вверенных потоков?

— Во-первых, правительство только начало работать, и судить о качестве этой работы еще очень рано. Во-вторых, глобальные реформы инициирует партия, а имплементирует парламент. А тот, кто, как вы говорите, стремится к освоению непрозрачных потоков, тем более бюджетных, очень быстро пополнит ряды безработных. Кроме того, никто за министрами бегать и уговаривать проводить реформы не будет. Есть специальный комитет, на базе которого собраны лучшие специалисты. Они сосредоточены в рабочих группах по направлениям. В частности, я возглавляю одну из них — по реформе реального сектора экономики. Первое заседание уже состоялось. Ведь Евро-2012 — это тактическая задача. А реформа реального сектора — стратегическая.

Я объяснял нашим западным партнерам: вся Европа с 1945 года и дальше во многом благодаря американскому Плану Маршалла строила реальный сектор экономики. А в Украине, которая до 1991 г. была частью Советского Союза, строили социализм и военно-промышленный комплекс. Вследствие чего на свободном рынке мы оказались, по большому счету, ни с чем. Теперь, в следствие вступления в ВТО, мы открыты для всего мира, а конкурентоспособного производства у нас нет — реального сектора нет. Мы можем сколько угодно говорить о зоне свободной торговли с ЕС. А что мы туда будем продавать на десятки миллиардов долларов? Через шесть-семь лет нам уже и в Россию, с которой у нас огромный товарооборот, нечего будет продавать. Мы даже не вкладываем деньги в технологии сельского хозяйства, тогда как русские вкладывают туда миллиарды.

— В инаугурационной речи Виктора Януковича была одна фраза, заставившая оживиться: «Мы определили несколько приоритетов развития экономики». Но он их так и не назвал. А вы можете назвать?

— В первую очередь — агропромышленный комплекс. В этой сфере мы недополучаем полтора—два десятка миллиарда долларов. Вы себе даже не представляете, насколько мы отстали от мира в аграрном секторе. Страна тратит полтора миллиарда гривен на аграрные вузы. При этом в современных агрохозяйствах работают западные специалисты. А наши смотрят на то, как, чем и над чем они работают, а потом напиваются с горя. Поэтому сельскохозяйственные технологии, инфраструктура села — это вопрос №1.

Вопрос №2 — недоиспользованные возможности нашего машиностроения. В больших объемах ничего конкурентоспособного мы не производим. Но мы можем реанимировать кораблестроение, модернизировав верфи. Грузовое авиастроение — это тоже ниша. Ее можно осваивать только с россиянами. В Европу и Америку нас вряд ли пустят, но в СНГ и в странах третьего мира со своей продукцией мы можем быть абсолютно конкурентоспособными.

— Вам не кажется, что коррупция съест любые начинания?

— Борьба с коррупцией возможна только в прозрачном законодательном поле. От чиновника ничего не должно зависеть. Никаких этих тендерных палат с депутатами; сумасшедших зарегулированностей с регистрацией и отчетностью бизнеса; запутанного и нерационального налогообложения. Это только некоторые подходы к борьбе на госуровне.

— А на ментальном?

— Тут все куда сложнее…

— Кстати, Борис Викторович, а как у вас с украинским языком?

— В мене немає жодних проблем з українською мовою. Але в мене немає мовної практики з часів закінчення школи. За 30 років жодної хвилини я не розмовляв українською мовою.

— Це принципово? І зараз не збираєтесь?

— Ні, не принципово. Але зараз — збираюся. Я могу говорить на украинском, но просто это будет медленнее, поскольку я в голове перевожу. Но знаете, что? Это не самая большая проблема в Украине. О проблеме украинского языка кричат те, кто не способен показать результат. «Наша Украина» — это деструктивная и не способная к ответственной власти политическая сила. Где — бандиты в тюрьмах? За пять лет во Львове, прямо в центре города, произошло несколько громких убийств, в том числе и губернатора. Ведь никто на Востоке после этого не назвал львовян бандитами, а Львов — бандитским городом.

— Минуточку, а при чем здесь українська мова?

— А я вам скажу при чем. Когда политическая сила не может дать результат обществу, когда она не может призвать к ответу виновных в преступлениях, то она уходит в «шароварщину».

— Многие считают, что, обретя власть, вы лично намерены получить сатисфакцию от тех, кто вас упек в тюрьму в 2005-м. Теперь вы будете охотиться на Юрия Луценко?

— Человек, давший ложные показания по моему делу, уже полтора года из четырех лет, определенных Верховным судом, отсидел в тюрьме. С этим ясно. Что касается Юрия Витальевича, то поскольку он об этом говорил, то могу сказать и я: он уже трижды приносил мне извинения. Но, согласно решению суда, он должен публично в здании Верховной Рады опровергнуть сказанное им в мой адрес. И он это сделает. А где зам генпрокурора Шокин, который должен дать ответ на вопросы: как он заводил уголовное дело; почему не провел доследственнные проверки? Дело о фальсификации и фабрикации дела против меня не закрыто. Скоро Пенчук из тюрьмы выйдет — а оно еще будет открыто. Хотя мне бы хотелось, чтобы в Украине точка была поставлена быстрее, тогда можно будет обратиться в Страсбург. Я сделаю все, чтобы всех этих шокиных, корничей и остальных Интерпол гонял по всему миру. Мне «вендеттой» заниматься некогда — я буду заниматься Евро-2012, а ими будут заниматься мои адвокаты.

— Что будет с управлением предприятиями, где государство имеет контрольный пакет, но не имеет влияния? Например, с «Укрнафтой».

— Вопрос не мой. Но, как по мне, в таких предприятиях своевременно и в полном объеме должны выплачиваться дивиденды как государству, так и частному акционеру. Если этот принцип прозрачного распределения прибыли не будет соблюдаться в этой или любой другой компании со смешанным капиталом, то будут применяться меры. Сегодня одна из известных компаний для того, чтобы не платить акцизы, называет свой бензин каким-то экзотическим именем. Представляя его чуть ли не каким-то напитком…

— «Мустанг», например?..

— Вот такого точно не будет.

— Есть информация, что продавцов намерены заставить заплатить задним числом акциз за реализованные объемы «как бы не бензина».

— Считаю, что государство имеет такое право. Но этими вопросами я не занимаюсь. В ближайшие 60 дней безальтернативный приоритет — это запуск Евро-2012 и его инфраструктуры. Сегодня коллеги помогают мне, а завтра я помогу им. Дайте время — во всем разберемся.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно