БАЛКАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

6 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 6 октября-13 октября

После оглашения официальных результатов выборов югославская оппозиция могла действовать двумя путями...

После оглашения официальных результатов выборов югославская оппозиция могла действовать двумя путями. Ее лидеры могли согласиться на повторное голосование, спокойно провести свою кампанию, клеймя позором власть, укравшую у них победу, завоеванную еще в первом туре, и спокойно выиграть выборы 8 октября. А можно было отказаться от участия в фарсе, организованном Милошевичем, призвать людей к акциям неповиновения и добиваться отмены фальсифицированных результатов, осуществляя давление на власть на улицах югославских городов.

Оппозиция выбрала второй путь. Во-первых, Коштуница и его команда небезосновательно опасались, что действующий президент за те две недели, что оставались до второго тура, найдет возможности переломить ситуацию в свою сторону. Во-вторых, принять условия игры Милошевича им не позволяли собственные амбиции. В-третьих, их «подзадоривали» западные государства, фактически признавшие победу оппозиции в первом туре. Наконец, в Югославии уже существовал прецедент, когда власть под давлением массовых выступлений отменяла оглашенные результаты голосования. Так было после выборов в местные органы власти два года назад.

И народ позвали на улицы. В Югославии началась своя «бархатная революция». В начале недели казалось — еще немного, и власть в стране бескровно перейдет в руки Коштуницы. Наиболее активно противники Милошевича действовали в столице. Они заблокировали мост Бранко, связывающий новую и старую части югославской столицы, и перекрыли центральную улицу города.

Восемь сербских радиостанций, ранее находившихся под контролем социалистической партии, заявили о том, что они прекращают передавать официальные программы, пообещав объективно информировать граждан о событиях в стране.

Самым же большим успехом оппозиции можно считать забастовку на крупнейшей в стране шахте Колубара. Ведь район Лазаревач, где она находится, ранее считался надежным оплотом Сербской социалистической партии Слободана Милошевича. Кроме этого, Колубара поставляет уголь для сербских электростанций, и остановка ее работы может оставить всю страну без электричества. И наконец, забастовка получила неожиданную поддержку со стороны югославской полиции. Полицейские, которые ранее перекрыли доступ к шахте, пропустили через свои ряды несколько тысяч сторонников бастующих шахтеров.

Не осталась в стороне и провинция. Акции протеста перекинулись и на большинство других югославских городов. Наиболее массовые из них произошли в Чачаке, в 150 километрах к югу от Белграда, где водители грузовиков перекрыли дорогу, связывающую город со столицей.

Вплоть до четверга кампания протеста в Югославии была похожа на итальянскую «сидячую забастовку», при которой протестующие блокируют работу своего предприятия или учреждения до тех пор, пока руководство не признает их требований. Оппозиция, провозгласившая ненасильственную форму борьбы с властями, стремилась добиться бойкота выполнения своей работы представителями как можно большего числа профессий— учителями, шахтерами, железнодорожниками, врачами, госслужащими и т.д. — и за счет этого парализовать сербскую экономику. Однако первыми, кто мог пострадать в этом случае, неизбежно оказались бы рядовые югославские потребители, на которых как раз и рассчитывала оппозиция. Этим и собирался воспользоваться Милошевич, «повесив» вину за отключенный свет и газ на оппозицию и выбросив одновременно на прилавки очередные продо- вольственные дефициты. Кстати, уже в понедельник белградцы выстроились в очереди за неожиданно появившимся в продаже сливочным маслом.

Кроме этого, со временем оказалось, что акции протеста не являются такими массовыми, как хотелось бы оппозиции. Улицы перегораживались только на несколько часов в утреннее время, офисы понемногу возобновляли работу, а людей выходило на улицы с каждым днем все меньше. К тому же самым слабым местом организаторов акций протеста стала координация между их участниками.

Да и действующий президент постепенно начал нащупывать почву под ногами. Несмотря на его недавние заявления о том, что руководство страны не собирается применять силу для того, чтобы заставить шахтеров вернуться к рабочим местам, югославские власти в своем заявлении по национальному телевидению сообщили о своих планах арестовать зачинщиков забастовки шахтеров и двоих представителей оппозиции по обвинению в саботаже и нарушении условий проведения забастовок. Кроме этого, было заявлено, что в отношении протестующих и бастующих будут приняты другие «особые меры».

Сам же президент выступил по государственному телевидению, познакомив граждан со своей точкой зрения на ситуацию. Случай беспрецедентный — в последний раз Милошевич обращался к народу в прошлом году, после окончания натовских бомбардировок Югославии. На этот раз в ход был пущен до боли знакомый тезис о западном влиянии и служении империализму. Со свойственной ему прямотой, президент объяснил непонятливым югославским гражданам цель оппозиции — привести страну под контроль западных держав, и дал понять, что именно он символизирует «последний очаг сопротивления западному доминированию на Балканах». Само собой разумеется, выступление сигнализировало полную готовность властей к проведению второго тура голосования.

Таким образом, виновники всех бед югославского народа были определены. Дело осталось за малым — нейтрализовать их. Милошевич, в отличие от других лидеров европейских стран бывшего соцлагеря, отдававших свою власть десятилетие назад практически без сопротивления, сдаваться без боя не собирался.

Спасти югославскую ситуацию могла активная позиция России и готовность Москвы выступить посредником между сторонами конфликта. Ведь Югославия, да еще, пожалуй, Ирак остались единственными государствами, на которых Российская Федерация сохранила эксклюзивное влияние. Однако приглашение Владимира Путина Милошевичу и Коштунице приехать и разобраться в своих отношениях в Москве, повисло в воздухе.

Лидер оппозиции отнесся к этому предложению прохладно, а его соперник просто решил не терять времени на лишние диалоги. Возможно причиной такого безразличия стала чрезмерная осторожность Москвы в выборе позиции одной из сторон конфликта. Сперва в российской прессе появилась информация о том, что президент РФ Владимир Путин и канцлер Германии Герхард Шредер в телефонном разговоре пришли к общей позиции по Югославии. Это дало право наблюдателям сделать вывод о признании Россией победы на выборах в Югославии кандидата от оппозиции Воислава Коштуницы. Затем, в заявлении Путина о событиях в СРЮ появилась фраза о «втором туре», дающая понять, что Россия не признает заявлений оппозиции о безусловной победе уже в первом раунде выборов. Таким образом Москва оказалась неспособной заручиться доверием ни одной из сторон. Тем не менее, готовность российского руководства предоставить Милошевичу политическое убежище осталась в силе.

До последнего времени казалось, что хрупкое, неустойчивое равновесие в Югославии будет сохраняться вплоть до 8 октября — срока проведения второго тура выборов. Акции протеста оппозиции носили мирный характер, власть также не шла на явную конфронтацию с протестующими.

Однако ситуацию взорвало решение конституционного суда Югославии. Сперва высший орган судебной власти страны частично аннулировал результаты первого тура голосования, а затем пояснил, что на основании этого решения выборы вообще следует признать несостоявшимися. Новое голосование, по мнению судей, следовало назначить на следующее лето, после истечения срока президентских полномочий Милошевича.

Удивительно, неужели окружение президента всерьез рассчитывало на то, что оппозиция согласится с таким решением? Терпение демонстрантов лопнуло. Как часто случается в таких ситуациях, безграничная власть Милошевича оказалась мифом. Хватило нескольких часов, чтобы протестующие захватили и здание югославского парламента, и государственное телевидение, и даже несколько полицейских участков в центре Белграда. Полиция и армия особой активности в защите своего недавнего кумира не проявили, а сам он бежал из столицы. К счастью, в Югославии не было своей «Секуритате» и румынского сценария в этой стране избежать удалось.

Сегодня на улицах югославских городов царит эйфория, и демонстранты восторженно приветствуют своих лидеров. Через несколько дней все утихнет, и для нового президента начнутся настоящие испытания. Взять в свои руки власть в стране для Коштуницы оказалось сравнительно просто, а вот распутать клубок проблем, доставшихся ему от предшественника, будет намного сложнее. Югославия нуждается в серьезном реформировании всей системы государственной власти, для сохранения целостности страны необходимо будет кардинально изменить отношения федерального центра с провинциями, прежде всего с Черногорией и Косово. Наконец, Коштунице придется решать судьбу самого Милошевича, которого с нетерпением ждут в Гаагском суде.

О результатах, последствиях и уроках югославской революции, ее победителях и проигравших будут писать еще долго. Сегодня же очевидно одно — с падением последнего авторитарного режима на Балканах демократическую революцию в Восточной Европе можно считать завершенной.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно