АРМИЯ ХОЧЕТ БЫТЬ ПРОФИ,

3 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

Когда в начале 30-х годов будущий президент Франции де Голль высказал идею создания профессиональн...

Когда в начале 30-х годов будущий президент Франции де Голль высказал идею создания профессиональной армии в своей стране, он был подвергнут жесткой критике, а начальник генштаба даже назвал его идеи опасными для государства. В последующем Франция в течение 38 лет строила профессиональную армию и оснащала ее высокотехнологическим оружием. США занялись профессионализацией своей армии после поражения во Вьетнаме в 1973 г., и в том, что результаты такого реформирования достигнуты, сегодня вряд ли у кого-нибудь могут возникнуть сомнения. Из наиболее сильных армий Европы только немецкий бундесвер остается консервативным: глава германского военного ведомства Рудольф Шарпинг сообщил в сентябре текущего года, что Минобороны ФРГ, несмотря на планы уменьшить число призываемых на военную службу немцев на 8 тыс. чел., а также сократить гражданский персонал на 1 тыс. чел., не будет переходить на профессиональную армию.

Что касается Украины, то министр обороны Украины Александр Кузьмук в преддверии 8-й годовщины Вооруженных Сил, впервые объявил возможные сроки создания профессиональной армии в Украине. По мнению главы украинского оборонного ведомства, это станет реально к 2015 г., а главными проблемами на пути к профессиональной армии являются улучшение экономических условий, решение вопроса подготовки резерва и сознание украинской молодежи, еще не готовой служить в качестве профессионалов. Интересно, что Александр Иванович никогда не был ярым приверженцем профессиональной армии. Впрочем, природа его раздраженности по поводу заявлений некоторых экспертов и политиков, обещающих создать профессиональную армию в Украине в течение 2-3 лет, вполне объяснима, ибо коренится в прагматизме и трезвом расчете.

По словам А.Кузьмука, фронт обороны или наступления дивизии или армии не изменится от того, что наша армия станет профессиональной. С другой стороны, целый ряд военных экспертов (среди них, кстати, немало и действующих генералов ВСУ) уверены, что задачи украинской армии необходимо серьезно корректировать. Например, весьма убедительно звучит аргумент о том, что какую бы ни сделать армию по численности (это, очевидно, намек на эфемерность такого понятия, как мобресурс, подготовка которого ныне больше символическая, чем реальная), эффективно воевать ни с НАТО, ни с Россией (гипотетически) Украина не сумеет. Еще большее количество аналитиков уверены, что времена сражений под Прохоровкой уже минули, а война будущего столетия будет значительно видоизменена. Если это так, то, очевидно, 310 тыс. личного состава, которые Украина имеет сегодня, или 350 тыс., которые предусматривает Программа строительства и развития ВСУ до 2005 г., вовсе не та численность, которая соизмерима с ролью и притязаниями Украины в регионе. К примеру, соседняя Польша к 2003 г. сократит численность своих вооруженных сил с 240 тыс. до 180 тыс. чел. Несмотря на то, что о профессиональной армии пока никто речи не ведет, доля профессиональных военных в течение нескольких лет должна подняться с 30% до 55% от общей численности армии. Зато Польша всерьез займется инфраструктурой и оснащением своей армии (правда, не без помощи Брюсселя, который только на модернизацию инфраструктуры выделит 650 млн. долл.). Можно сравнивать и военные бюджеты: в текущем году Варшава выделила на реорганизацию армии 3,4 млрд. долл., Киев - едва ли больше 0,5 млрд. долл. Даже Румыния, отнюдь не слывущая богатой страной, кое-что вкладывает в свою армию: согласно плану, разработанному совместно с группой американских экспертов, личный состав румынской армии до 2005 года будет сокращен со 180 до 80 тыс. военнослужащих. Что касается финансирования, то оборонный бюджет составит в 2000 г. 620 млн долл., а в 2007 г. может достигнуть уже 930 млн. долл. Если в декабре 1989 г. армия Румынии насчитывала почти 320 тыс. чел., то в результате 10 лет реструктуризации вооруженные силы составляют в настоящее время около 144 тыс. военнослужащих и 36 тыс. гражданских лиц.

В преддверии реорганизации

Если говорить об Украине, то общая численность военнослужащих силовых структур страны достигает 1 млн. чел., а темпы оснащения этих структур новыми видами вооружения заставляют задуматься о том, будут ли они способны выполнять свои функциональные задачи через семь-десять лет, если уровень финансирования останется неизменным. Не говоря уже о профессиональной армии. Однако мог ли военный министр ничего не сказать о переходе в будущем на профессиональную армию, если за неделю до него главнокомандующий страны заметил, что «не может оставаться неизменной практика комплектования ВСУ личным составом» и о том, что «нужно подумать, прежде всего, над возможностью полного перехода в будущем на комплектование по контракту».

Очевидно, вопрос, является ли 1 млн. военнослужащих тяжелой ношей для бюджета страны, риторический. Даже официальный представитель НАТО Ричард Балмфос, говоря, правда, лишь о ВСУ, отметил на встрече с украинскими журналистами, что в альянсе полагают, что Украине лучше бы иметь гораздо меньшую по численности, но гораздо более подготовленную армию (читай: и оснащенную. - Авт.).

Нельзя сказать, что в Украине не заботятся об армии. Кстати, заявления главы державы и военного министра могут, как раз, и служить примером того, что есть абсолютно полное представление о том, куда нужно двигаться, но совершенно нет представления, как это обеспечить теми ресурсами, что имеются в наличии. Кроме того, критика работы Генштаба, который является главным военным органом по планированию всего государства, а не только Вооруженных Сил Украины, по поводу усовершенствования системы управления войсками, оснащения их новыми системами связи и автоматизированными системами управления, как раз свидетельствует, что в твердом централизованном руководстве «Вооруженными Силами и другими структурами военной организации страны» полной уверенности у главы державы сегодня нет. Возможно, поэтому Президент и дал распоряжение новому секретарю Совета нацбезопасности и обороны в месячный срок подготовить проект реорганизации силовых структур. Есть предположение, что речь может пойти не только о сокращениях в военных формированиях страны, но и о серьезных изменениях, вплоть до уменьшения количества явно дублирующих друг друга структур. Напомним, что уже была, например, инициатива Главной военной инспекции при Президенте Украины о подчинении Нацгвардии сруктуре ВСУ. Эксперты рассчитали, что при таком варианте содержания НГУ, это было бы в 1,5 раза дешевле. Были и другие инициативы... В то же время, есть немалые сомнения и в том, удастся ли Евгению Марчуку, который пока еще воспринимается как чужак в окружении Президента, в одиночку «победить» силовых министров.

Выступив с програмной речью на коллегии Минобороны и заявив о необходимости создания в стране «комплексной системы разведки и развития ее отдельных составляющих, в первую очередь, военной разведки», Президент недвусмысленно намекнул на возможном появлении в Украине так называемого разведсообщества. Попытки этого уже были, когда при Президенте был создан Комитет по вопросам разведки, но они не увенчались успехом по той причине, что разведка СБУ осталась в составе Службы. Нынче же всерьез встал и вопрос о принятии закона о разведке, что парламент не может сделать еще с 1993 г. Председатель профильного парламентского комитета Георгий Крючков сообщил автору, что проект закона о разведке, который будет регламентировать место и задачи этих специальных служб различных ведомств, будет подготовлен к концу текущего года. Г.Крючков не подтвердил, но и не опроверг слухов о выделении из состава СБУ ее разведки, отметив лишь, что украинские законодатели серьезно интересуются опытом других стран. Примечательно, что «другие страны» в основном предпочитают, чтобы под одной крышей не собиралось так много спецслужб, как это получилось в Украине. Напомним, что председателю СБУ сегодня подчинены не только разведка, но и контрразведка, а также подразделения, отвечающие за правительственную связь. Если сравнить с США (с которыми мы очень любим себя сравнивать), то там 13 разведывательных структур, независимо трудящихся на невидимом фронте, и лишь для координации их действий назначается руководитель разведывательного сообщества, который по традиции занимает «по совместительству» и пост директора ЦРУ.

Трудно сказать, произойдет ли выделение из Службы безопасности в отдельное ведомство разведки СБУ, но слухи об этом уже расходятся кругами по властным кулуарам. Верят в это и желают этого и в самой разведке СБУ. Если это произойдет, то одновременно с уменьшением весомости должности председателя СБУ появится отдельная и самостоятельная структура с руководителем в чине генерал-полковника.

С другой стороны, принятие Закона о разведке наконец-то сделает де-юре разведку Минобороны, тем более, что именно по поводу работы этого ведомства Л.Кучма во время выступления в оборонном ведомстве выразил полное удовлетворение. Он, в частности, признал, что «сегодня военная разведка стала одним из ведущих специальных органов нашего государства». А информация, которую он, глава державы, получает от разведки, «является обобщенной и аналитической, а во многих случаях не только существенно отличается от того, что поступает из других источников, но и является альтернативной». Глава государства при этом подчеркнул, что «дешевой разведки» не существует и приказал подходить к финансовому и другим видам обеспечения разведывательных органов Минобороны как к одной из наиболее приоритетных задач. Другими словами, Л.Кучма признал наличие еще одного, совершенно отдельного и очень существенного канала получения информации.

Что касается реорганизации непосредственно в Вооруженных Силах, можно вспомнить наставление Президента уточнить функции и задачи Минобороны, Генштаба, командований видами ВСУ и оперативных командований с тем, чтобы избежать дублирования их функций.

Вооружения и ВТС

На этой неделе военный министр снова подтвердил наличие в составе ВСУ функциональных компонент - сил сдерживания и мобильных сил. Он, однако, воздержался от сравнения мобильных сил Украины с силами быстрого реагирования, о развертывании которых неделю тому принято решение в Европе. И дело тут, скорее всего, не в количестве (соотношение 1 к 5, естественно, не в пользу Украины), а в оснащении.

Например, в ходе недавнего французско-германского саммита Париж и Берлин высказали намерения создать совместные спутники связи, боевую машину пехоты, боевой вертолет NH-90, военно-транспортный самолет. В Украине вопрос обеспечения мобильности сил быстрого реагирования пока весьма проблематичен: есть сложности с ресурсом вертолетов, не хватает техники, которую можно десантировать, на исходе ресурс парашютных приборов. Что касается сил сдерживания, то украинские генералы признают, что отечественные ракеты пока еще не являются тем высокоточным оружием, которое может сдерживать.

С другой стороны, едва ли не впервые этой осенью были проведены широкомасштабные учения мобильных сил с десантированием нескольких единиц техники и достаточно внушительного количества личного состава. В нынешнем году впервые было объявлено о переориентации отечественного ВПК на создание высокоточных и высокотехнологических систем вооружений. Так, А.Кузьмук заявил о намерении создать новые ракеты для Ракетных войск и артиллерии, зенитно-ракетные комплексы, средства радиоэлектронной борьбы, системы связи, автоматизированные системы управления войсками, космические средства разведки, а также модернизировать старые и создать новый самолет для ВВС. Сообщив об утверждении специальной программы развития вооружений и военной техники, министр отметил, что Государственным бюджетом на национальную оборону частично будет профинансировано ряд научно-исследовательских и конструкторских работ и «кое-какое производство» военной техники. Сказав, что военному ведомству нужно 9 млрд. грн., его глава тут же добавил, что таких денег он, конечно, не получит. Потому в ВСУ и «развернули» экономическую деятельность, которая предусматривает не только реализацию лишнего имущества и вооружений, но и сдачу в аренду инфраструктуры и оказание услуг, например, по ремонту.

Справедливым будет замечание, что развитию нового высокоточного оружия помогает и такая коммерческая государственная структура как «Укрспецэкспорт», ибо те, кто занимаются торговлей оружием, давно просчитали, что для прогрессирования Украины на рынке вооружений необходимы новые технологические решения. Тут интересы государственного бизнеса и обороны совпали: появление в украинской армии высокотехнологических вооружений обеспечит заказами на рынке вооружений и главного государственного посредника. Сегодня компания начала работать по ряду инвестиционных проектов, в частности, финансирует создание и развитие средств электронной разведки и радиоэлектронной борьбы (РЭБ), зенитно-ракетных комплексов, ракет «земля-земля», некоторых других видов вооружений. Есть и первые результаты: например, уникальная система пассивного обнаружения воздушных целей, созданная на донецком «Топазе» не без финансовой помощи «Укрспецэкспорта», сегодня уже интересует не только родную армию, но и заказчиков.

Украина наладила тесное сотрудничество в военно-технической сфере с 70 странами мира, а в более чем полсотни из них она продает оружие. Тот факт, что этот бизнес продолжает процветать, а в текущем году Украина значительно увеличила объемы экспорта вооружений, вселяет надежду, что и в украинской армии скоро появятся новые самолеты, ЗРК и ракеты. Только при таком условии можно будет говорить о профессиональной армии. К слову, не только Украина испытывает проблемы с закупками вооружений. По словам уже упомянутого Р.Шарпинга, потребность в инвестициях в различные оборонные проекты Германии составляет в настоящее время около 20 млрд. марок. «Новая техника и новые вооружения нужны немецким военнослужащим, как воздух, - указал он в сентябре с.г., - без них немыслимо выполнение армией в будущем столетии возложенных на нее задач».

Человеческий фактор

Человек объективно всегда был главным исполнителем любых войн, и, очевидно, роботы еще не скоро сумеют его полностью заменить на поле боя.

Несмотря на то, что военный министр недоволен уровнем сознания молодежи, кое-какие успехи зафиксированы и на этом поприще. Например, 10 тысяч украинцев, прошедших подготовку в миротворческих подразделениях Вооруженных Сил Украины по поддержанию мира, - это, действительно, определенный опыт. О том, что Украина миротворческая готова играть и более серьезную роль, недвусмысленно заявил А.Кузьмук, подчеркнув, что Украина уже не соглашается на выполнение «второстепенных» миротворческих мероприятий. Например, Украиной были отклонены два предложения по задействованию 240-го миротворческого батальона, завершившего миссию в Боснии и Герцеговине, принять участие в миротворческой миссии в Сьерра-Леоне и в Восточном Тиморе. Первое решение связано с тем, что, по мнению министра, украинское подразделение имело слишком мало времени для подготовки к операции такого характера, второе - из-за слишком большой отдаленности и непривычно жаркого климата Восточного Тимора.

Не менее интересными кажутся и планы военного руководства по созданию в пределах ВСУ специальных подразделений наподобие украинско-польского батальона и многонационального батальона «Тиса». Это говорит не только о том, что украинские генералы всерьез задумались о сохранении и передаче опыта миротворческой деятельности, но и об определенных шагах в сторону профессионализации украинской армии, поскольку в миротворческих операциях участвуют лишь добровольцы-контрактники.

Кстати, о контрактниках. Сегодня их насчитывается в рядах ВСУ лишь 28 тыс., тогда как несколько лет назад контрактников было более 35 тыс. Это связано с тем, что руководство ВСУ решило комплектовать по контрактам только те должности, которые обеспечивают боеготовность армии. Что ж, падение количества контрактников как раз и показывает, что, с одной стороны, молодежь еще не в состоянии принять ответственное решение посвятить жизнь службе, а с другой, что государство не в состоянии обеспечить достойный уровень жизни солдата. Пока же до 2005 года планируется иметь 50 тыс. военнослужащих, которые будут проходить военную службу в ВСУ по контракту.

Сегодня в ВСУ 230 тыс. солдат и сержантов. Министр обороны утверждает, что соотношение солдат и офицеров в армии соответствует мировым стандартам, а престиж службы уже сильно вырос. Вполне может быть. Что же касается решения проблемы социума человека с ружьем, тут есть большие проблемы. И не только в отношении солдат. Статистика говорит, что каждое пятое преступление в армии совершается офицером.

Насколько скоро может стать вопрос о профессионализации армии, при условии, что сегодня только офицеров без жилья около 60 тыс. А по словам заместителя начальника Главного управления расквартирования войск и капстроительства генерала Сергея Малиновского, при таком финансировании армии военное ведомство сможет обеспечивать жильем за счет бюджета лишь 500-600 семей и еще около 2 тыс. квартир строить, используя все остальные возможные способы.

Что ж, ни одна армия в мире не живет без проблем. Даже профессиональная. Правда, там они немного другого уровня. Можно лишь надеяться, что до 2015 г. Украина сумеет решить ровно столько проблем, чтобы иметь небольшую, но очень боеспособную армию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно