Абхазия: президент по четным

21 января, 2005, 00:00 Распечатать

Три с половиной месяца жители непризнанной Республики Абхазия избирали президента. За это время м...

Три с половиной месяца жители непризнанной Республики Абхазия избирали президента. За это время местные власти организовали два праздника народного волеизъявления и учли кадровые пожелания Москвы, проигнорированные тамошним электоратом во время первых выборов в октябре прошлого года. Новым лидером Абхазии стал глава компании «Черноморэнерго» Сергей Багапш. Ему доверили свои голоса 90 процентов избирателей республики, большинство из которых — граждане Российской Федерации, его конкуренту Якубу Лакобе — четыре с половиной. Еще несколько месяцев назад победа Багапша расценивалась не иначе, как серьезное поражение российской дипломатии на постсоветском пространстве. Триумф же этого политика в день повторных выборов 12 января больше смахивал на попытку московских политтехнологов хоть как-то отыграться после неудачного вторжения в избирательный процесс в Украине. За столь короткое время российским стратегам удалось из абсолютно неприемлемой для Кремля фигуры слепить еще одного единомышленника генеральной линии Москвы. Новоиспеченный лидер Абхазии уже успел заявить, что местное законодательство не должно существенно отличаться от российского и огласил список российских друзей, которых намерен пригласить на свою инаугурацию в феврале. Присутствие гостей из Грузии на этом мероприятии не предвидится. «Нет надобности», — лаконично объяснил Багапш журналистам. А вот поздравление от Михаила Саакашвили политик готов принять только в том случае, если оно будет адресовано ему как президенту, а не лидеру Абхазии.

Наиболее точно исход избирательной гонки в Абхазии спрогнозировал брат-близнец заместителя генпрокурора России Виктор Колесников. «Выборы должны пройти так, чтобы ужаснулись многие», — поучал он своих земляков накануне волеизъявления. На самом деле «ужасаться» жители непризнанной республики начали и до проведения им соответствующего инструктажа. День за днем по разбитым дорогам непризнанной республики колесили озабоченные электоральными симпатиями абхазцев российские вояжеры. Они не только призывали голосовать за кандидата от власти (читай — Москвы), премьер-министра Рауля Хаджимбу, как это было в Украине с Януковичем, но даже грозились в случае победы Багапша закрыть границу с Россией. Некоторые из них, как то Иосиф Кобзон или Владимир Жириновский, прославившийся в Сухуми тем, что раздавал по сто рублей местным подросткам и обещал всех озолотить, время от времени отвлекались от абхазских дел, чтобы не дай бог не прозевать победу еще одного премьера — украинского. В обоих случаях ставка делалась на пророссийского премьера-хозяйственника, которому противостоит оппозиционер-«запроданец». В лучших традициях российских политтехнологов людям срочно выплачивались задолженности по пенсиям, ремонтировались дороги, раздавалось российское гражданство, а на каждом углу демонстрировались кадры из серии «Хаджимба плюс Путин — дружба навеки». Не отставало и российское телевидение: журналисты наперебой рассказывали об американских деньгах, вложенных в Багапша «известным организатором бархатных революций» Джорджем Соросом.

Как и в Украине, не обошлось без проколов. Правда, если у нас Бедрос Киркоров — отец великого сына — путал на сцене фамилии кандидатов, то в Сухуми Олег Газманов радостно приветствовал жителей… Аджарии. В то же время местные власти запугивали абхазского избирателя тем, что Багапш намеревается присоединить Абхазию к Грузии. Об этом он якобы говорил, выступая прошлым летом... на грузинской свадьбе. Других доказательств в пользу нового воссоединителя грузинских земель у команды Хаджимбы так и не нашлось.

Затем был праздник волеизъявления, победа Хаджимбы в экзит-поле и Багапша по официальным результатам центральной избирательной комиссии. «Крестный отец» Хаджимбы, нынешний президент Абхазии Владислав Ардзинба, отказался передать ему свои полномочия и заявил, что не отдаст для инаугурации президентский штандарт и государственную печать. Ему подыгрывали россияне. Предвыборные угрозы московских вояжеров оказались не пустыми словами. Железнодорожное сообщение с Сухуми было приостановлено, а Кремль устами губернатора Краснодарского края Александра Ткачева пригрозил, что, в случае поражения Хаджимбы не только перекроет границу, но и прекратит выплату российских пенсий и зарплат населению республики. Кроме того, старшие братья запретили провоз на свою территорию абхазских мандаринов — главного экспортного продукта республики. Сухумский собеседник «ЗН» рассказывает, что после первого тура выборов Россия устроила его республике настоящую мандариновую блокаду. «Сначала многие говорили (кто шутя, а кто и всерьез), что россияне не пропускают наши мандарины, потому что они цвета Ющенко, но потом стало ясно — мы просто неправильно проголосовали», — говорит 28-летний Эдик. Запрет на провоз оранжевых плодов в пик сезона сделал свое дело — многие семьи остались без привычного заработка.

Поствыборная ситуация накалилась настолько, что во время ноябрьского штурма Дома правительства была убита известная правозащитница Тамара Шакрыл — автор известного письма Сталину о дискриминации абхазов. Точку в избирательной кампании не смог поставить даже Верховный суд. За одни сутки он вынес два взаимоисключающих решения: утром признал победителем Багапша, ночью — Хаджимбу. Лидеру оппозиции ничего не оставалось, как прислушаться к советам все тех же российских посредников (в числе главных миротворцев — заместитель генпрокурора Владимир Колесников) и пойти на повторные выборы. Таким образом, Багапш получил формальный пост президента с урезанными перед повторными выборами полномочиями (опять-таки под чутким руководством старшего брата), Хаджимба — реальную власть на должности вице-президента, в ведении которого отныне находятся вопросы безопасности и внешней политики. В Сухуми по этому поводу шутят: «По четным дням у нас президентом будет Багапш, по нечетным — Хаджимба».

А вот грузинским чиновникам вовсе не до шуток. Госминистр Грузии по урегулированию конфликтов Г.Хаиндрава в интервью российской «Независимой газете» заявил, что действия России в Абхазии — не что иное, как «попытка аннексии части территории суверенного государства». В столице Сакартвело также побаиваются, что за столом переговоров по урегулированию грузино-абхазского конфликта может оказаться не Сергей Багапш, а Рауль Хаджимба. В бытность премьер-министром он уже сделал свой «вклад» в развитие переговорного процесса — вышел из него в одностороннем порядке. Вообще грузинские эксперты полагают, что именно на территории Абхазии Кремлю удалось реанимировать классическую модель эпохи СССР, когда второй секретарь партии в республиках назначался Кремлем и являлся фактическим ее руководителем.

Впрочем, сказать, что эта формула стопроцентно устраивала Ардзинбу и Москву, тоже неверно. У многих наблюдателей сложилось впечатление, что на самом деле и местные, и российские власти до последнего момента были скорее заинтересованы в срыве выборов, нежели в их проведении. Иначе довольно трудно объяснить решение Сухуми в срочном порядке повысить явочную планку с двадцати пяти процентов до пятидесяти или открыто провоцировать жителей Гальского района, компактно заселенного грузинами. На первых выборах здесь массово голосовали за Багапша, вторые предпочли игнорировать, поскольку решили, что их кандидат «продался русским». Даже те, кто планировал посетить избирательные участки, передумал это сделать после того, как за день до выборов абхазский криминалитет похитил в Гальском районе 49 грузин, угнал несколько машин и устроил показательный мордобой. Некоторые источники утверждают, что в операции приняли участие и российские миротворцы, дислоцированные в зоне конфликта.

Впрочем, на сухумских улицах еще не успели сорвать расклеенные плакаты «Выборы — время единства и объединения», как Москва решила заняться подзабытой темой Панкисского ущелья. В минувший понедельник российское посольство в Тбилиси разродилось заявлением, что с территории Грузии исходит террористическая угроза, «представляющая серьезный вызов безопасности России». Дипломаты тут же «подсчитали», что в Панкисском ущелье на данный момент находится «250—300 боевиков, в том числе международных». МИД Грузии устами своего министра Саломэ Зурабишвили на следующий день заявил: на самом деле Россия «ищет повод для превентивного удара и готовит оправдание для этого», и выразил готовность создать с Москвой антитеррористический центр. Впрочем, не исключено, что таким образом россияне просто хотели в очередной раз задеть столь ненавистную в последние полтора года ОБСЕ. Не секрет, что именно этой организации поручено с 1999 года вести мониторинг чеченского, ингушского и дагестанского участков границы между Россией и Грузией. Да и в самом заявлении российского посольства прямым текстом сказано, что мониторинговая миссия этой структуры «продемонстрировала малую эффективность и исчерпала свои возможности».

В потенциале Москвы влиять на принятие решений в непризнанных постсоветских республиках сомневаться пока еще не приходится. В очередной раз Кремль это доказал, когда в декабре высокопоставленный чиновник управления ФСБ России по Мордовии генерал-майор Анатолий Яровой стал председателем комитета по безопасности непризнанной республики Южная Осетия. Однако то, с каким трудом далось проталкивание нужного кандидата на выборах в Абхазии, говорит об одном: даже житель непризнанной кавказской республики с российским паспортом в кармане сегодня может избрать президента без подсказок Жириновского, Колесникова, Кобзона или Дмитрия Козака. И Москва эту победу в конце концов признает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно