Юрий Нестеров: «По уголовным понятиям я уже приговорен, и тот, кто отправил меня в СИЗО, отлично это знал»

4 сентября, 2009, 16:39 Распечатать

Единственный член банды милиционеров-оборотней, который согласился сотрудничать со следствием и ...

Резонансным событием стал недавний арест Юрия Нестерова — свидетеля-обвиняемого по нашумевшему делу милицейских оборотней, похищавших и убивавших людей, о котором в свое время подробно рассказывало «ЗН». Это единственный член банды, который согласился сотрудничать со следствием и дал признательные показания, в связи с чем находился не в СИЗО, а на свободе — под охраной УБОП по распоряжению Генеральной прокуратуры. Остальные обвиняемые отрицают все. Нестеров был под защитой УБОП около шести лет, регулярно являлся в суд и давал показания, не предпринимал попыток скрыться. Его арест прямо в зале суда стал настоящей неожиданностью. Правда, не для всех. Например, адвокат одного из обвиняемых сказал Нестерову о том, что его сегодня «закроют». И его действительно тут же поместили в клетку, причем ликование других обвиняемых по делу невозможно себе даже представить.

Таким образом, государство нарушило слово, данное устами правоохранительных органов подсудимому, согласившемуся дать признательные показания, и передало четкий сигнал другим подозреваемым по сотням иных дел: сотрудничать со следствием не надо.

Министр внутренних дел заявил о неправильности такого шага судьи. В Генеральной прокуратуре также высказались против. Но судья, использовав в качестве основания для изменения меры пресечения странноватое письмо не совсем понятного происхождения, свое дело сделал (насколько известно, «закрыть» Нестерова он хотел давно). Первые лица правоохранительных ведомств звонили ему, чтобы узнать, что происходит, но судья, независимый и презревший телефонное право, с тех пор пропал. Может, отправился тратить деньги? Так что слушание дела пока что прекращено.

Что характерно и показательно – формальным поводом изменить меру пресечения в отношении Ю.Нестерова стало… послание из МВД. Это был, как можно сделать вывод из слов министра внутренних дел, какой-то далеко не первой свежести документ, пришедший из недр МВД за подписью замкомбата «Грифона». Подразделение «Грифон» ни одного дня Нестерова не охраняло, и об этом было известно всем интересующимся подробностями дела оборотней. На самом деле этот факт достоин расследования службой внутренней безопасности министерства. Но как в МВД занимаются собственной безопасностью, известно, в частности, по тому же делу оборотней. То есть инициатором этого ареста по сути было Министерство внутренних дел, как бы ни осуждал министр Ю.Луценко подобные действия судьи…

Развалится ли дело оборотней, если Нестеров откажется от своих показаний?

Несомненно, если он заявит о том, что все эти годы давал показания под принуждением, оговорил всех, потому что его семье угрожали, а сам он находился под постоянным контролем. Ес­ли Нестеров станет утверждать, что места, где были закопаны трупы, и прочие подробности ему указали. В таком случае дело автоматически отправляется на дополнительное расследование, а подсудимые выходят на свободу. (Кстати, и для первого, и для второго уже и так давно есть все законные основания.) Это наиболее вероятный вариант.

В создавшейся ситуации только в том случае, если Нестеров согласится принять предложенные ему новые условия, у него будет шанс выжить. Такое предложение ему поступило сразу же, — как только он вошел в клетку в зале суда. Сегодня у Ю.Нестерова, у которого в Лукьяновском СИЗО и за его пределами недоброжелателей из числа бывших подельников хватает, на первом плане весьма практический вопрос — жизни или смерти.

«Зеркалу недели» удалось передать вопросы Юрию Нестерову в СИЗО и получить на них ответы.

— Что именно обещали вам правоохранительные органы от имени государства в обмен на показания?

— Прежде всего безопасность моей семьи. Кроме того, применение ко мне в полном объеме действующих законов о борьбе с оргпреступностью и о защите свидетелей. Мне гарантировали, что до приговора суда я не попаду в тюрьму. А по приговору суда, согласно закону, я могу быть частично или полностью освобожден от уголовной ответственности. И я бы не пошел на то, чтобы обращаться к прессе или давать какие-то комментарии, если бы меня не загнали в угол.

— В чем вы видите реальную причину своего ареста?

— Причина одна — оказать на меня давление и развалить это дело.

— Возможно ли, что вы откажетесь от предыдущих показаний?

— Очень многие этого хотят, что и подтверждает мое присутствие здесь, в изоляторе…

— Вы сожалеете о том, что сотрудничали со следствием?

— Сожалею ли я о том, что говорил правду? Сегодня у меня ощущение, что меня использовали и предали… Как и говорил на очных ставках покойный Игорь Гончаров (по убеждению правоохранителей — лидер банды. — Ред.): пройдет время, тебя используют, а потом ты останешься один.

— Возможно ли обеспечить вашу безопасность в СИЗО?

— Я уже обратился к генеральному прокурору и начальнику СИЗО с заявлениями о том, что нахожусь в критической ситуации, сообщил об этом сотрудникам УБОП. Тем более что один покойник отсюда уже есть. И СИЗО же теперь — коммерческая организация, за деньги тут решается любой вопрос, в том числе и переход из камеры в камеру.

— Как вы расцениваете свои шансы остаться в живых в нынешней ситуации?

— По уголовным понятиям я уже приговорен за то, что сотрудничал с властью. И тот, кто меня сюда отправил, отлично это знал.

В связи с делом оборотней многих сильно раздражает тот факт, что фигурант дел об убийстве более 10 человек находится, вернее находился, на свободе. С чего, в самом деле, такой сыр-бор из-за этого ареста? У нас, мол, не Америка, что это за привилегии? Вместе с тем подобные льготы, а также реальная «скидка» при вынесении приговора — не просто нормальная мировая практика. В статье 14 Закона Украины «Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью» указано: «участник организованной преступной группировки может быть частично или полностью освобожден от уголовной ответственности и наказания, если он в процессе оперативно-розыскной деятельности, предварительного расследования или судебного рассмотрения дел содействует разоблачению организованных преступных группировок и совершенных ими преступлений, привлечению виновных к ответственности». И, кстати сказать, родственники убитых бандой, как ни удивительно, в суде общаются с Ю.Нестеровым. Он – их единственная надежда узнать правду.

Если вдуматься, отбросив эмоции, становится ясно, что с точки зрения интересов правосудия возможность такого рода «сделки» логична и правильна. Борьба с оргпреступностью имеет свою специфику, и в интересах правосудия создать такие условия, чтобы члены банды, если уж попали в руки правоохранительных органов, не молчали по семь лет, как это делают оборотни, а наперегонки закладывали друг друга, опасаясь только одного — сделать это позднее товарища. Но, например, приговор по делу исполнителей убийства Гонгадзе не продемонстрировал, что сотрудничающий со следствием получает преференции. А арест Юрия Нестерова, какой бы ни была его реальная причина, укрепит соответствующий контингент во мнении, что сотрудничество со следствием чревато: «выпотрошив» до последнего, получив все нужные сведения и «отфильтровав» ненужные показания как не относящиеся к делу, подозреваемого запросто бросят в клетку к подельникам.

Из интервью, данного «Зеркалу недели» (№ 24, 28.06.2008) подполковником Владиславом Кошмяковым — одним из офице­ров, который руководил и принимал непос­редст­венное участие в ликвидации банды оборотней и на протяжении четырех лет лично обеспечивал безопасность главного сви­детеля по делу оборотней в соответствии с постановлением Генеральной прокуратуры Украины.

«— В случае с Нестеровым вы уверены, что гарантируете ему все то, что обещали, когда убеждали пойти на сотрудничество со следствием, и прежде всего его безопасность?

—…Ю.Нестерову правоохранительная система дала четкие гарантии, опираясь на закон. А закон предусматривает частичное или даже полное освобождение от уголовной ответственности даже члену преступной группы, который оказал особую помощь следствию. И это не отечественное ноу-хау, по такому пути уже давно идет мировая практика.

Можно сказать, что Нестерову повезло, так как раскрытием этих преступлений занимался УБОП. А подразделение ГУБОП — одно из немногих, которое может осуществлять весь комплекс оперативно-розыскных мероприятий по сопровождению уголовных дел с момента задержания подозреваемого —возбуждения уголовного дела до приговора в суде. Что и указано в Законе «О борьбе с оргпреступностью», и в системе ГУБОП мы даже имеем подразделение, занимающееся сопровождением особо важных уголовных дел».

Во время того интервью автор этих строк задала вопрос подполковнику, что могут предпринять оппоненты для того, чтобы приговора по делу оборотней не было? В.Кошмяков тогда, более года назад, сказал: «Устранить физически. Как говорится, нет человека — нет проблемы. Тем более что такие попытки были. Наиболее простой способ, чего подсудимые по делу оборотней и добиваются изо всех сил, — взять Нестерова под стражу — не по приговору суда, а в процессе судебного следствия — и определить к ним в СИЗО. Но я уверен, что в настоящее время ни один судья на это не пойдет, так как это будет открытым признанием того, что за оборотнями стоят или определенная политическая воля не установленных заказчиков, или личная заинтересованность судьи».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно