Вместо длинных речей…

12 ноября, 2010, 19:11 Распечатать

Уже в который раз за последние двадцать лет говорят и спорят о реформировании правоохранительной системы нашей страны...

Уже в который раз за последние двадцать лет говорят и спорят о реформировании правоохранительной системы нашей страны. Однако за годы независимости в ней так и не произошли кардинальные изменения. Провозглашенные реформы лишь декларировали коренные преобразования, но ничего не меняли по сути.

Только министров сменилось аж девять, которые в среднем руководили по два года. А ведь в советское время такие асы, как Головченко и Гладуш, занимали свои должности по пятнадцать лет. Была стабильность, не было ни кадровой чехарды, ни вопиющего подхалимажа и подобострастия. Люди шли на службу, видя свою перспективу, надеясь на карьерный рост.

Каждое новое правительство создает комиссию по реформированию правоохранительного блока государственной власти. В независимой Украине, находящейся в состоянии перманентных выборов, государству, как оказалось, не до милиции. Между тем проблемы в правоохранительной деятельности накопились немалые. Прежде всего это взаимоотношения милиции и общества. К сожалению, мы, как и все правоохранительные системы стран бывшего СССР, все еще живем в «системе координат» сложившихся в незапамятные времена НКВД.

Понятие «мент» у нас отождествляется с формированием карательной психологии у наших сотрудников. В чем, пожалуй, главное отличие от западных коллег, где полицейский — это человек, всегда приходящий на помощь! В связи с этим и хотелось бы поговорить о проблемах органов внутренних дел, которые волнуют не только милиционеров, но и все украинское общество, а также о возможных путях реформирования правоохранительных органов.

Несомненно, как и вся страна, МВД нуждается в коренных преобразованиях. Ситуация до такой степени безнадежна, что без радикальных шагов не обойтись. Переименовав милицию в полицию, пересмотрев систему специальных званий, изменив статус «начальников» на «офицеров милиции», можно попытаться вернуть уважение к самому институту охраны порядка. Однако всех проблем это не решит!

У нас слишком много служб. От того, что МВД лишилось системы исполнения наказаний и пожарной охраны, лучше, конечно, не стало. Фактически это уже не Министерство внутренних дел, а министерство внутренней безопасности, потому что все внутренние дела государства «расползлись» по разным ведомствам. И это не первый шаг реорганизации МВД.

Мощный удар по милиции был нанесен еще в советские времена Ю.Андроповым. Его ставленник Федорчук «очистил» милицию от огромного количества опытных сотрудников. Затем в Украине была предпринята попытка развала МВД посредством создания НБР, к счастью, не реализованная. Теперь вновь вынашиваются «смелые» идеи преобразований правоохранительных органов. Сегодня всем понятно, что наш «полицейский» корпус необходимо спасать. Без него невозможно само существование государства! При этом надо признать и факт тотального разложения милиции.

Прежде всего это касается двух нормативных актов, действующих, как ни странно, еще с советских времен, — Закона Украины «О милиции», принятого в декабре 1990 года, а также «Положения о прохождении службы рядовым и начальствующим составом органов внутренних дел Украины», принятого в июле 1991-го, т.е. до обретения Украиной независимости. С тех пор кроме названия и небольших, перманентных дополнений ничего не менялось.

Эти документы являются основными регламентирующими деятельность личного состава милиции от начала службы до выхода на пенсию. Многие их положения находятся в прямом противоречии как с Конституцией независимой Украины, так и с Кодексом законов о труде.

За последние двадцать лет не была выполнена в полном объеме ни одна программа по борьбе с преступностью и отдельными ее видами. Милиция Украины вынуждена в ряде случаев руководствоваться в своей повседневной деятельности основными актами, принятыми еще во времена Советского Союза. Не выполнено возложенное на Кабинет министров постановлением Верховной Рады Украины № 583-ХII от 25 декабря 1990 года поручение «привести все решения правительства республики в соответствие с Законом Украины «О милиции». Да и с каким законом надо приводить все в соответствие? Просто необходим новый закон, определяющий права, обязанности, статус милиционеров и регламент их службы! Неспособность государства обеспечить декларируемые сегодня старыми законодательными актами льготы и материальное положение, несомненно, является одной из причин неудовлетворительного морально-психологического климата среди личного состава милиции.

О престиже милицейской профессии

Встречаясь со своими зарубежными коллегами, я всегда стремился выяснить, почему там нет такой массовой коррупции как у нас, в России, в других постсоветских странах? И пришел к твердому убеждению: в полиции, обществе и государстве создана система, исключающая саму потребность в мелком и унизительном крохоборстве.

Во многих странах Запада действует своя специальная почасовая система оплаты труда, дифференцированная в зависимости от времени несения службы полицейским: день, вечер, праздник и т.п. Обязательно наличие так называемых полицейских привилегий: льготные, ипотечные или лизинговые квартиры, оплата домашних телефонов, детских садов, учеба в вузах, медицинская и стоматологическая страховки, оплата поездки в отпуск и т.д. Наконец, самое главное — гарантированное достойное пенсионное обеспечение с сохранением всего пакета социальных благ, действующих для полиции.

Но стоит лишь нарушить условия двустороннего трудового договора и уволиться со службы по любым причинам (исключение — ухудшение состояния здоровья, вызванное прохождением полицейской службы), и бывший полицейский теряет все! Кроме того, он еще в бесспорном порядке регресса будет выплачивать все материальные и финансовые средства, затраченные на него государством во время службы в полиции. Любой сотрудник сто раз подумает, брать ли ему взятки, нарушать закон, злоупотреблять служебным положением или честно служить до выхода на пенсию, обеспечив себе высокое денежное содержание и сохранение всех социальных гарантий, которые он имел на службе в полиции.

К сожалению, за прошедшие годы, наша милиция постепенно, как и все люди в погонах, потеряла и те ничтожные преимущества, которые имела. Денежное содержание (должностной оклад, оплата за звание и выслугу лет) совершенно не соответствует моральным и физическим затратам наших милиционеров. Ну не должен человек в погонах получать денежное содержание меньше, чем госчиновник. Заработная плата рядового сотрудника должна быть выше средней зарплаты, существующей в регионе, где он проходит службу.

При нынешних частых сменах министров милиция потеряла огромное количество высокообразованных профессионалов. Пристрастия министров, заставляющих подчиненных «служить» тем или иным политическим целям, часто не совпадают с интересами самих милиционеров. В страшном сне моему поколению не могло привидеться, чтобы милиционер, а тем более министр, затеял драку с гражданином или, тем более, с коллегами. Наконец, чтобы брали штурмом Генеральную прокуратуру, вовлекая милицию в смехотворную и унизительную ситуацию!

Неслучайно среди сотрудников милиции распространилось мнение, что их телами часто пытаются закрыть прорехи некомпетентности чиновничьего аппарата и «возвести баррикады между власть предержащими и власть берущими». Остается удивляться, что милиционеры еще находят время ловить преступников.

Сегодня за все просчеты и ошибки министров вынуждены отвечать рядовые сотрудники, на себе ощущающие нелюбовь граждан. У милиционеров всех рангов пропадает интерес к службе, профессии, продвижению по службе. Доминируют подобострастие, карьеризм, подхалимаж, угодничество, манипуляция законом.

Из-за неуверенности в завтрашнем дне продолжается массовый отток наиболее квалифицированных сотрудников из оперативно-следственных подразделений милиции. Текучесть кадров и хронический некомплект достигли критического уровня.

С другой стороны, порой за счет бюджетных средств, выделяемых с огромным трудом, учебные заведения МВД пополняют профессионалами кого угодно, но только не службы, стоящие на переднем крае борьбы с преступностью. Происходит колоссальная утечка интеллектуально-оперативного опыта и методологии знаний о борьбе с преступностью. В районных подразделениях сотрудников, работающих более пяти лет, — единицы!

Из органов внутренних дел ушло почти все поколение пятидесятилетних. Между тем, когда мы поступали на службу, на первом месте стояло понятие офицерской чести и долга. Поэтому, несмотря на все обиды от родного ведомства, в бандиты не пошли! Молодые ребята (слава богу, не все) более циничны, более неустроены социально и экономически, менее стойки идеологически и психически к профессиональной деформации. Так с кого им через пару-тройку лет брать пример?

Действительно, с кого? В самом униженном состоянии находятся наши ветераны. Те, кто должен передавать молодежи свой богатый жизненный и профессиональный опыт. Их пенсии не индексировались уже более десяти лет. За последние двадцать лет из-за частых смен министров и руководителей областных подразделений в милиции фактически перестали функционировать все общественные формирования личного состава: суды офицерской чести, советы наставников и тому подобные организации. А ведь это они позволяли ранее помочь выпустить пар эмоциональных и психологических переживаний сотрудников, порой приводящих к профессиональной деформации и распространенному сегодня суициду.

Гражданин начальник, помогите!

Основным документом, регламентирующим деятельность личного состава милиции от начала службы до выхода на пенсию, является «Положение о прохождении службы рядовым и начальствующим составом органов внутренних дел Украины». Этот документ в ряде своих диспозиций прямо противоречит Кодексу законов о труде. Он ущемляет права и гарантии сотрудников милиции как граждан своей страны.

Специфика милиции такова, что сегодня это самый крупный аппарат, осуществляющий реальные меры государственного принуждения. С учетом производственных и бытовых связей людей подобные меры задевают интересы большинства населения. Поэтому степень своевременности, законности и справедливости, культуры применения принудительных мер — один из существенных факторов формирования морально-политического климата общества.

Именно в связи с этим для общества в целом очень важен социальный статус сотрудника милиции. Если он военнослужащий. отсюда и его отношение к людям как к подчиненным. Если же он гражданский чиновник, как в полиции большинства стран, то и в отношениях с населением он будет более лояльным.

Порой доходит до абсурда. Рядовой гражданин не может свободно зайти в помещение районной милиции, призванной реально обеспечивать его гражданские права. Создается впечатление, что милиция боится сограждан, что она создана не для людей, а функционирует сама по себе, этакая вещь в себе!

Ко мне по старой памяти обращаются знакомые за помощью, чтобы передать заявление о том или ином правонарушении на рассмотрение руководителей подразделений. Что уж говорить о рядовых гражданах, если ветераны милиции, прослужившие не один десяток лет в органах МВД, не могут пройти в подразделения по своим пенсионным удостоверениям. Какое уж тут наставничество, профессиональная преемственность кадров! Видимо, руководители МВД просто боялись собственных ветеранов, воочию видящих, в какую бездну уходит дело их жизни.

В разные годы провозглашался принцип: если в бюджете нет достаточно средств на милицию, найти их — дело самой милиции. Так «узаконили» собственный «милицейский» рэкет. Когда милицейские чиновники стали собирать деньги якобы в ведомственных интересах, взносы стали разменной монетой в отношениях не только с бизнесменами, но и с преступниками, порой «прилипая» к нечистоплотным рукам правоохранителей.

Достаточно вспомнить, как лихо торгуют на рынках базами данных разрешительной системы, паспортной службы, ГАИ. А скоро могут появиться базы Информационного центра, Национального бюро «Интерпола» и «Скорпиона». А общество по-прежнему во всех мыслимых и немыслимых грехах будет винить милиционера.

Стоит задуматься, как может загнанный в угол накопившимися служебными и бытовыми проблемами молодой сотрудник, не имеющий выслуги лет, прожить с семьей на 1000—1200 грн. в месяц? Вместо установления нормальной зарплаты время от времени вводятся все новые и новые так называемые денежные надбавки. Это же парадокс, когда в составе денежного содержания 70% составляют суммы надбавок, а не реальная заработная плата. То есть любой маленький начальничек может по своему субъективному усмотрению лишить сотрудника значительной части средств существования.

Вот и служат милиционеры не закону и своей высшей цели — оказанию помощи гражданам, а своим командирам, манипулирующим ими как кому заблагорассудится!

Милицейский «персонал»

Очередным подтверждением непонимания сущности социально-правового статуса личного состава органов внутренних дел было переименование управлений кадров в некий аморфный департамент по работе с персоналом. Хорошо, что вернулось назад старое название «кадровое обеспечение», а то ведь дело доходило до смешного. Невольно возникал вопрос, какой же это персонал может быть в силовом ведомстве? Не случайно многочисленных генералов и полковников штамповали по принципу «чего изволите?» Да и прочие «граждане начальники», являющиеся чьим-то персоналом, унизительно и подобострастно пренебрегают служебными обязанностями, занятые лишь одной проблемой: где бы достать денег, чтобы выжить с семьей! Кому же сегодня, если не государству, должен служить личный состав украинской милиции? Не удивимся, если скоро кому-то в угоду моде захочется именовать подразделения милиции банальным словом «офис», забывая, что в переводе это просто «контора».

Коренной реформы требует кадровое обеспечение. Самое эффективное — кратное повышение денежного содержания сотрудников с параллельным сокращением офицерских должностей. Стоит просчитать, нужно ли МВД Украины содержать такое огромное количество — более 20 — высших учебных заведений? Сколько их выпускников увольняется в первый год после окончания милицейского вуза и сколько — в течение пяти последующих лет? Сегодня в стране специалистов различных профессий готовит множество гражданских вузов. К сожалению, часто они остаются невостребованными на гражданке!

Может, нужно, как в США и Европе, зачислять этих людей на три-шесть месяцев в «полицейскую академию» и проводить элементарную милицейскую переподготовку? Следует дать им хорошую зарплату — и вот вам конкурс на службу в милицию людей, не испорченных профессиональной деформацией. А какая огромная будет экономия бюджетных средств.

Другой немаловажный аспект кадровой проблемы: в системе МВД почти 80% штатных должностей — офицеры, и только 20% — сержантский состав! Причем за последние 19 лет полковников и генералов в милиции стало в десятки раз больше, чем в советские времена.

Уместно вспомнить о давней традиции, существовавшей еще в Российской империи, а затем и в СССР. В каждом силовом ведомстве было установлено определенное число генералов и полковников, одновременно находящихся на службе. Например, было определено, что в МВД должно быть 250 генералов и 2500 полковников. В частности, в украинской милиции как наибольшем республиканском подразделении могло быть лишь 34 генерала. Можешь просидеть на должности не один год, но пока кто-то из «действующих» не уйдет в отставку, очередное положенное тебе звание полковника или генерала не получишь. Эти звания присваивались исключительно централизованно и только коллегией МВД СССР, поэтому они высоко ценились. Кстати, император России Николай II вошел на престол полковником и двадцать два года правил империей, не гнушаясь этого чина. А у запорожцев это звание было высшим…

В МВД, как, впрочем, и у других силовиков, воинские звания и погоны следует оставить только у тех, кто непосредственно участвует в охране правопорядка, раскрытии и расследовании преступлений. То есть у лиц, наделенных законом правом задерживать, допрашивать, предъявлять от имени государства административно-распорядительные требования, наконец, применять оружие и спецсредства. Все остальные категории необходимо перевести в статус госслужащих. Причем выплаты по званиям должны быть кратно увеличены. Потому что есть принципиальная разница между теми, кто ненормированно служит «дни и ночи», и теми, кто работает строго по трудовому кодексу. Смешно сказать, начальник департамента аппарата центрального управления МВД, генерал, получает должностной оклад в размере 2150 грн., а за воинское звание — 145 грн. Все остальное составляют надбавки и прочие полузаконные доплаты.

Сегодня в самом МВД назрела насущная необходимость наконец-то определиться с этим самым социально-правовым статусом сотрудников милиции. Однако без вмешательства законодательной власти страны все равно не обойтись.

Как и в советские времена, статья 16 Закона Украины «О милиции» определяет: «Личный состав милиции состоит из работников, проходящих государственную службу в подразделениях милиции, которым в соответствии с действующим законодательством присвоены специальные звания». Уместно напомнить, что милиция — формирование как бы временное, тогда как полиция профессионально занята борьбой с преступностью. Ни для кого не секрет, что уже давно милиционер — это не только профессия, которой надо тщательно овладевать, но и образ жизни! При этом на Западе полиция — и антикриминальная, в том числе контрразведка, и общественной безопасности — это сугубо гражданская организация. У нас же, в соответствии со статьей 18 того же Закона «О милиции», «лица, принятые на службу, состоящие на воинском учете, снимаются с него и состоят в кадрах МВД Украины». Таким образом, диспозиция этой статьи приравнивает милицейскую службу к воинской, т.е. закон вступает в полное противоречие с самим себой. Правомерен вопрос, почему в милиции сотрудники называются «начальниками», а в тех же «полицейских» формированиях СБУ и Госслужбы охраны (бывшая «девятка») — офицерами?

Чтобы не «замыливался» глаз…

К сожалению, пережитки советского прошлого продолжают и сегодня держать нас в своих заложниках. Злополучным постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 19 ноября 1968 г. было раздроблено само понятие милиции как целостной структуры. Все составные ее части: уголовный розыск, патрульная служба, БХСС, следствие, ГАИ растворились в составе различных служб и подразделений так называемых органов внутренних дел.

Вместо «Присяги милиции» была введена «Присяга начальствующего состава». В результате этого акта милиция из организационно-целостного государственного органа превратилась в аморфную структуру с многочисленными главками, а теперь уже и департаментами в самом МВД. При этом на периферии, в районном и городском звене сохраняется старая структура. Каждая служба МВД «тянет одеяло на себя», в результате не выполняется основная задача — предупреждение и раскрытие преступлений. Вся эта управленческая махина как перевернутая пирамида давит своим острием на низовые подразделения, где все функциональные обязанности многочисленного аппарата МВД сходятся на одном человеке — участковом инспекторе милиции.

А ведь именно в районном звене необходимы коренные преобразования. Нужно вносить изменения в процессуальный кодекс с предоставлением так называемых прав начальника органа дознания руководителям отдельных служб. Бесспорно, что сегодня квалификация начальников уголовного розыска, ГАИ, службы защиты экономики гораздо выше в юридическом отношении, чем, скажем, командиров воинских частей, капитанов судов, начальников геологических партий и т.п., являющихся по законодательству таковыми в пределах своей юрисдикции. Ну не может сегодня начальник милиции качественно разобраться в каждом из тысяч поступающих в РОВД заявлений граждан, что приводит к нарушениям процессуальных сроков, неадекватному ситуациям принятию решений.

Еще каких-то десять лет назад в здании МВД по ул. Богомольца, 10 располагались: Управление ГАИ, 6-е управление (УБОП), Главное управление исполнения наказаний, Главк пожарной охраны. Теперь у всех этих служб свои роскошные помещения. На территории МВД построен еще один корпус, а сотрудникам центрального аппарата по-прежнему не хватает места. А ведь когда-то центральный аппарат МВД Украинской ССР всех этих служб состоял из немногим более 3 тыс. сотрудников высочайшей квалификации. Сколько же их сегодня после всех этих «сокращений»?

Из успешно боровшихся ранее с преступностью главных милицейских служб — уголовного розыска и БХСС — «отпочковалось» множество подразделений, входивших ранее в их состав. Только всевозможных департаментов в МВД уже более тридцати. Раньше немыслимым было продвижение сотрудника по карьерной лестнице, если он не прослужил некоторое время в одном из оперативных подразделений милиции, как говорится, «на земле».

К чему приводит раздробленность милицейских служб, на своем печальном опыте убедились американские демократы, пытающиеся через создание министерства безопасности объединить усилия всех правоохранительных ведомств. Во всем мире именно полиция была и есть единственной реальной силой, противостоящей валу насилия и ежедневно худо-бедно защищающей граждан от произвола и преступных посягательств.

После выхода из состава МВД служб исполнения наказаний и пожарной охраны, здесь, по сути, остаются исключительно милицейские подразделения и внутренние войска, которые также потеряли значительную часть своей численности, переданной в пенитенциарную систему. Замена пограничных войск государственным департаментом охраны границы, либерализация пограничной службы, как и во всем мире, превращает это ведомство в чисто полицейское формирование. Рано или поздно в Украине будет создана «пограничная полиция», которая естественным образом вольется в общегосударственную милицейскую систему, поскольку именно с милицией пограничников связывает все больше и больше вопросов взаимодействия.

Решение этих проблем невозможно без реорганизации структуры самого аппарата МВД. Сегодня, объективно говоря, необходимо введение должности типа генерального комиссара милиции (полиции) Украины. При частой смене министров кто-то один, политически незаангажированный, должен нести «генетико-информационную память» ведомства, обладая богатым профессиональным опытом и организационно-управленческим талантом, знанием кадров, их потенциала.

На первый взгляд, такая должность в строго централизованной системе, каковой является МВД, это комиссар времен военного коммунизма. Появление в МВД генерального комиссара милиции Украины было бы закономерным итогом «мягкого» проведения идей политреформы в стране и смены всей системы управления в МВД.

Стратегия и тактика управления

С появлением в МВД должности генерального комиссара, возникнет потребность разграничения компетенции двух главных руководителей: министра и комиссара. Столь непривычная, разнополюсная система управления министерством, привыкшим к единоначалию, позволит, что называется, «не замыливаться глазу» и создаст естественную систему противовесов. Это поможет выработать новые критерии оценки работы ведомства, его отраслевых служб, предотвратить профессиональную деформацию личного состава и отдельных руководителей и их постоянную сменяемость с появлением каждого нового министра.

К компетенции гражданских министров должны быть, видимо, отнесены вопросы стратегической политики, определяемой президентом, Верховной Радой и Кабмином Украины, лоббирование и контроль соблюдения вопросов бюджета МВД, материально-техническое обеспечение, реформирование уголовно-административного законодательства, поскольку последнее совершенно не соответствует требованиям дня.

Появление в МВД должности генерального комиссара милиции, компетенция которого как профессионала распространяется на все вопросы оперативно-служебной деятельности, подбора и расстановки кадров, профессиональной подготовки, тактики раскрытия и расследования преступлений, предотвратило бы и кадровую чехарду.

С легкой руки различных временщиков «народился» так называемый аппарат министра, который стал подменять главный штаб. Это ли не пример непонимания элементарной системности управления? При прежнем руководстве появилась огромная армия советников в генеральских званиях и с хорошей зарплатой. Ну что могут «насоветовать» люди, занятые решением личных проблем и живущие вчерашним днем?

Центральный аппарат МВД раздут до невероятных размеров, — всем «своим» нужны должности и генеральские звания. Многочисленные департаменты фактически только мешают управлению милицейской системой, которому нас учили в Академии МВД СССР. По сути МВД, да и областные управления милиции, уже давно перестали быть координирующими центрами управленческого процесса, а превратились в некие дополнительные горрайорганы, дублирующие работу низшего звена посредством многочисленных, запрашиваемых с мест справок, отчетов и издающие, в свою очередь, многочисленные приказы, указания и директивы. Весь этот вал невозможно проконтролировать и добиться его четкого исполнения, т.к. нарушается главный принцип — обеспечение прямых и обратных связей между субъектами и объектами управления.

Отбросив опыт прежних поколений, пришедшие им на смену новые молодые сотрудники лишаются традиций, преемственности, профессионального опыта ветеранов.

К сожалению, многие просто забыли, что компетенция милиции и ее главная задача состоит прежде всего в «обеспечении личной безопасности граждан, защите их прав и свобод, законных интересов, в том числе собственности от преступных посягательств…» (ст. 2. Закона Украины «О милиции»).

Проходят годы, а доктрина деятельности милиции Украины не меняется. По сей день, начиная с районного звена, сотрудников в угоду пресловутой отчетности заставляют манипулировать цифрами ведомственной статистики. Именно министерство должно стать организационно-методическим центром для территориальных подразделений, быть мозговым центром, аналитиком, генератором идей…

«Милицейские услуги» населению

Не менее важным аспектом демократизации реформы правоохранительного ведомства является делегирование части его полномочий муниципальным образованиям. Этим актом МВД снимет с себя и некоторые несвойственные государственной милиции функции и сможет значительно сократить численность офицерского состава. Это касается, прежде всего, передачи функций по обслуживанию населения, что, несомненно, освободит бюджет государственной правоохранительной системы от тяжкого бремени.

Когда-то из системы НКВД были безболезненно переданы в компетенцию местных советов коммунальное хозяйство и загсы, архивы и картография. Теперь пришло время возложить функции по обслуживанию населения на отдельный департамент при МВД, состоящий исключительно из гражданских сотрудников, как это сделано во Франции, да и многих других странах.

Все манипуляции, связанные с коммерческой деятельностью, должны осуществлять гражданские чиновники под общим контролем государства в лице МВД. Проведение технических осмотров автомобилей, выдача разрешений на изготовление мастичных печатей, осуществление надзора за санитарией, организация движения автотранспорта и разметка автодорог, выдача лицензий на продажу оружия, осуществление частной охранной деятельности, оформление паспортов (без права замены фамилий и имен) и т.п. не должны осуществлять люди в погонах!

Носить погоны и иметь специальные звания — исключительная прерогатива тех, кто непосредственно участвует в борьбе с преступностью. При этом за оперативно-административным аппаратом МВД останется всемерный государственный контроль за этой деятельностью, а также выработка стратегии и методологии такой работы. То есть все то, что не связано напрямую с обеспечением общественной безопасности, борьбой с уголовной преступностью и расследованием преступлений, должно исполняться государственными чиновниками. Именно так организовано предоставление специфических административных услуг гражданам во многих странах мира.

Если создать и наладить данный механизм, не понадобятся дополнительные средства на бесконечное увеличение штатов и проведение реформ. Эта идея рождена существующим зарубежным опытом, тщательно изученным мною, в том числе во время работы в дипломатическом представительстве Украины.

Кроме того, и ОГПУ, и НКВД, и МГБ СССР, куда милиция входила долгие годы, имели сугубо «карательную концепцию», которая служила интересам социалистического, тоталитарного государства и прежде всего защищала его, а не рядовых граждан! Поэтому милиция часто становилась придатком органов госбезопасности в целях, реализуемых КПСС.

Сегодня нужна новая доктрина, направленная исключительно на формирование у сотрудников милиции способности на профессиональной основе оградить население от любых преступных посягательств.

При скудном бюджетном финансировании нужд милиции определенные силы предпринимают все, чтобы окончательно развалить один из важнейших государственных институтов. Преступникам не нужна сильная милиция, ее независимые руководители, служащие исключительно закону, а не постоянно меняющимся интересам правящих властей!

Закон об МВД

Назрела необходимость замены понятия «управление внутренних дел» на «управление милиции» (полиции), поскольку МВД на местах уже давно не управляет всеми внутренними делами. В связи с этим возникает потребность появления связующего звена — закона о Министерстве внутренних дел или, скорее, о Министерстве внутренней безопасности, которым должна быть четко установлена единая общегосударственная система милиции Украины, порядок и условия прохождения в ней службы.

Какие-либо исключения и делегирование полномочий другим ведомствам нецелесообразны. Вся правоохранительная составляющая должна быть возвращена в систему МВД. Это налоговая милиция, пограничная охрана, общекриминальные подразделения СБУ и т.п. В противном случае этот закон не будет отвечать ни реалиям дня, ни потребностям общества!

При посещении государства Израиль нас, членов делегации МВД Украины, поразило, что их аналогичное министерство насчитывает всего 63 человека. Причем при каждой смене кнессета или премьер-министров меняются и министры. А вот генеральный инспектор полиции в чине генерал-полковника служит в этой должности уже более восемнадцати лет. Аппарат генерального штаба полиции, кстати, находящийся в другом помещении, насчитывает более 1500 сотрудников. При этом назначение руководителей всех полицейских оперативно-следственных служб зависит исключительно от профессиональных качеств.

Аналогичная система действует в Германии. Есть полицай-президент, а есть министры: федеральный и земельные. Их компетенция совершенно различна, поскольку последние не имеют права напрямую вмешиваться в полицейскую деятельность. Во Франции министр внутренних дел по закону не может давать распоряжения по вопросам конкретной оперативно-служебной деятельности департаменту полиции. И таких примеров множество.

Сегодня принципиальнейшее значение имеет проработка самой концепции охраны правопорядка, профилактики, раскрытия и расследования преступлений. Только установив роль и место как всех государственных органов, так и общественных формирований, начиная с постов охраны объектов различной собственности и негосударственных служб безопасности, можно говорить о целостном, системном подходе к этому вопросу.

Закон требует от рядового милиционера до генерала включительно «принимать исчерпывающие меры предупреждения и пресечения правонарушений, на всей территории Украины, независимо от занимаемой должности, места нахождения и времени суток».

МВД является главным ведомством, деятельность которого напрямую касается всех нас — граждан Украины. Поэтому создание в стране четко централизованной, строго структурированной сверху донизу системы управления правоохранительной деятельностью, могущей оказать самое эффективное влияние на все события, — потребность сегодняшнего дня!

Спокойствие не бывает без порядка, порядка — без служащих ему людей, правоохранителей — без чести. Сегодня все эти аксиомы нужно доказывать делом!

Владимир Карасик начал службу оперативным уполномоченным уголовного розыска в 1976 г., прослужил в органах внутренних дел более тридцати лет. Выпускник Академии управления МВД СССР. Председатель Центрального совета профсоюза аттестованных сотрудников ОВД Украины с момента его создания, член коллегии МВД Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно