ТРЕТЬЯ ВЕТВЬ ВЛАСТИ. НАКАНУНЕ

8 ноября, 2002, 00:00 Распечатать

Вне всякого сомнения, Президенту государства не может быть безразлично, кто возглавит третью ветвь власти...

Вне всякого сомнения, Президенту государства не может быть безразлично, кто возглавит третью ветвь власти. Когда же речь идет о председателе, который заведомо «переживет» Президента на посту, этот вопрос приобретает особое значение. Поэтому неудивительно, что в преддверии выборов нового главы Верховного суда Украины Л.Кучма посетил ВС с официальным дружественным визитом. Само по себе это событие — из ряда вон выходящее. Тем более что тональность была выбрана на редкость точно и встреча прошла в обстановке взаимопонимания.

Говорили о многом. В отличие от целого ряда своих предыдущих выступлений на эту тему, Л.Кучма демонстрировал полное понимание проблем и чаяний аудитории. При этом — никаких обвинений или даже обидных намеков, как бывало. Он сообщил, что в ближайшее время почти вдвое будет увеличена зарплата судей и сотрудников аппарата, существенно улучшится финансирование деятельности судов в соответствии с поручением Президента украинскому правительству.

Что касается вопроса, который посторонние наблюдатели расценивают как главную цель визита, то Президент не позволил себе указывать пальцем. Он лишь повторил, просто к слову пришлось, уже высказываемую им ранее точку зрения: мол, предпочтительнее, чтобы председателем ВС был профессионал, а не политик. И, пользуясь случаем, кинул камень в огород предыдущего председателя ВС Виталия Бойко в связи с его бывшими политическими амбициями. Правда, в контексте виртуального предвыборного списка, который возглавляют два имени — В. Маляренко и В. Онопенко, — несложно догадаться, кто здесь именуется профессионалом, а кто — политиком. Чуть раньше по поводу заявления В.Маляренко, заверившего общественность, что более не претендует на вакантное кресло, Президент выразил мнение, что судья просто погорячился.

А позавчера, например, В.Бойко отметил в интервью информагентствам: не исключено, что выступление Л.Кучмы 5 ноября на встрече с судьями ВС с обещанием в ближайшее время почти вдвое повысить зарплату, улучшить финансирование деятельности судов было «одним из пиаровских мероприятий» для поддержки определенной кандидатуры, хотя конкретные фамилии там не назывались.

Кстати, из тех, о ком шла речь в предыдущих публикациях «ЗН» на эту тему, по имеющейся информации, не сошел с дистанции и.о. председателя ВС В.Стефанюк; интерес к освободившемуся креслу высказывает также господин Шевчук, ранее в этом не замеченный.

Надо сказать, что по мере того, как неумолимо приближается понедельник 11 ноября, судьи все больше уходят в себя. Они и раньше не слишком любили делиться своими соображениями на данную тему, а в последние предвыборные дни она вообще стала чем-то совсем интимным. Что, впрочем, естественно — на карту поставлено многое. И это многое вдохновляет людей на самые разные действия. Например, некоторые констатируют, что В.Маляренко стал гораздо мягче и даже демократичнее. Скоро станет очевидным, объясняется ли это зрелой переоценкой ценностей или же является предвыборной работой над собой, но судьи, особенно из уголовной палаты, настроены оптимистично. Кажется, они полны решимости отдать свои голоса за шефа. Впрочем, не столь дружно, как это представлялось многим изначально.

Кстати, немаловажный нюанс, касающийся другого претендента. Доподлинно неизвестно, распрощался ли В.Онопенко с Верховной Радой всерьез, что необходимо для избрания. По некоторой информации, заявление о сложении с себя депутатских полномочий он оставил то ли накануне, то ли в последний день работы ВР. В таком случае формальности соблюдены, нравится кому-то такая предусмотрительность или нет.

Похоже, и сегодня, накануне выборов, их исход еще не предопределен. Даже несмотря на деликатную установку высокого гостя. В частности потому, что по большому счету, судьи Верховного суда, в своем большинстве избранные бессрочно, действительно в значительной степени независимы. Максимально независимы, насколько это вообще возможно для чиновника в таком правовом государстве, как наше. И в принципе они могут себе позволить роскошь распорядиться своим голосом так, как посчитают нужным. В то же время все они прекрасно понимают: если определенный им лимит независимости будет исчерпан, случиться может все что угодно. Вплоть до изменения состава Верховного суда до неузнаваемости. Те, кто еще вчера плотно держал руку на пульсе, уже завтра легко могут переместить ее на горло.

У меня зазвонил телефон…

Еще о неожиданностях. Почему-то не выходит из головы история со звонком-угрозой в адрес В.Маляренко в связи с грядущими выборами, переросшая в уголовное дело. В ней есть ряд странностей, заставляющих задуматься о происхождении звонка. Причем не совсем в том ключе, в котором, скорее всего, размышляют над этим правоохранительные органы.

Возможно, В.Маляренко действительно звонили недруги и сумели убедить его в серьезности своих намерений. Вероятно, это случалось и раньше, но нынешнее совпадение с последним накалом предвыборной борьбы заставило его обнародовать данную информацию, придав ей необходимое звучание с помощью Генеральной прокуратуры. Тот факт, что в Генпрокуратуре «эту угрозу восприняли реально», сам по себе ни о чем не говорит. Генеральная прокуратура всегда внимательно прислушивалась к словам серьезных людей. Вопрос в том, почему сам заявитель принял угрозу близко к сердцу.

Насколько известно, всю свою сознательную жизнь Василий Тимофеевич Маляренко занимался отнюдь не разведением почтовых голубей или изучением мертвых языков, а самыми что ни на есть мужскими делами: сначала борьбой с преступностью, а последние десять лет, когда суды перестали быть карательным органом, защитой прав и свобод. Крайне маловероятно, чтобы за все эти годы никому не пришло в голову попытаться повлиять на его решение посредством анонимного телефонного звонка. Тем не менее, подобного резонанса по аналогичному поводу не смог припомнить никто.

Если же звонили вовсе не враги, а… друзья, то их услуга весьма сомнительна. Во-первых, электорат В.Маляренко очень специфичен, весьма недоверчив и вовсе не лыком шит. Поэтому такого рода PR-акция абсолютно не способна принести ему лишние голоса. Многим из этих людей тоже звонили, суля недоброе, бывало, что и подкладывали под двери квартиры всякие малоприятные вещи. Тем не менее, даже те, кто считал необходимым прибегнуть к защите соответствующих государственных структур, кричать: «Убивают!» не спешили. Как правило, подобные эпизоды не становились достоянием широкой общественности. Уж не знаю, то ли потому, что считают это дурным тоном, то ли по иной причине.

Впрочем, на свое окружение В.Маляренко никогда не производил впечатление человека, действительно готового отказаться от борьбы. Да и его заявление для прессы в связи с анонимным звонком по стилю очень напоминает предвыборную листовку. Правда, заканчивается оно утверждением, что он не претендует на должность председателя ВС и не желает, чтобы выдвигали его кандидатуру. Но ознакомившиеся с регламентом пленума Верховного суда прекрасно понимают, что на нынешних выборах такое заявление — не просто формальность, а вообще ничего не значащее утверждение. Поскольку регистрироваться претендентам на должность заранее не требуется, любой «член клуба» может предложить кандидатуру любого другого и даже свою собственную прямо на пленуме. Сколько угодно можно отказываться от участия в выборах накануне, потому что даже в понедельник еще не поздно будет вдруг уступить уговорам и подчиниться доброй воле группы коллег, хором утверждающих что-то вроде: «только вы с вашим умом и опытом достойны занять это место».

Таким образом, если звонили доброжелатели (ведь невозможно предположить, что звонка и в помине не было), то реально достигаемая цель в таком случае одна: предоставление возможности В.Маляренко выйти из состязания красиво. Или почти красиво. Действительно ли звонивший задавался такой целью, общественности вряд ли станет когда-то известно. Кстати, если в Генпрокуратуре действительно восприняли заявление серьезно, то почему не слыхать о допросах других претендентов на пост, тех, кто действительно заинтересован в капитуляции В.Маляренко?

Интересно, что Виталий Бойко, комментируя данную ситуацию, отметил, что проработал в Верховном суде около 8 лет и ему «никто никогда не угрожал, не было никаких претензий к рассмотрению отдельных дел и не было таких претензий к другим судьям». Похоже, он В.Маляренко почему-то не верит.

Просто друзья и лучшие друзья

В.Онопенко тоже пришлось прибегнуть к сюрпризам. Впрочем, их было легче спрогнозировать. Во всяком случае, то, что он столь решительно порвет со своим оппозиционным прошлым. И хотя всем понятно, что внутреннее убеждение — это вопрос, часто к фактической политпринадлежности никакого отношения не имеющий, у электората в мантиях В.Онопенко все равно будет ассоциироваться с совершенно конкретной политической силой. Впрочем, это вряд ли станет определяющим фактором, потому что многие судьи ВС еще достаточно хорошо помнят его по совместной работе. И, пожалуй, эти личные впечатления — гораздо более весомый аргумент. Особенно учитывая, что только безнадежно наивный человек, каких в Верховном суде сроду не бывало, может считать, будто реально претендующий на данную должность способен делать это сам по себе.

С другой стороны, тот факт, что В.Маляренко четко не ассоциируется ни с какой политической силой, как видим, не мешает ему рассчитывать на помощь таковой не в меньшей степени, чем на родную уголовную палату. В.Маляренко считают протеже главы президентской администрации В.Медведчука. И этим, пожалуй, все сказано. Кроме, может быть, того, что в данном контексте В.Маляренко у В.Медведчука хоть и первый, но, похоже, не единственный.

Существует и другая «группа поддержки» В.Маляренко, о которой хорошо известно судьям Верховного суда. Даже если считать недавнее назначение земляка В.Маляренко в Генпрокуратуру чистой воды совпадением, но и других совпадений набирается достаточно для того, чтобы назвать их неслучайными. В том числе и, так сказать, кадрово-родственного характера. А если еще припомнить, из какого ведомства «родом» сам генпрокурор, сразу представляется «Бермудский треугольник» Налоговая—Генпрокуратура—Верховный суд. И ясно видится, как бесследно пропадают в нем многие и многие...

Казалось бы, что плохого в том, например, что судьи (своих пансионатов, кстати, не имеющие) смогут поправлять здоровье в прокурорском ведомственном санатории? Это, несомненно, плюс. Все остальное представляется не в столь радужном свете. Потому что если летом хорошо отдохнул, то как же зимой не дать санкцию на арест по просьбе тех же товарищей, которые проявили такую человечность и заботу? Впрочем, совместный отдых, по большому счету, это, наверное, самая невинная мелочь. Особенно, если уже сегодня Генеральный прокурор проводит то ли совещания, то ли собеседования в уголовной палате ВС, причем в отсутствие самого В.Маляренко, отбывшего, по некоторой информации, в налоговую… Разве это не высшая степень доверия? Разве это не свидетельство полного взаимопонимания? Конечно да, и именно это заставляет задуматься о том, чем нежная привязанность целых институтов и отдельных личностей, сплоченных, в частности, делом Фельдмана, обернется для подозреваемых, задержанных и подсудимых.

Чисто теоретические вопросы

Оставим в стороне совершенно бездоказательные инсинуации по поводу круглых сумм, задействованных в качестве предвыборной агитации заинтересованными сторонами; предположим, что судьи убеждены, будто визит Президента по чистой случайности совпал с будущими выборами и их результат никак не повлияет на претворение в жизнь его замечательных планов. Что в таком случае могло бы быть определяющим для судей?

Пожалуй, они достаточно четко представляют, чего можно ожидать в связи с избранием В.Маляренко. Во всяком случае, многим так кажется. В.Маляренко авторитарен, но его действия легче спрогнозировать, и особых перемен не предвидится. Ну, чуть «прикрутит гайки» по мере возможности. Тем, кто и так «хорошо сидит», перемены нужны меньше всего. Активными изысканиями на ниве реформирования судебной системы В.Маляренко тоже вряд ли займется (уж не знаешь, в самом деле, хорошо это или плохо, учитывая местами печальный опыт некоторых последних нововведений). В.Онопенко просто по складу ума гораздо более демократичен. И, о чем бы ни шла речь во время предвыборных «сватаний» кандидатов, несомненно, приход Онопенко принесет гораздо больше изменений и новшеств, чем переезд В. Маляренко из одного кабинета ВС в другой. В отличие от Онопенко, для Маляренко эта должность – «последний аккорд» и, возможно, кого-то из избирателей эта мысль успокаивает.

Многие прогнозируют, что в понедельник вопрос не будет решен окончательно. Не исключают, что ни один из кандидатов не получит необходимого количества голосов и по двум лидерам будет проводиться повторное голосование. Если при повторном голосовании председателя не изберут (что, впрочем, маловероятно), будут проводиться новые выборы с выдвижением новых кандидатур.

P.S. Это будут не просто выборы председателя ВС. Это выбор пути, по которому пойдет развитие судебной системы и определение ее места среди других ветвей власти, настроенных весьма агрессивно. Судьи сами решат, быть ли третьей ветви пасынком и впредь.

Поэтому всецело разделяя заботу Президента о том, чтобы Верховный суд возглавил профессионал, остается пожелать всем нам, чтобы это был человек, который уважает Закон и не позволит «ломать» правосудные решения своих коллег ни себе, ни другим. Который захочет и сумеет сделать еще что-то, кроме выполнения обещаний и возвращения долгов, сделанных в процессе предвыборной кампании.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно