Теория и практика прокуратуры

5 июня, 2009, 16:08 Распечатать

В политических и научных кругах все еще продолжается дискуссия о предназначении прокуратуры, ее месте и роли в системе органов государственной власти, о полномочии ее должностных лиц...

На современном этапе развития украинской государственности остро стоит вопрос о необходимости реформирования правоохранительных органов, в частности прокуратуры. В политических и научных кругах все еще продолжается дискуссия о предназначении прокуратуры, ее месте и роли в системе органов государственной власти, о полномочии ее должностных лиц. В то же время, пока ведутся жаркие споры вокруг теоретических вопросов, этот орган превратился в монстра, который не подчиняется ни президенту, ни Верховной Раде, ни Закону.

Количество уголовных дел, без оснований возбужденных органами прокуратуры, перевалило за критическую черту, что вызывает справедливые возмущения в обществе. Орган, который должен осуществлять надзор за соблюдением законности и быть образцом в сфере применения юридических норм, превратился в главного их нарушителя. От незаконного уголовного преследования со стороны органов прокуратуры сегодня в Украине не застрахован ни рядовой гражданин, ни государственный служащий, ни сотрудник правоохранительных органов. Безосновательное возбуждение органами прокуратуры уголовных дел стало в Украине обычной юридической практикой, вследствие чего в местах лишения свободы может оказаться любой человек, даже тот, который не нарушал законы.

In dubio pro reo, что означает: в случае сомнения — в пользу обвиняемого. Этот постулат римских юристов стал классикой современной юриспруденции. В древние времена говорили, что лучше не наказать десять виновных, чем наказать одного невиновного. Этим они хотели подчеркнуть справедливость публичной власти и закрепить доверие народа к государству. Такой под­ход позволял им обеспечивать право­порядок и стабильность в обществе.

После провозглашения государственного суверенитета и принятия новой Конституции в Украине также возникла тенденция к закреплению в законодательстве классических правовых принципов. Так, в ст. 8 Основного Закона записано: «в Украине признается и действует принцип верховенства права». Это означает, что принцип верховенства права является высшей социальной ценностью по сравнению с принципом верховенства закона.

Еще один классический юридический принцип закреплен в ст. 62 Конституции Украины: «все сомнения относительно доказанности вины лица толкуются в его пользу». Так определено в Основном Законе, и так должно быть в любом демократическом правовом государстве. Именно таким демократическим правовым государством должна стать и Украина, поскольку эти принципы лежат во главе угла провозглашенной Конституции.

Теперь рассмотрим несколько примеров, из которых станет понятно, насколько в нашей стране теория расходится с практикой. Широкую огласку в СМИ получило дело председателя Броварской районной государственной администрации Николая Диденко, задержанного в декабре 2008 года по подозрению в получении взятки. Сумма взятки, озвученная министром внутренних дел Юрием Луценко, составляла 42 млн. долл. США. Цифра поражает, и у наших граждан могло сложиться впечатление, что силовые структуры наконец начали наступление на коррупцию. Естественно, что после того как было выдвинуто такое обвинение, суд дал санкцию на арест Н.Диденко. Однако с момента его задержания прошло уже более шести месяцев, а дело до сих пор не направлено в суд. Более того, человека держат под стражей, но никаких следственных действий не проводят. В связи с этим у любого квалифицированного юриста могут возникнуть вопросы, но для того, чтобы дать на них ответ, необходимо выяснить некоторые обстоятельства этого резонансного уголовного дела.

Прежде всего следует обратить внимание на личность взяткодателя. Им оказался гражданин Сирийской Республики, занимающийся мелкой торговлей на рынке «Троещина». Откуда он мог взять 42 млн. долл. США для того, чтобы дать взятку председателю Броварской РГА? Этот вопрос пока остается открытым.

Человека с деньгами, которые будто бы должен был получить Н.Диденко, задержали не в здании Броварской РГА или в доме Диденко, а на... автомобильной трассе. Самое интересное, что его, фактически соучастника преступления, почему-то не привлекают к уголовной ответственности. А вот Н.Диденко арестовали, хотя денег он не получал. Они даже не были доставлены в то место, которым Диденко, хотя бы теоретически, мог воспользоваться, имея к нему доступ. Таким образом, можно сделать вывод, что доказательства относительно получения председателем Броварской РГА Н.Диденко взятки у следствия отсутствуют. Именно этим объясняется тот факт, что в течение последних четырех месяцев никакие следственные действия не проводились.

Теперь что касается содержания Н.Диденко под стражей. Согласно ст. 371 Уголовного кодекса Украины, должностным лицам, виновным в незаконном задержании, а также в привлечении к уголовной ответственности заведомо невиновного лица, грозит лишение свободы сроком до 10 лет. Это понимают должностные лица Генеральной прокуратуры, расследующие дело Н.Диденко, поэтому ищут любые факты злоупотреблений со стороны председателя Броварской РГА, прекрасно зная, что дело о получении им взятки в сумме 42 млн. долл. США не имеет судебной перспективы.

Факты, свидетельствующие о безосновательности возбуждения уголовного дела против Диденко и о незаконном содержании его под стражей, не могут не вызывать беспокойства. Если в Украине можно фабриковать уголовные дела против назначенных президентом государственных служащих и не нести за это никакой ответственности, так что уже говорить о защите прав рядовых граждан от злоупотреблений со стороны коррумпированных сотрудников прокуратуры.

Яркий пример незаконного преследования украинских граждан высшими должностными лицами Генеральной прокуратуры — дело Бориса Пенчука, осужденного Ворошиловским районным судом г. Донецка к восьми годам лишения свободы. Б.Пенчука обвиняют в том, что он с целью вымогательства дополнительных средств за ТЦ «Белый лебедь» дал заведомо ложные показания о совершении преступления — обвинил в вымогательстве одного из лидеров Партии регионов Бориса Колесникова.

О предубежденности и необъективности расследования этого дела свидетельствует то, что заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин, вопреки требованиям закона, передал его для рассмотрения по существу в Вороши­ловский районный суд г. Донецка. Согласно ст. 38 Уголовно-процессуального кодекса Украины, право изменять подсудность в пределах Украины имеют только председатель Верховного суда Украины и его заместители. Ни генпрокурор, ни его заместители таким правом не наделены. Учитывая то, что согласно ст. 19 Основного Закона «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законами Украины», любые действия заместителя генпрокурора, выходящие за пределы предоставленных ему законом полномочий, являются противоправными и содержат признаки преступлений, предусмотренных ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением) и ст. 365 (превышение власти или служебных полномочий) Уголовного кодекса Украины.

Кроме процессуальных нарушений, есть еще и другие факты, свидетельствующие о том, что это уголовное дело не могло быть объективно рассмотрено ни в одном из судов Донецкой области. Во-первых, потому, что одной из сторон конфликта выступает народный депутат Украины Борис Колесников, далеко не рядовой член Партии регионов — влиятельной политической силы в Донецкой области. Во-вторых, Борис Пенчук — автор книги «Донецкая мафия», негативными героями которой являются лидеры этой партии, а также заместитель генерального прокурора Р.Кузь­мин и судья Бухтиярова (это она осудила Бориса Пенчука к восьми годам заключения). Именно из-за того, что ни в одном из судов г. Киева дело Б.Пенчука не имело судебной перспективы, Р.Кузьмин сознательно, злоупотребляя властью, вопреки требованиям закона, передал его в Воро­шиловский райсуд г. Донецка.

О фактах злоупотребления властью сотрудниками органов прокуратуры низшего уровня свидетельствует дело старшего следователя по особо важным делам МВД Украины в Одесской области подполковника Юлия Филимонова.

Следователь Филимонов добросовестно расследовал уголовное дело о незаконном завладении имуществом на сумму 10 млн. долл. США. Когда он отказался от взятки за прекращение уголовного преследования преступника, Одесская прокуратура возбудила против него уголовное дело, и он был приговорен к пяти годам лишения свободы. Верховный суд Украины этот приговор отменил. Одесский областной апелляционный суд оправдал Филимонова из-за отсутствия в его действиях состава преступления. Справедливость относительно следователя восстановлена, но Генеральная прокуратура до этого времени почему-то не расследует факт незаконного привлечения к уголовной ответственности офицера милиции.

Все это свидетельствует о том, что Генпрокуратура Украины не выполняет возложенных на нее задач. Вместо того чтобы осуществлять надзор за соблюдением законности и преследовать преступников, прокуратура превратилась в репрессивный орган.

Сегодня очевидно, что факты злоупотребления властью должностными лицами органов прокуратуры требуют адекватной реакции со стороны президента, который, согласно ст. 106 Основного Закона, является гарантом соблюдения Конституции и законов Украины. Конечно, Верховная Рада может не дать согласия на увольнение с должности, но тогда граждане Украины будут знать, что именно политические силы прикрывают нарушителей закона, и на очередных (или внеочередных) парламентских выборах дадут им надлежащую оценку.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно