СУД — САМЫЙ СЛАБЫЙ СРЕДИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

11 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 11 октября-18 октября 2002г.
Отправить
Отправить

«Некоторые говорят мне, что я могу работать до конца 10-летнего срока, на который я избран в 1994 году. ...

«Некоторые говорят мне, что я могу работать до конца 10-летнего срока, на который я избран в 1994 году. Но мысли могут быть разные, а позиция должна быть одна, и о принятом мною решении вы знаете», — сказал на последней, очевидно, пресс-конференции в своем нынешнем качестве председатель Верховного суда Украины Виталий Бойко. Виталий Федорович категорически отказался прогнозировать, кто будет его преемником, и не стал говорить о том, за кого бы голосовал он сам, чтобы его не обвинили в попытке повлиять на решение судей. В.Бойко не исключил возможности того, что пальму первенства в этой гонке одержит человек, имя которого даже не называлось на газетных страницах. Впрочем, об этом шла речь в одном из прошлых номеров «ЗН».

Тем же, кого интересует, кто находится в первых рядах среди претендентов сегодня, имело бы смысл, в частности, отслеживать последние миграционные процессы, наблюдаемые внутри Верховной Рады. В смысле изменения позиции и перехода в парламентское большинство. Для тех, кто не понял, поясняем. По высказанной нами в одном из прошлых номеров оценке, самым серьезным, если не единственным недостатком Василия Онопенко, говоря о шансах стать председателем Верховного суда, является его политическая ориентация. И вот В.Онопенко — член фракции Блока Юлии Тимошенко —перешел из оппозиции в большинство. Может быть, когда-нибудь Ю.Тимошенко расскажет в своих воспоминаниях, когда ей стало известно об этом решении и дала ли на него добро. Сегодня это не так уж важно. Гораздо важнее то, что, помимо прочих несомненных достоинств В.Онопенко, известно, что многие судьи Верховного суда относятся к нему весьма уважительно.

Но это все касается будущего. Если говорить об итогах, подведенных В.Бойко, то тут, понятно, интриги гораздо меньше. Каких-то громких заявлений Виталий Федорович напоследок не сделал. И все же его оценка текущего момента как одного из идеологов и главных действующих лиц судебной реформы интересна. Тем более что говоря о своих реформаторских планах, он констатировал: их удалось осуществить на 90%.

Виталий Бойко: «В судебной системе изменилось очень многое. В частности, с точки зрения внедрения в судопроизводство основных его положений: состязательности, разделения функций между обвинением и защитой и отстранения от этого судьи. С чьей-то точки зрения это может быть несущественным. Но когда судья начинает рассмотрение уголовного дела с оглашения обвинительного приговора, он выступает в качестве прокурора. Изменения в судопроизводстве и передача этой функции прокурору сразу отделили суд от обвинения.

Введение апелляционного и кассационного пересмотра судебных решений также многое изменило. Люди почувствовали, что судебная система начинает буксовать. Ведь мало изменить порядок судопроизводства, следует обеспечить его реализацию. Приведу лишь один пример. Раньше те, кто находился за решеткой, не имели права присутствовать на рассмотрении собственного дела судами высшего уровня. Практически был ограничен доступ к суду, и в Верховном суде дела рассматривались в отсутствие обвиняемого и его представителя. Теперь апелляционные жалобы рассматриваются при обязательном участии жалобщика. При этом не имеет значения, находится ли он на подписке о невыезде или под арестом. Но провозгласить прогрессивные положения недостаточно, а для их реализации нет надлежащих условий даже в Верховном суде Украины.

Судебная система в полном объеме начала работать с учетом нового Уголовного кодекса и других нововведений. Несмотря на то, что количество дел в прошедшем полугодии увеличилось почти вдвое — более чем на миллион, включая административные дела, оперативность рассмотрения их судами улучшилась. Если раньше каждое пятое дело рассматривалось с нарушением процессуальных сроков, то теперь это количество составляет 12%.

Правда, возникли проблемы в связи с передачей на рассмотрение судов дел об административных правонарушениях, допущенных участниками дорожного движениям. Только за первое полугодие в суды поступило что-то около 900 тысяч таких протоколов. Целесообразность передачи такого количества дел на рассмотрение судов вызывает сомнения.

Поступает также чрезвычайно много жалоб на действие следственных органов и решения судов по обращению следственных органов. Кроме того, сегодня уже нельзя закрыть дело по нереабилитирующим обстоятельствам без решения суда, как это было раньше.

Существует проблема, связанная с тем, что раньше решения судов проверялись в порядке надзора примерно сотней руководящих лиц. Теперь мы придерживаемся мировых стандартов относительно пересмотра решений. Сегодня единая кассационная инстанция — Верховный суд Украины. И мы не смогли обеспечить своевременное рассмотрение тех десятков тысяч жалоб, которые были сразу направлены в Верховный суд. «Остаток» таких дел по состоянию на 1 июля у нас чрезвычайно велик.

Судебная реформа продолжается, но оказывается, что одних лишь слов о намерениях недостаточно. Создали Государственную судебную администрацию. Есть соответствующий указ Президента, есть руководитель. Больше — ничего. Хотя в соответствии с законом «О судоустройстве», с 1 января материально-техническим обеспечением деятельности местных, апелляционных судов должна заниматься Государственная судебная администрация.

Конечно, само по себе создание такой структуры автоматически не приведет к положительным изменениям. Ее функция: обеспечивать нормальную работу судов под контролем органов судейского самоуправления. Мы считаем, что таким образом будет обеспечена независимость судейского корпуса и ограничено влияние других ветвей власти на судебную деятельность, на ее конечный результат — судебное решение. Такова идеология нововведений, предусмотренных законом «О судоустройстве». Первые шаги в этом направлении сделаны. Однако процесс идет очень трудно из-за стремления приостановить создание судов, отсутствия желания нормально обеспечивать судебную деятельность. Кстати, уже получено два сообщения от апелляционных судов, которые ставят нас в известность, что они не могут выслать дела в Верховный суд, поскольку почтовое ведомство по причине большой задолженности отказывается отправлять эти дела в Киев. Платить нечем, поскольку финансирование отсутствует.

Вообще неправильно было бы идеализировать, считая, что создание какого-то одного органа решит все проблемы. Есть очень много рычагов влияния на судей. Кто выдает судье квартиру? Местный орган власти. Квартира может быть на Оболони, может быть на Крещатике, она может находиться и в подвале или на 18-м этаже. Таким образом, можно говорить лишь о том, что сегодня возможность влияния на судей немного уменьшилась.

Тем не менее телефонное право преодолеть не удалось. В тех условиях, в которых существует сегодня судебная система, есть возможность влиять на судебную деятельность самыми разными способами. Прежде всего, по причине бедности судебной системы. Если мобильный телефон судьи зарегистрирован на кого-то другого, то, наверное, можно, пусть даже раз в три года, позвонить ему и повлиять на принятие решения по делу, интересующему владельца этого мобильного телефона.

Другой пример. У нас были разные подходы к назначению председателя местного апелляционного суда. Мы долго возражали против того, чтобы кто-то за пределами судебной системы решал, кто из судей будет старшим… И вот сейчас через Совет судей к Президенту Украины пошла первая партия на назначение судей на административные должности. Разработано положение, в соответствии с которым судья, рекомендуемый на административную должность, может быть вызван в администрацию Президента и с ним может быть проведена беседа. Как в старые добрые времена. О чем будет идти речь на этом собеседовании? Кроме того, у нас 890 судов, значит, примерно полторы тысячи председателей и их заместителей должны будут ехать на собеседование. То есть и в этом вопросе есть, так сказать, оттенки той системы, которая всегда хочет быть в курсе дел, в том числе дел правосудия, и использовать это надлежащим образом.

Вообще усовершенствование закона «О судоустройстве» — это бесконечный процесс. Я не исключаю, что еще придется создавать региональные апелляционные и кассационные суды, как в хозяйственной системе судов. Потому что количество дел неминуемо будет расти, как уже сейчас увеличивается количество земельных и финансовых споров.

Что касается рассмотрения уголовных дел, то здесь ситуация со сроками рассмотрения улучшилась, чего нельзя сказать о гражданских делах. Но это объясняется огромной нагрузкой судей. В некоторых судах, по-моему, даже в Киеве, в среднем судья в месяц рассматривает около 100 дел. Всего в судах есть 2000 вакансий. Это касается судов всех уровней. Не говоря, правда, о Верховном суде — тут их всего пять. Когда я спрашиваю, например, в Донецком апелляционном суде, где я проработал 10 лет, почему у вас 40 вакантных должностей, председатель говорит, что для судей нет рабочих мест. Та же ситуация и в местных судах. Поэтому стремление других органов власти продемонстрировать заботу о судах — это не более чем слова, за которыми ничего не стоит. Сегодня суд — самый слабый орган среди органов государственной власти».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК