Следствие закончено, забудьте

18 мая, 2012, 15:09 Распечатать Выпуск №18, 18 мая-25 мая

Вопиющее, наглое нарушение закона людьми, призванными этот закон охранять, вынудило нас вновь обратиться к делу о покушении на генерального директора компании «Фармак» Филю Жебровскую.

В 70-х годах на экраны вышел фильм Дамиани с таким названием. Жесткий фильм о безжалостной и всесильной мафии и разъедающей государство коррупции, о продажных полицейских, творящих беззаконие, и простых людях, попавших в жернова чиновничьего беспредела. Но сейчас речь пойдет не о кино, а о реальной жизни, где все вышеперечисленное присутствует в полной мере. Вопиющее, наглое нарушение закона людьми, призванными этот закон охранять, вынудило нас вновь обратиться к делу о покушении на генерального директора компании «Фармак» Филю Жебровскую

После того как Апелляцион­ный суд г. Киева освободил из-под стражи одного из обвиняемых в организации заказного убийства и отправил дело на дополнительное расследование, адвокат потерпевшей, не согласившись с данным решением, обратился с кассационной жалобой в Высший специализированный суд Украины по гражданским и уголовным делам. В своем обращении он просил вернуть дело в Апелляционный суд и продолжить судебный процесс. 

Одновремен­но в высшую инстанцию подали жалобы и адвокаты второго обвиняемого, оставленного под стражей. Один из защитников потребовал и вовсе закрыть уголовное дело. 

Высший специализированный суд рассмотрел данные обращения и оставил в силе определение Апелляционного суда г. Киева, не поленился впервые в истории независимой Украины изменить меру пресечения с ареста на подписку о невыезде второму фигуранту по де­лу. Однако подчеркнул, что имеющиеся материалы не позволяют закрыть уголовное дело, но его об­стоятельства тре­буют более тщательного расследования. Таким образом, дело должно было вернуться на дополнительное расследование. Обе судебные инстанции четко определили и описали, какие именно следственные действия должны быть проведены. 

Конечно, такое решение потерпевшую и ее адвоката не порадовало. Они считали, что все невыясненные ранее обстоятельства можно было бы прояснить в ходе судебного процесса, вызывая на заседание свидетелей или экспертов. Но судебное решение уже есть. Оно законное, и они, уважая закон, вынуждены были с ним согласиться. В конце концов, что для них важно? Установление истины. И, если эта истина будет установлена путем дополнительного расследования, пусть так и будет, решили они. 

Дело из суда ушло в прокуратуру г. Киева. Прокурорский работник дал санкцию о продлении срока следствия на один месяц и направил дело почему-то не в Главное следственное управление г. Киева, той группе, которая ранее его расследовала, а в … Подольское районное отделение милиции, старшему следователю Ю.Скоку. 

Думаю, любой мало-мальски грамотный человек понимает, что судебное решение является обязательным для исполнения. Особенно четко это должен знать юрист, коим и является следователь. По идее, следователь, получив чужое дело на дополнительное расследование, должен был про себя крепко выругаться, а потом, скрепя сердце, выполнять указания суда. А что предписал суд? Провести дополнительные судебно-баллистическую и судебно-медицинскую экспертизы (кстати, по настоянию стороны защиты, которую не устроили результаты уже имеющихся экспертиз). 

Новая баллистическая экспертиза должна была прояснить, почему произошла осечка пистолета, которая спасла жизнь раненой Жебровской и ее водителю. Собственно, зачем именно это нужно выяснять, не совсем понятно, но раз на этом так настаивала защита и данный пункт был внесен в судебное решение, провести эту экспертизу все же нужно. А судебно-медицинская экспертиза призвана была развеять сомнения той же защиты по поводу имеющегося у потерпевшей шрама на спине: все-таки от пули или комарик укусил.

Также суд указал, что необходимо провести дополнительные следственные действия по установлению личности загадочного «Валерия Анатолье­ви­ча» (который, по словам обвиняемых, под невинным предлогом заказал им слежку за Жеб­ровс­кой и потом попросил купить скутер, найденный впоследствии на месте преступления). Еще проверить показания обвиняемых о том, как проводилась слежка за потерпевшей, путем воспроизведения их действий; уточнить, кто именно из работников милиции нашел на месте преступления мотоциклетный шлем киллера и т.д. и т.п. 

Дело поступило к старшему следователю Скоку из Подольс­кого РУГУ МВД в г. Киеве 13 апреля. Он принял дело в свое производство. В тот же день (!), не выполнив ни одного следственного действия, предписанного  судом, он попросту закрыл (!) уголовное дело относительно обвиняемых в организации заказного убийства ввиду отсутствия состава преступления и ввиду недоказанности участия обвиняемых в совершении преступления. Таким образом, свободу получает и второй обвиняемый. Более того, если дело против обвиняемых закрыто, отменяется и мера пресечения — подписка о невыезде. 

«Это дело рассматривалось в двух судах. В решении высшей судебной инстанции сказано, что дело закрывать нельзя, нужно его дополнительно расследовать. Коллегия из трех судей Высшего специализированного суда уголовное дело не закрыла, хотя судьям даны такие полномочия, а следователь райотдела милиции взял на себя такую ответственность! Причем, не выполнив (хотя бы ради приличия) ни единого пункта из предписанных судом следственных действий. То есть судебные решения для следователя — не указ! Он попросту отменил судебное решение!» — возмущается Евгений Пугачев, адвокат потерпевшей.

Действительно, есть чему возмущаться. Уж слишком очевидным выглядит стремление правоохранительных органов поскорее это дело закрыть и «похоронить». И в своем стремлении они допускают все более грубые нарушения закона. 

«Они обязаны в соответствии с УПК Украины выполнить все следственные действия, предписанные Высшим специализированным судом Украины по гражданским и уголовным делам, и потом уже закрыть дело, чтобы создать хотя бы видимость верховенства права, видимость того, что закон соблюдается, но они даже этого не сделали. Так торопятся, так спешат закрыть дело, что идут на самые грубые нарушения законодательства. Видимо, не понимают, что отвечать за это придется им, простым исполнителям, а не их начальству и тайным покровителям», — говорит адвокат.

О том, что уголовное дело закрыто, Евгения Пугачева оповестили лишь 23 апреля, когда срок обжалования постановления истек. Но суд, учтя это обстоятельство, возобновил срок обжалования. 

Прокурор, участвующий в заседании, отстаивал действия следователя, утверждая, что тот все сделал правильно. Мол, следователь вовсе не собирался игнорировать судебные предписания, как могло показаться адвокату потерпевшей, а как раз наоборот, он будет с энтузиазмом выполнять их, но в рамках другого уголовного дела, возбужденного «по факту». Действи­тель­но, без малого три года назад, когда и было совершено покушение, именно подольские милиционеры первыми оказались на месте преступления. Они же и возбудили уголовное дело «по факту». Позже, когда следствие разыскало Л. и З. и предъявило им обвинение в организации заказного убийства, дело, возбужденное «по факту», было приостановлено. Это было известно адвокату потерпевшей. «Чтобы проводить какие-либо следственные действия по приостановленному делу, его, по меньшей мере, нужно возобновить. А этого пока не было сделано», — отметил Евгений Пугачев. 

11 мая Подольский районный суд г. Киева отменил постановление следователя Ю.В. Скока о закрытии уголовного дела против двух обвиняемых. Теперь следователю придется вернуться в рамки закона и работать — выполнять следственные действия, предписанные судом. 

Филя Жебровская и ее адвокат будут бороться вплоть до Европейского суда по правам человека, отстаивая свои законные интересы, поэтому «похоронить» это дело никому не удастся. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно