СЛЕДСТВИЕ ПО-УКРАИНСКИ

22 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 22 августа-29 августа

В ходе масштабных зачисток меняются только подозреваемые. Пострадавшие от взрывов ждут обещанной им «любой помощи»...

В ходе масштабных зачисток меняются только подозреваемые. Пострадавшие от взрывов ждут обещанной им «любой помощи». Водители маршрутных такси требуют отставки начальника горотдела милиции.

Прошлогоднее 11 сентября, 6 и 20 мая этого года стали черными датами в истории Винницы. Взрывы в маршрутках унесли жизни двух горожан, еще 19 человек получили серьезные ожоги, от которых не оправились до сих пор. Подрыватель, требовавший за прекращение терактов миллион долларов США, до сих пор не обнаружен. И это продолжает множить очередные трагедии.

Отсутствие результата беспрецедентных спецмероприятий, проводимых правоохранительными органами, привело к тому, что под горячую руку попадают все новые и новые люди. Уголовное дело по терактам в микроавтобусах уже распухло до десятков томов, опрошены тысячи горожан, задержано около полутораста лиц, похожих на фоторобот преступника, и все зря. Перед правоохранительными органами на самом высоком уровне поставлена задача. И они стараются ее выполнить. Как могут.

Добро пожаловать в... «Сицилию»

В одном из последних номеров «ЗН» («Зачистка по-винницки. Ловят террористов, закрывают... депутатов») депутат Винницкого горсовета Андрей Рева уже заявлял: «Сегодня ищут не столько виновных в терактах, сколько тех, кого можно было бы назначить виновными. Переключить на них общественное негодование». И, похоже, был недалек от истины.

«Террористом» уже пытались признать похожего на фоторобот преступника бомжа, неизвестного утопленника, нескольких любителей пиротехники и психбольного. Это помимо «Лени из Винницы», который перепугал Киев своим голым торсом и «поясом шахида», «захватив» столичный Главпочтамт.

Причем один мастер самодельных петард даже сознался в содеянном. Спасло пиротехника только явное несходство с фотороботом и то, что его не опознали потерпевшие. Почему он взял на себя чужую вину — догадаться несложно.

О том, как происходит процесс дознания, рассказал депутат Винницкого горсовета Сергей Кармалита, который был задержан во время первой волны зачистки города. Об эпопее с его конвоированием в суд с мешком на голове говорилось даже в парламенте. Без комментариев оставалось только заявление депутата в суде о том, что ради получения неких показаний его якобы избивали в изоляторах. Но сразу же после освобождения из-под стражи он восполнил этот пробел.

— Привезли меня в какой-то ИВС, — вспоминает Сергей Кармалита, — Я первым делом задал вопрос: где нахожусь? Не говорят. Тогда я представился, что являюсь депутатом Винницкого городского совета; объявил голодовку в связи с тем, что меня незаконно задержали, и еще раз потребовал, чтобы мне сказали, где я нахожусь. Потребовал, чтобы мне дали расписаться в журнале о том, что я прибыл в ИВС. Мне опять было отказано. Сказали: ты находишься на Сицилии. Ну, я так и написал в жалобе прокурору, что в данный момент нахожусь на Сицилии под охраной нашей милиции... Кстати, как добиваются своего сицилийские ребята, если им что-то от кого-то очень нужно, общеизвестно.

Вытянули меня в следственный кабинет. Без адвоката, конечно. Тут в кабинет буквально врывается начальник Винницкого УБОПа Дерновой со своим заместителем с криками, что я подонок и негодяй.

Справка «ЗН»

Начальник Винницкого УБОПа Валерий Дерновой и двое его заместителей недавно подали в отставку в связи с отсутствием результатов в поиске преступников, устроивших серию взрывов в маршрутках. Перед этим его имя прозвучало и в «деле Кочегарова». Напомним, что начальник Черкасского УМВД генерал-лейтенант Олег Кочегаров в своем кабинете совершил попытку самоубийства, оставив три предсмертных записки. В одной из них, якобы оставленной на своем кресле, он фактически обвинил Дернового в подсиживании.

— Увидев, что допрос «с пристрастием» не получается, зашли с другого конца. Мол, за тобой уже выехала спецгруппа, чтобы этой ночью доставить в Киев. Но получена команда по дороге тебя убивать, так что здоровье тебе уже не понадобится, доставят тебя в Киев калекой. Я спросил: какой смысл меня доставлять в Киев, если киевляне сейчас в Виннице? В ответ снова получил удар в голову. Мол, сильно умный, а это не твое собачье дело.

Может, они хотели, чтобы я нервничал, не спал, ожидая, когда меня заберут ночью убивать. Не знаю. Но в камере я сразу попросил других задержанных быть свидетелями если что и написал как бы предсмертную записку депутатам горсовета. Мол, если со мной что-то случится, то в моей смерти прошу винить Дернового и Корнеева. Эту записку я лично вручил майору, который был дежурным по ИВС, как я позже узнал, Калиновского района.

Ночью 1 июня действительно поступила команда: Кармалита, на выход. На что я сказал: «Я никуда ночью не пойду. Хотите меня убивать, убивайте здесь, в присутствии свидетелей». На том и кончилось, хотя той ночью мне так и не дали уснуть. На следующий день опять говорят: «Вчера у Киева не получилось тебя забрать — заберут сегодня». Я спрашиваю: а что с моими заявлениями, которые я передавал дежурному? Они говорят: «Это мы должны передавать заявления. Но не жалобы, которые ты пишешь на нас»...

Еще через несколько дней меня перевезли в Гайсинский ИВС. Об этом я узнал потому, что там мне впервые дали расписаться в журнале прибытия. Там же началось самое интересное.

Сразу после так называемого «обезьянника» меня забросили к уголовникам. Однако со мной у них вышла промашка, потому что я, слава богу, умею за себя постоять...

Шум драки, уверен, все слышали, но никто не вмешался. Между тем у меня шли уже восьмые сутки голодания. После постоянных избиений работниками УБОПа мое состояние было не самым лучшим, и я прекрасно понимал, что ночью, когда усну, со мной могут сделать, что угодно. Поэтому я попросил, чтобы меня перевели в другую камеру. Понятно, что просьба осталась без ответа.

Вывели меня из камеры только в следственный кабинет. Туда ворвался человек и сразу начал меня бить, приговаривая: «Ты мразь, сволочь, скотина. Тебя сюда привезли, чтоб я тебя здесь кончил. Мне дали команду. Я начальник бандитского отдела Гайсинского района». Я переспрашиваю: «Какого отдела? Бандитского?» А он говорит: «Чтоб ты знал, мразь, самые крутые бандиты — это бандиты в погонах. А я здесь начальник над всеми бандитами, я самый главный бандит в Гайсине. И тебя привезли сюда из Винницы только для того, чтобы убить». Я еще переспросил: «Убить депутата?». А он: «Ты г..., а не депутат, и тебя сюда привезли конкретно мне на разрыв, позвонили и дали команду тебя здесь кончить и опустить. Тебя еще не трахали здесь? Так я обещаю, что трахнут. А потом тебя замучит совесть, и сокамерники подтвердят, что ты повесился по собственному желанию. Так что выбирай».

Но действительно я испугался, когда он описал мою жену и сказал, какой дорогой она обычно ходит домой с ребенком. И добавил, что, мол, наши люди затянут ее в кусты и все такое. Я потребовал лист бумаги, чтобы написать еще одну жалобу прокурору области, и опять получил в голову...

Отсюда теперь вопрос. Если такое допускалось в отношении депутата, то на что могли рассчитывать почти 130 человек, тоже задержанных во время «зачистки», почти 4000 допрошенных в качестве подозреваемых?

Без вины виноватые?

Вина 44-летнего водителя маршрутки Николая Дзюбенко в том, что он, по версии следствия, написал письмо в местную газету «RІА»: «Случайно, по пьяни, услышал, что в июне будет испытано чего-то похлеще, чем в маршрутках. Объектом выбрали либо вагон-кафе в Вороновице вдоль дороги, а может, в Калиновке — тоже вагон...»

Бывшего руководителя ассоциации частных перевозчиков «Маршрут» заставили писать под диктовку... все предыдущие «письма террористов» с угрозами и требованиями выкупа. Для чего — догадаться несложно. Пока что Дзюбенко предъявлено обвинение по ч.2 ст. 259 Уголовного кодекса Украины — заведомо ложное сообщение об угрозе безопасности граждан. По которой, кстати, в Виннице до сих пор не арестовывали и не отдавали под суд еще никого из тех, кто действительно сообщал о «минировании» различных объектов в городе — школ, институтов, универмага. А тут — вдруг...

В понедельник 11 августа почти все маршруточники города пикетировали областной апелляционный суд, где рассматривался вопрос дальнейшего задержания Дзюбенко. Водители требовали освобождения своего коллеги и отставки начальника городской милиции Владимира Лысого. Тем не менее их акция протеста ни к чему не привела. Слушание уже в третий раз было отложено...

Накануне ассоциация «Маршрут» и Винницкое отделение Всеукраинского комитета защиты прав человека провели пресс-конференцию, где расценили действия правоохранительных органов в данном случае как противоправные.

В частности, председатель отделения Владимир Бондарчук сообщил, что к задержанному не пускали адвоката, не сообщали о месте его нахождения, затягивали срок содержания под стражей без решения суда.

— Никто не оспаривает права правоохранителей при наличии подозрения задерживать кого-либо, отрабатывать любые версии, в особенности, когда это касается таких резонансных преступлений, — отметил Владимир Никитич в беседе с корреспондентом «ЗН». — Но надо же действовать правовыми методами с соблюдением законодательства, а не игнорировать права и свободы человека.

— Дзюбенко был задержан 12 июля, но путем перевода из одного отделения в другое это было искусственно скрыто до 16 июля, когда следствие вынесло на суд вопрос продолжения задержания с 3 до 10 суток. А куда же делись предыдущие четверо суток?

Также у Дзюбенко брали свидетельства как у подозреваемого в отсутствие адвоката. Одну из ночей его держали прикованным наручниками, которые не позволяли ему ни лечь, ни сесть. Для меня ситуация абсолютно ясна: правоохранителям надо продемонстировать свою работу. Потому что иначе останутся без должности.

Адвокат Николая Дзюбенко Оксана Курнаева рассказала, что обратилась с адвокатским запросом к начальнику Винницкого горотдела УМВД Владимиру Лысому с просьбой объяснить основания задержания ее подзащитного. Однако встретиться с начальником горотдела милиции ей так и не удалось.

— Господин Лысый со мной и по телефону не желает разговаривать. Когда я прихожу на пост в горотдел, дежурный сразу извещает, что начальника нет. Для меня заказан даже приёмный день — понедельник. Мне пришлось обратиться в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту нарушения права на защиту.

Также я ставлю вопрос о незаконном предъявлении обвинения. Состава преступления нет ни у моего подзащитного, ни у настоящего автора письма в редакцию газеты «RIA». Личность, писавшая это письмо, не указывает, что где-то что-то должно состояться, она написала, что где-то что-то слышала. Где здесь состав преступления? Тем более, когда случилась эта беда, Дзюбенко вызывали в СБУ почти каждый день, где он давал образцы почерков: и правой, и левой рукой, и печатным шрифтом. Т.е. 22 мая он даёт образцы почерков, а 12 июля в прессе появляется это письмо. Полнейший абсурд, — подытожила Оксана Курнаева.

Кстати, еще в июне милиция установила вознаграждение в 50 тыс. грн за информацию о подрывниках маршруток. Премии этой, понятно, до сих пор никто не получил. Без реагирования остались и сообщения множества «доброжелателей», пытавшихся таким образом свести личные счеты со своими недругами. Все эти злопыхатели, экстрасенсы и гадалки, завалившие милицию откровенно липовой «достоверной» информацией, остались при своих интересах. И только маршруточнику вменена почему-то ст. 259 (2) Уголовного кодекса (заведомо неправдивое сообщение об угрозе безопасности граждан), предусматривающая от двух до пяти лет лишения свободы.

Впрочем, Дзюбенко наверняка освободят уже в ближайшие дни. Во-первых, всем ясно, что не тянет он на «террориста». Во-вторых, это понятно, похоже, и самим органам. Зря что ли в городе вдруг начали исчезать почтовые ящики? Говорят, это вроде бы для уменьшения точек отслеживания каждого отправителя письма: кто такой, кому и что написал. И в-третьих, возник очередной кандидат на роль «террориста». На прошлой неделе при попытке ограбления кассы одного торгового дома спецназ блокировал налетчика, который предпочел неизбежной тюрьме самоубийство, взорвавшись на гранате.

Погибшего проверяют на причастность к терактам, у членов его семьи взяли образцы почерков. Тот факт, что он был капитаном милиции, с красным дипломом закончил Национальную академию МВД, уже ничего не меняет. Все равно хуже некуда.

Милиции сейчас крайне необходим результат. И, похоже, любой ценой. И потому, что это дело взято под контроль Леонидом Кучмой, и потому, что министр внутренних дел Юрий Смирнов дал генералу Валерию Бевзу последний срок до сентября. В противном случае прощаться с должностями придется едва ли не всем первым лицам правоохранительных органов Виннитчины.

Тендер состоится в любом случае

Между тем почему-то отошла на задний план глобальная версия осуществления терактов, о которой говорили вначале и власти, и милиция. О попытке передела сфер влияния, которая, похоже, потихоньку начинает осуществляться.

— У нас нет сомнения в том, что теракты произошли из-за перераспределения рынка частных перевозок, — говорит член ассоциации «Маршрут» Константин Саркисов. — Уже есть попытки расколоть нашу организацию: создана альтернативная, часть водителей маршруток перешли туда. Сейчас вместо того, чтобы помогать пострадавшим людям, начинают «прессовать» всех перевозчиков в городе...

Вообще-то, поджоги маршруток в Виннице не в диковинку. С помощью такого метода утрясался рынок частных перевозок во второй половине 90-х. Со временем перевозчики сумели договориться, кому и сколько платить, после чего страсти поутихли. Многие уважаемые люди так и вовсе поставили на маршруты свои «бусики», приносящие, по некоторым данным, не менее 1000 долларов в месяц с одной машины. Серия последних терактов, говорят, вызвана новым переделом рынка с целью вытеснить ныне действующих перевозчиков и поставить своих. Это звучит довольно правдоподобно, т.к. в следующем году будет проводиться очередной тендер для маршрутных перевозчиков, согласно которому у маршрутов будет один хозяин, а не несколько, как сейчас.

«Бытовая травма»

Тем временем в этой истории, где постоянно появляются новые без вины виноватые, начали уже забываться самые первые жертвы. Люди, горевшие в маршрутках. Которых, как обещалось, будут поддерживать всем миром...

Между тем, по словам одной из пострадавших — Оксаны Беспалько, бесплатным для них был только первый лечебный курс в больнице. Сегодня они нуждаются в не менее, а то и в более дорогостоящем лечении.

У всех пострадавших, которым наращивали кожу, появляются язвы на рубцующейся коже. Им нельзя выходить на солнце и на ветер, носить обычную одежду. Для так называемого периода реабилитации, который длится как минимум год, нужна специальная компенсирующая одежда, имеющаяся только в Киеве. Оксане Беспалько выставили за нее счет на 1800 гривен, кое-кому на 3000. Восемнадцатилетней Юле придется еще носить и специальную маску на лице. Т.е. лечение будет продолжаться еще долго и потребует больших денег.

Между тем, говорят пострадавшие, из выделенных областью 6 200 грн. они получили только 5000. Как им объяснили, за вычетом НДС, хотя такой вид помощи налогом не облагается. То же и с деньгами от горсовета.

Пострадавших недавно «обрадовали» ещё и тем, что причиной их нетрудоспособности определена «бытовая травма» (оплата такого больничного составляет 130 грн.). По словам Оксаны Павловны, им объяснили, что они будут признаны потерпевшими от террористического акта только в том случае, если будет найден террорист и над ним состоится суд. И если случившееся вообще будет признано терактом.

Интересно, знает ли о подобной «самодеятельности» на местном уровне Президент, после личного вмешательства которого дело о взрывах в Виннице и было переквалифицировано из «умышленного уничтожения имущества, совершенного путем поджога, взрыва» в «террористический акт»?

— Смогу ли я, получив 130 грн., оплатить счёт на 2000? — сокрушается Оксана Павловна. — В прессе писалось, что маршрутчики выделили деньги. По-моему, 70 тыс. грн. Где они? Порошенко и Домбровский обещали в больнице любую помощь, говорили, что не оставят пострадавших в беде. Где эта помощь? С 24 июля никто не оплатил выставленные счета за их лечение в больнице. Мой знакомый в Израиле, который пострадал во время теракта, получает от государства 500 долларов помощи ежемесячно до конца жизни!

...Оксана Беспалько после случившегося продолжает пользоваться маршрутками. Правда, садится только в светлые.

— У той маршрутки, что взорвалась, был очень темный салон. Я еще зашла и подумала: «Как гроб!». Если бы прислушалась тогда к своей интуиции...

Кстати, иного выбора нет. Охранники в микроавтобусах уже с месяц как исчезли. Все возвратилось на круги своя, словно и не было 11 сентября, 6 и 20 мая. Только погибшим не вернуть жизни. Пострадавшим — здоровья. Задерживаемым по подозрению — веры в законность и правопорядок. Всем остальным — уверенности в том, что к ответственности будет привлечен виновный.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно