СЕМЬИ ПОЛИТРЕПРЕССИРОВАННЫХ ВНОВЬ ПОД КАТКОМ ПРОИЗВОЛА?..

24 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 24 ноября-1 декабря

С «врагами народа», а также членами их семей (ЧСВР) советская власть, как известно, не миндальничала...

С «врагами народа», а также членами их семей (ЧСВР) советская власть, как известно, не миндальничала. Однако, в отличие от родителей, расстрелянных в 1938 году, одесситкам Надежде и Нине Ширяевым, Валентине Ивановой, Евдокии Белоусовой и еще нескольким девочкам с улицы Перекопской дивизии,143 удалось выжить. И даже дождаться реабилитации невинно убиенных, а также возвращения в 1992 году ранее принадлежавшего семьям кооперативного домостроения «Политкаторжанин» — единственного наследства, закрепленного за ними Украинским государством. Нелишне, впрочем, заметить, что приговоры «троек» приводились в исполнение, как правило, без промедления. А вот решение комиссии Одесского горсовета по вопросам восстановления прав реабилитированных от 12 июня 1992 года о возврате членам семей реабилитированных недвижимого имущества чиновники АО «Укрпрофздравница» игнорировали почти два года. Руководство профсоюзного учреждения, на балансе которого оказалось в послевоенные годы это кооперативно-дачное домостроение, дало письменное согласие разве что на «денежную компенсацию» стоимости долевых частей полуразрушенного здания. Пришлось, разумеется, наследникам имущества политрепрессированных обратиться с соответствующими заявлениями к председателю Приморского райсуда Одессы С.Бердникову. И вскоре суд, следуя требованиям закона «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине», рассмотрел их и подтвердил в присутствии юриста «Укрпрофздравницы» законность решения комиссии горсовета, а также выдал исполнительные листы и установил срок принудительного исполнения решения по восстановлению прав детей реабилитированных — до 18 апреля 1994 года.

Истекло с тех пор, как нетрудно заметить, более шести лет. Но — увы! — вспомнить даты, факты, имена вынуждает свежайшее решение судьи Одесского арбитражного суда Н.Никифорчука, оглашенное буквально накануне празднования новоучрежденного Дня памяти жертв голодомора и политических репрессий. Поскольку вердикт арбитра не оставил камня на камне от уже призабытых административного и судебного решений, обеспечивших восстановление имущественных прав реабилитированных. Приходится констатировать: ничто, включая пропущенный 3-летний срок исковой давности, не смогло помешать судье принять к судопроизводству и удовлетворить три исковых заявления руководства «Укрпрофздравницы» к Одесскому горсовету. И в то же время судья решительно отклонил заявления вышеупомянутой Надежды Ширяевой, председателя местной организации «Мемориал» им. В.Стуса, а также других лиц — законных наследников имущества граждан, пострадавших от репрессий 30-х годов. Хотя суть их заявлений сводилась всего-навсего к тому, чтобы предоставить возможность председателю одесского «Мемориала» защитить в суде права и интересы членов семей реабилитированных в качестве «третьего лица по делу». Поскольку арбитр приступил к рассмотрению вопроса о законности унаследования членами семей реабилитированных долевых частей кооперативного домостроения по ул. Перекопской дивизии (ныне — Фонтанская дорога), 143, инициированного чиновниками ЗАО «Укрпрофздравница»…

Судья Н.Никифорчук оставил без каких-либо последствий также заявление адвокатов семей жертв политрепрессий по поводу «неправомерности принятия к арбитражному судопроизводству иска о признании недействительным решения комиссии горсовета по вопросам восстановления прав реабилитированных». И у присутствующих на судебном заседании сложилось впечатление, что Н.Никифорчук ради обоснования определенного вердикта готов отвести любую помеху, которая могла бы этому воспрепятствовать. Итог разбирательства был вполне предсказуем: полностью удовлетворить исковые заявления ЗАО «Укр-профздравница» к Одесскому горисполкому «о признании недействительным решения комиссии Одесского горсовета по вопросам восстановления прав реабилитированных от 12 июня 1992 г.». Стоит заметить: вынося 21 ноября этот вердикт, Н.Никифорчук даже не позаботился о соблюдении формальности — оглашения письменно оформленной резолютивной части решения. Впрочем, никто об этом и намекать не стал. Уж слишком явно продемонстрировал начинающий арбитр Никифорчук свое отношение к регламентным требованиям арбитражного процесса на шести заседаниях суда!

Между тем доводы сотрудника управления правового контроля горисполкома Аллы Малой, приведенные на судебном заседании в пользу законности решения комиссии горсовета от 12 июня 1992 г., так и не были опровергнуты убедительными контраргументами представителя истца Сергея Черноморца. В частности, тот важный факт, что «комиссия, в составе которой работали опытные юристы, принимала решения на основе достаточного объема собранных документов и свидетельских показаний, в соответствии с требованиями закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине». Собственно, представитель ЗАО «Укр-профздравница» даже не пытался поставить под сомнение родственные связи репрессированных с нынешними владельцами домостроения. Однако, настаивал С.Черноморец, при принятии решений по восстановлению прав реабилитированных городская комиссия не всегда руководствовалась прямыми актами советских «органов власти, например, об отнятии имущества» у семей репрессированных граждан, а также четкими указаниями в документах, что помещения в кооперативном доме «Политкаторжанин» ранее принадлежали репрессированным «на праве собственности», а не были «закреплены на праве постоянного пользования». Впрочем, наиболее удобными для Одесского арбитража, вероятно, являлись бы указания о «реквизиции» домовладений, принадлежавших репрессированным «на праве частной собственности». Только не подозревали об этом представители тогдашней революционной власти, включая «тройки» юристов 30-х годов, часто не на должном уровне оформляла документы в ходе ночных арестов также «обслуга воронков». Видимо, именно с учетом этих пробелов и требовали опытные одесские юристы, входившие в состав депутатской комиссии по реабилитации, у заявителей-претендентов на недвижимое имущество реабилитированных не только пакеты архивных документов, но и необходимые показания свидетелей…

А адвокаты членов семей реабилитированных Матвей Вознюк и Игорь Эльчибикян, не допущенные арбитром Н.Никифорчуком к участию в судебном процессе в качестве «третьей стороны», мотивируют «запоздалые на несколько лет поиски изъянов» в обосновании решений комиссии горсовета и настолько же «запоздалые иски» ЗАО «Укрпрофздравница» к городской комиссии по реабилитации не чем иным, как «внезапно открывшейся возможностью для местных влиятельных бизнесменов подзаработать на земельном бизнесе». Пока сверхдорогую приморскую территорию, где находится бывшее кооперативное здание, нельзя было превратить в товар (стоимостью тысяч за 5 соток дачного участка!), никто и не затевал арбитражных тяжб с наследниками реабилитированных. А после издания президентского указа о земельной реформе возник в Одессе жесткий земельный бизнес. Одна из зарегистрированных в текущем году местных фирм («Укрспецпостач») и подписала в августе текущего года с ЗАО «Укрпрофздравница» договор о купле-продаже комплекса зданий и сооружений в приморской зоне облцентра, включая и земельные участки по адресу Фонтанская дорога, 143, за кругленькую сумму в 1250 тысяч гривен. Как договаривались предприниматели А.Грановский и К.Жила решить проблему упоминаемого домостроения, можно лишь догадываться. Неизвестно также, кто должен обеспечить возврат здания, переданного в 1992-м членам семей реабилитированных, опять в собственность ЗАО «Укрпрофздравница». Непреложным фактом является лишь то, что вследствие крутой сделки попал под жернова земельного бизнеса единственный на Юге Украины Музей политрепрессированных, торжественно открытый в Одессе активистами общества «Мемориал» им.В.Стуса еще в 1995 году. Поскольку создали его председатель историко-просветительного общества Надежда Ширяева вместе с сестрой Ниной Ширяевой в память о репрессированном отце Афанасии Федоровиче именно на основе обмена помещениями. Уступив прежнее на берегу моря, где полвека назад проживала родительская семья, приобрели более подходящее для этой цели — на Малой Арнаутской, 1. О том, что и так можно распорядиться дорогим жильем, может, даже трудно представить торговцам недвижимостью и земельными участками, впопыхах планирующим варианты бизнеса на морском берегу…

А вот адвокаты семей реабилитированных уже в полной мере ощутили трудности ведения судебного спора в условиях «прессинга по всему юридическому полю». На что указывает, к примеру, отказ арбитра Никифорчука допустить их к участию в судебном процессе в качестве «третьей стороны» и его же решение о принятии к судопроизводству искового заявления о признании недействительным решения комиссии по реабилитации? Вот один из ответов сотрудников управления правового контроля Одесского горисполкома (цитирую по аудиозаписи): «Поскольку в этом деле (о признании недействительным решения комиссии по реабилитации. — М.А.) затрагиваются интересы физических лиц — наследников политрепрессированных, то, конечно, этот спор не должен рассматриваться в арбитражном суде. Ведь участвовать в арбитражном процессе могут только юридические лица. Более того, решение комиссии (горсовета. — М.А.), согласно закону о восстановлении прав жертв политических репрессий, имеет силу судебного решения. Именно на этом основании Приморский райсуд Одессы и издал исполнительные листы (о принудительном исполнении решения комиссии. — М.А.). Арбитражный судья не мог этого не знать, когда принимал иск «Укр-профздравницы» к рассмотрению. Поэтому я считаю, что он должен был сразу отказать в принятии такого искового заявления. Но поскольку это дело «нестандартное», публично об этом говорить не могу». А что думает на сей счет наиболее авторитетный в Одессе специалист по гражданскому праву, завкафедрой гражданского процесса Национальной юридической академии профессор Юрий Червоный? «Арбитражный суд не вправе рассматривать иски по решениям админорганов, коим является и комиссия горсовета по вопросам восстановления прав реабилитированных. Подобные иски может рассматривать только суд общей юрисдикции».

Увы — эту точку зрения члена-корреспондента Академии правовых наук Украины, похоже, не разделяет не только арбитр Н.Никифорчук, но и председатель Одесского обласного арбитражного суда Валерий Балух. «Да, я изучал жалобы членов семей реабилитированных, — заявил Валерий Сергеевич в беседе с автором этих строк, — и в частности председателя общества «Мемориал» Н.Ширяевой, переданные мне в конце октября для реагирования лично министром юстиции С.Станик и председателем Высшего арбитражного суда Д.Притыкой. Но полагаю, что судья рассматривает дело согласно требованиям законодательства и на основании собранных доказательств… Единственное, что я заметил: слишком медленно ведется рассмотрение дела. Что касается законности принятия иска к рассмотрению, то арбитр начал процесс и считает, что поступил правильно…»

Так высветился еще один примечательный аспект в «деле о признании недействительным решения Одесской городской комиссии по реабилитации», а именно беспомощность граждан перед властной машиной, намертво замкнутой на обеспечение определенных интересов, все более выразительно напоминающая атмосферу небезызвестных устоев тоталитаризма. Вот только некоторые штрихи. Подготовленные с помощью квалифицированных адвокатов заявления и жалобы в различные инстанции — начиная от прокурора области, руководства Одесского областного и Высшего арбитражного суда Украины, вплоть до министра юстиции и гаранта Конституции лично — по поводу ущемления конституционных прав граждан, членов семей жертв репрессий 30-х годов, чаще всего направлялись в тот же Одесский арбитраж, решения судей которого вызвали нарекания. А в иных случаях бесследно исчезали, либо наталкивались, по словам заявителей, «на бронированную стену» безразличия к их судьбам. Причем никто, включая арбитра Никифорчука, разумеется, не отрицал законности их требований. Но вот, к примеру, образчик реагирования на жалобу областного прокурора М.Косюты, который поручил изучить ее начальнику соответствующего отдела. «Сообщаю, — ответил он месяц спустя гражданке Н.Ширяевой, — что в соответствии с решением Конституционного суда Украины от 8.04.99 г. и ст. 2 АПК Украины органы прокуратуры имеют право представлять и защищать интересы государства в лице органов, уполномоченных государством осуществлять соответствующие функции в спорных отношениях. Из жалобы усматривается, что возникший спор интересов государства не затрагивает, и поэтому оснований для вмешательства органов прокуратуры не усматривается». Между тем даже в самой должности исполнителя ответа — «начальника отдела представительства интересов граждан и государства в судах облпрокуратуры И.Кармазина» заложен, как нетрудно заметить, несколько иной принцип прокурорского реагирования!..

Знакомясь с документами этого арбитражного дела, честно говоря, трудно отрешиться от мысли, что присутствуешь при повторной «реквизиции» имущества у членов семей реабилитированных. Может быть, все изменится после учрежденного Президентом Дня памяти жертв произвола?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно