ПЯТАЯ ВЛАСТЬ ИЛИ ПЯТАЯ КОЛОННА

21 марта, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 21 марта-28 марта 1997г.
Отправить
Отправить

В международном рейтинге надежности капиталовложений по 170 странам мира Украине отведено далеко не почетное 130-е место...

В международном рейтинге надежности капиталовложений по 170 странам мира Украине отведено далеко не почетное 130-е место. Но и это еще не все. Существует еще и международная оценка степени коррумпированности стран. Наивысший балл - 10. Это идеал чистоты. Практически ни одна страна в мире его не удостоена. Украина же и в этой «табели о рангах коррумпированности» прочно обосновалась в шестом десятке. Не радостно, прямо скажем. Не радостно.

Увы, но мы живем в мире кривых зеркал совковой статистики. Не потому ли цифирь преступлений, озвученная нашими высшими правоохранителями за минувший год, дышит оптимизмом. Все, мол, идет прекрасно. Да, конечно, преступлений предостаточно. Но не надо паниковать - уже есть спад на целых 4%. Правда, наметилась тенденция к росту тяжких преступлений и резкому омолаживанию преступного мира. Имеется в Украине и почти 1500 преступных организованных формирований, которые, кроме сугубо уголовных дел, активизировались в коммерческой деятельности. В том числе и во внешнеэкономической. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо.

Но если сопоставить статистику преступности в Украине в подаче различных руководящих правоохранителей, то от их противоречивости просто свихнуться можно. Не знаешь, кому и верить. Не случайно бывший глава МВД Украины, а ныне глава Службы безопасности В.Радченко недавно заметил, что менее всего доверяет нашей криминальной статистике. Надо думать, у генерала для этого есть серьезные основания.

Что это? Закон омерты - закон мафии о молчании? Или что-то другое? Умом, сердцем хочется постичь все происходящее. И, увы, временами оторопь берет - ощущаешь просто бессилие. Не потому ли из небытия начали возникать доброхоты, ностальгически взывающие к отвергнутому историей прошлому - временам твердой руки, принесшим Украине неисчислимые беды.

Полноте. Закон никогда не был у нас в чести. И в приснопамятные советские времена - тем более. Нормой были двойные стандарты, применяемые власть имущими к людям в зависимости от места, занимаемого на державной или партийной иерархической лестнице. В стране было заведено две реальности. Реальность правды и реальность лжи. И так - испокон веку. И жить нам приходилось чаще всего во лжи. Вот и пожинаем плоды той исконной амбивалентности.

Да, был страх перед законом. Но уважения к нему - никогда. Были ложь и приспособленчество. Именно это становилось альфой и омегой существования.

В наше же сумбурное время крушения правовых норм и образования незаполненных законодательных ниш эмбриональной демократии, во времена, замутненные падением общественной морали и утверждения культа нахрапистой силы и денежного мешка - государственная система не просто деформировалась, но деградировала. Невольно то и дело задаешься вопросом: неужто демократизация общества должна неизбежно вести к глобальной правовой дестабилизации?

Преступления в государственной системе - если только не случайность - увы, неизбежное зло, связанное с фатальными пороками человеческой натуры. Когда же это приобретает массовый характер, становится обыденным правилом бытия, определяющим стиль жизни, они, эти преступления, приобретают своеобразную автономию в государстве. В условиях же попустительства, благоприятствующего их росту, утверждению и процветанию, криминалитет объективно выделяется в некую субкультуру, оказывающую заметное влияние на жизнь страны, ее государственных институтов. Примером тому Крым, ставший украинской Сицилией.

Зримость этой субкультуры, если даже взять ее сугубо внешнюю сторону, проявляется не только в ставшей обыденной, привычной амбициозной демонстрации беззастенчивой и бессовестной социальной поляризации общества. Даже не в том, что новоявленная криминальная олигархия не знает удержу, куда девать свои богатства: строит дворцового типа особняки, покупает роскошные автомобили, отправляет своих недорослей на дорогостоящую учебу в престижные вузы. Но в лексическом «обогащении» языка общения на всех уровнях. Вплоть до высших государственных.

Уголовная лексика исподволь занимает господствующее положение, постепенно вытесняя общепринятый язык. Повальная приблатненность становится своеобразной формой общения, нормой жизни. Становится «хорошим тоном» демократии. Превращается в некое славянское эсперанто.

И все это - очевидное проявление криминальной революции. Тихой, ползучей. Именно это определяет стиль жизни общества, взращивание новых идеалов. В обществе втихую утверждаются стандарты противоправного бытия. Стандарты «пятой власти».

Спираль преступлений и коррупции раскручивается все стремительней. Вовлекает в сферу своего влияния все новых и новых неофитов. Выйдя из коротких штанишек самодеятельного периода проб и ошибок, криминалитет начинает приобретать самодостаточность. Становиться не просто экономическим фактором, с чем власти уже, кажется, смирились, но и политической силой. Ведь только в прошлом году органами правопорядка было выявлено более 2600 проявлений коррупции среди народных депутатов разных уровней и госслужащих.

Уголовщина смогла безболезненно расправить плечи и пустить глубокие корни только тогда, когда наши государственные структуры, наши правоохранительные органы поразила коррозия коррупции. Так и только так могло начаться врастание криминалитета во власть. И, как свидетельствует глава Службы безопасности Украины В.Радченко, «на сегодняшний день по уровню организации и развития преступность растет быстрее, чем правоохранительные органы».

Не надо лицемерить, фарисейски выворачивая факты наизнанку. Тут уж никакое мифотворчество не поможет. Надо, наконец, познать причины и истоки этого социального, государственного бедствия. Время упущено. Беду не предотвратили. Значит, необходимо приступить к планомерной, скрупулезной борьбе с мафиозными структурами. И не увещевания, а неотвратимость кары в соответствии с законом должны стать государственной нормой.

Коррупция многолика. Взращена она не на пустом месте. Не спонтанно, не по недомыслию или чьей-то злой воле. Произошло так потому, что при переходе от несвободы к свободе в Украине не изменилось главное - отношения гражданина и власти. Человек остался все так же унижен в своей повседневности, как и ранее. Почти исчезла цензура политическая, но сохранилась и окрепла - экономическая. Система взаимоотношений гражданин-чиновник не претерпела никаких изменений. Сохранилась в неприкосновенности. Снова Держава над человеком. Снова человек - песчинка, ничто. Так, электорат. Снова чиновничья тирания.

Так что причина появления вконец обнаглевшей коррупции отнюдь не робкие и несостоявшиеся пока потуги демократизации нашей жизни. Если в стране не работают законы, значит в ней ничего не изменилось. Властные вакуумы, образовавшиеся от легкой ряби псевдодемократической эйфории якобы смены государственного устройства и якобы крушения былых рутинных догматов большевизма, заполнились стремительно. Испуг многочисленного чиновничества прошел в одночасье. Бодренько отреклись от старого мира, отряхнув его прах со своих ног, демонстративно отреклись от «ума, чести и совести эпохи», которым ревностно служили, сэкономив на партвзносах. И не мешкая провозгласили себя исконными демократами, а для вящей убедительности стали размашисто осенять себя крестным знамением. Боязливо оглядываясь на таких же проворных соперников, бочком-бочком напрочь вытеснив отовсюду неосмотрительных романтиков демократической независимости, все оказались при деле.

Все сели на свои места. Все стало на свои места. Одно светлое будущее сменилось другим. Вот и вся недолга.

Ведь в системе власти мало что изменилось. Рутинная бюрократическая крепость командно-административной пирамиды оказалась нерушимой. Былая властная номенклатура, вывесив новые флаги, развесив новые портреты, весьма комфортно устроилась на прежних, насиженных местах.

Оклемавшись от шока возможного отлучения от кормушки, властная номенклатура, сломя голову, ринулась наверстывать упущенное. Вертухаи от экономики ринулись во все тяжкие во имя новых благ и доходов. Реванш партноменклатурой был взят сполна.

Так произошло врастание криминалитета во власть. Так возникла несомненная преемственность навыков и традиций. Так, наконец, началось формирование повального криминального мышления, криминального менталитета управленцев. «Крестные отцы» коррумпированной бюрократии заработали на перспективу.

Не потому ли до сих пор в стране не соберутся с силами и знаниями наши правоведы, дабы с исчерпывающей точностью сформулировать правовое понятие коррупции, сводя все лишь ко взяточничеству. Так ведь проще. Так - безопасней.

Хватит ловчить да лукавить. Речь должна идти об одном из решающих факторов дестабилизации государства. О преступлении, посягающем на национальную безопасность государства. Хотя бы уже потому, что, как свидетельствует мировой опыт, с государственной точки зрения, опасность коррупции в том, что она оказывает принципиально негативное влияние на развитие экономики, на становление государства. Ибо отстаивает только интересы тех или иных групп и кланов. Преступных групп и преступных кланов.

Именно так воедино увязываются деньги и власть. Именно в этом и кроется первопричина многих заказных убийств при переделе сфер влияния. Убийств, которые так и остаются нераскрытыми. Случайно ли в прошлом году было закрыто 400 уголовных дел по убийствам? А что ожидает еще 118 заказных убийств прошлого года?

Происходит брак по расчету между коррупцией и уголовщиной. А понятие «организованная преступность» приобретает совершенно иной смысл, нежели нам это упорно навязывают. Истинный смысл. Не просто противоправный, не просто чисто уголовный, но и антигосударственный.

Вся эта система логически выстроенных, тщательно просчитанных, изощренно проработанных и скоординированных акций приобретает неоспоримые признаки классической высокоорганизованной мафиозной структуры общегосударственной значимости.

Не потому ли, по оценкам зарубежных экспертов, в зарубежных банках, в зарубежной недвижимости помещено от 40 до 100 миллиардов долларов, похищенных в Украине. Да и в самой Украине в теневом обороте крутится примерно 12 миллиардов долларов и 3,5 миллиарда гривен.

«В жизни каждого человека однажды происходит очная ставка с плахой», - писал Чингиз Айтматов. Под плахой подразумевалось не место казни, но место обретения истины, которую ищет человек. И общество в целом тоже.

Обретение истины демократической государственности в наших условиях непрестанно упирается в пока непреодолимую стену преступной коррупции, в несокрушимую пока глыбу криминализации всего и вся.

Не хотелось бы быть неправильно понятым. Не к всеобщей подозрительности взываю. Не к охоте на ведьм. Все это уже было в нашей кровавой истории, плоды которой пожинаем и поныне. Любые призывы к крайностям, на которые мы генетически столь горазды, возврат к массовым повальным репрессиям - преступление, которое может отбросить страну на обочину мирового сообщества. Править бал должен только закон. Таков выстраданный нами путь. Закон должен стать нормой, платой обретения истины. Но закон, а не фикция. Закон, а не декоративная видимость государственной атрибутики.

Каждое здание начинается с фундамента. Чем выше намереваются его возвести, тем тщательней должен быть просчитан и глубже заложен фундамент. Иначе не только перекосов, но и разрушений не избежать. При плохом фундаменте рано или поздно здание рухнет. Жертвы при этом неминуемы.

Каждое государственное сооружение непременно подчинено этим же принципам. Фундаментом такого здания является Конституция. И именно Конституция и на ее основе правовая база создают предпосылки нормального функционирования государства. Всех его институтов. Мало того, должны быть предусмотрены и «законодательные инструкции» по безотказному взаимодействию всех государственных механизмов. Учитывающие все, вплоть до мелочей. Дабы любые неполадки, а они неизбежны, такова уж жизнь, можно было ликвидировать с наименьшими издержками для общества.

Но общеизвестно, одна из опаснейших порч, поражающих любые сооружения, механизмы, даже живую природу, - коррозия. Лучшие умы человечества ищут возможности, чтобы предупредить ее появление, ликвидировать ее разрушительные последствия.

Коррупция - это общественная порча. Своего рода коррозия власти. И попустительство коррупции - ничто иное, как способствование расшатыванию власти, разрушению государства. Более того, каждая государственная структура, каждый человек, не препятствующий ей, - вольно или невольно становится соучастником преступления. Что же касается «чемоданов компроматов», которыми время от времени с психопатической одержимостью сотрясают воздух, - все это, свидетельством тому практика, не более чем примитивные шумовые эффекты создания видимости активной борьбы.

Но вот что примечательно. Едва все эти разоблачительские мистификации стали материализовываться в законодательные акты, предназначенные стать преградой на пути преступности, как дело выродилось в нечто постыдное. Именно так и произошло с законом о борьбе с коррупцией.

Не вдаваясь в детальный анализ этого очередного всплеска могучего коллективного интеллекта наших законодателей, в самом общем виде главную направленность этого акта можно свести к созданию условий для вывода из-под удара криминальной ответственности пирамиды служивого чиновничьего ворья. Все усилия были направлены на перевод уголовной ответственности в стезю административной.

Куда уж дальше, если не только не сформулировано само понятие коррупции, но в традиционной суете межклановых склок тот закон не предусмотрел самую малость: неотвратимость наказания за недостоверность декларирования доходов чиновниками. Не потому ли все так сталось, что сановным чинушам да слугам народа не с руки засвечивать свои истинные доходы. Ведь судя по всему основное место службы для многих власть имущих может оказаться далеко не основным источником поступления материальных благ.

И это не пустое предположение. Так, народный депутат Украины Петр Шейко, а он человек весьма информированный - глава Комиссии Верховного Совета по регламенту, этике и депутатской деятельности - недавно ничтоже сумняшеся посетовал, что «депутатской зарплаты не хватает». И это при оплате по высшему государственному разряду табели о рангах. Примерно 600 гривен в месяц, выплачиваемых регулярно. А посему «депутаты вынуждены искать дополнительные источники дохода». Вот так-то! Надо думать, что именно благодаря этим «дополнительным источникам», как заметил тот же Петр Шейко, «есть такие (депутаты), кого даже при условии постоянной работы в парламенте не очень интересует зарплата». А посему «есть у нас несколько депутатов, которые вообще до сих пор не знают, где находится бухгалтерия». Альтруисты, да и только!

Вот и взрываются петарды да шутихи бескомпромиссности. Провоцируются скандалы поскандалистее. Бесстрашие бьет через край. Но при этом все недосуг внести в Уголовный кодекс соответствующие статьи. Принять законодательные акты. Шумим, братцы, шумим!

А может быть, все проще? А? А может быть, просто ворон ворону глаз не выклюет?..

У медицины и законотворчества по сути дела общая цель - забота о здоровье. Человека и общества. Медицина врачует физические недуги. Законодательство - правовые. И врачи, и депутаты, вступая на свою хлопотную стезю, принимают клятвы. Одни - Гиппократа. Другие - служения народу.

Общеизвестно, врач, не посчитавший существенными симптомы смертельной болезни, замалчивающий их и последствия недуга - либо никудышный врачеватель, шарлатан, либо союзник болезни. Но и в том и другом случае - соучастник убийства. Третьего не дано. Он - клятвопреступник. Отсюда и последствия. Или лишение права на практику, или уголовная ответственность. В отличие от парламентариев наших, наделивших себя «депутатской неприкосновенностью» да безотзывным статусом...

Закон о борьбе с коррупцией и организованной преступностью необходим. Но действующий, а не имитирующий борьбу.

Главный принцип мало-мальски правового государства - неотвратимость наказания за преступление - у нас начисто игнорируется. Вновь в действие вступает «табель о рангах» подсудности. На скамьи подсудимых чаще всего попадает мелочишка, исполнители. Крестные же отцы остаются в безопасной тени.

И не просто в тени, но диктуют свои правила игры. Законы криминального террора. Все зримей прорисовывается диктатура криминалитета. И физическая. И психологическая. И все это воспринимается обществом с обреченной покорностью. Как данность бытия.

Все это закольцовывается в нерушимую систему круговой поруки, из которой не вырваться. Ведь каждый, даже начинающий бизнесмен, вопреки своим нравственным установкам, если таковые имеются, изначально должен усвоить правила игры: кому и сколько надо дать, чтобы с наименьшими потерями просочиться сквозь бюрократическое сито инструкций и зарегистрировать свое право на предпринимательскую деятельность. Как заявил по этому поводу вице-премьер В.Пинзеник, сей «вступительный взнос» - помимо официальных немалых поборов - по минимальным прикидкам составит не менее 2000 долларов. Или, как нынче принято говорить, условных единиц. Но это только начало!

Если возникнет необходимость во внешнеэкономической деятельности, такой мелочевкой не обойтись. Это во всем цивилизованном мире в зарубежных сделках, связанных с кредитами, инвестициями и прочими коммерческими операциями в зарубежье, выступают частные фирмы. У нас же, как и в былые, советские времена, главный бизнесмен - правительство. А значит - его чиновник. У него-то и следует выкупать право на такую деятельность. Вот он и устраивает «тендеры» для своего кармана.

Так деньги и только деньги становятся пропуском к деньгам!

И не надо лукавить, что все это тайна для власть имущих. Если имена берущих и прикрывающих становятся ведомы даже начинающим предпринимателям, то наверняка известны и нашим правоохранителям. Так может быть, дело все-таки в другом? В непререкаемом торжестве императива «деньги - это власть».

Назовем же вещи своими именами. Преступность такова, какой ей позволяет быть государство. Так и только так. И не надо фарисействовать по этому поводу.

Не потому ли «пятая власть» не испытывает у нас особого дискомфорта, а по своей значимости не просто сравнялась с четырьмя официальными, но оказывает на них несомненное влияние. Если в стране не работают законы, страна обречена. А все мы становимся заложниками уголовного мира.

«Пятая власть», проникая во все поры государственного организма, не просто наращивает «мускулы легитимности», но превращается в «пятую колонну», рвущуюся к абсолютной и безраздельной власти. К диктатуре криминалитета. Диктатуре!..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК