ПРЕЗУМПЦИЯ ОТРИЦАЛОВКИ

17 сентября, 1999, 00:00 Распечатать

Все более совершенным звеном судопроизводства Автономной Республики Крым становится защита. Это ...

Все более совершенным звеном судопроизводства Автономной Республики Крым становится защита. Это можно бы только приветствовать, но в последние годы нередко случается, что победа защиты в том или ином судебном процессе не влечет за собой торжества справедливости. Бесспорно, это явление можно наблюдать и за пределами полуострова. Но ведь не секрет, что с некоторых пор его отличие от Сицилии стало ограничиваться только географическим определением (Сицилия, как известно, остров). Что же касается организованной преступности, то здесь наблюдается едва ли не полный паритет. Да и события, о которых пойдет речь, разворачивались в Крыму.

«Крыминальная» предыстория

Леонид Рябика - председатель Раздольненского Совета депутатов и глава госадминистрации Раздольненского района был убит 23 декабря 1996 года. В длинной цепи подобных это было одно из самых резонансных преступлений, снискавших Крыму сомнительную славу одного из наиболее криминогенных регионов Украины.

Леонид Григорьевич пользовался большим уважением и авторитетом как в родном районе, так и далеко за его пределами. Именно ему была оказана высокая честь представлять автономную республику на заседании Ассамблеи ООН, посвященном 50-летию этой международной организации. Благодаря его принципиальности район оставался островком относительного благополучия в то время, когда во многих других бандитские формирования уже чувствовали себя полноправными хозяевами, подминая, а зачастую и подменяя собой местные органы власти.

В Раздольном тоже происходили выяснения отношений, гремели выстрелы и взрывы, вспыхивали пожары. Но отличие было в том, что здесь диктовать свою волю районному руководству преступники не могли, как бы к этому ни стремились. Были попытки договориться «по-хорошему», воздействовать на несговорчивого председателя через ближайшее окружение, посредством подношений, устранить его от власти политическим путем. Но Рябика оставался неприступным. Да еще позволял себе интересоваться, почему, дескать, от местного отделения «Союзпечати» в районный бюджет поступает больше налогов, чем от фирмы «Посейдон», которой принадлежат ресторан и все торговые точки базы отдыха на морском побережье?

«Посейдон», кстати, возглавлял некий Юрий Толовирко - личность раздольненцам хорошо известная. Этот предприниматель, как только в стране начались рыночные преобразования, с головой окунулся в бизнес. Жаль только, что, являясь депутатом местного совета и председателем районного отделения партии экономического возрождения Крыма, он обеспечивал процветание своей фирмы преимущественно силовыми методами.

В небольшом поселке шила в мешке не утаишь, и местные жители однозначно связывали все ЧП районного масштаба, как-то серия взрывов и поджогов недвижимости отдельных граждан и малых предприятий, вымогательство личного имущества и т.п., с именем Толовирко. Ему удалось сплотить вокруг себя группу молодых людей, которые безоговорочно подчинялись «папе». Все они работали на частных предприятиях, учредителем которых был их лидер, и более того - многие являлись членами Партии экономического возрождения Крыма, ячейку которой, вопреки действующему законодательству, Толовирко создал в ЗАО «Посейдон». Посвященные утверждают, что существовала между членами группы не только криминально-трудовая, но и обязательственно-политическая, идеологическая связь.

Юрий Толовирко вооружал своих присных не только идеологически, но и в буквальном смысле: обеспечивал огнестрельным оружием, боеприпасами, взрывчаткой, распределял все это на хранение, от него исходили «боевые задания».

Почему молчали люди, понятно. Пока банда была на свободе, они не решались вечерами выходить на улицу, боялись отпустить детей на дискотеку. Правоохранительные органы до поры до времени ограничивались лишь сбором оперативной информации. Правда, в июле 1996 года работники милиции изъяли из подвала дома бабушки одного из членов банды - Онуфриева - мешок с патронами и взрывчаткой и возбудили уголовное дело. Тот поначалу объяснил, что все это он приобрел у неизвестного мужчины. Но уже на следующий день тогдашнему начальнику Раздольненского РОВД позвонил Толовирко с просьбой замять эту историю, и главный районный милиционер, вместо того чтобы поинтересоваться причинами столь странной заботы о ближнем, «взял под козырек»: был произведен повторный допрос Онуфриева, в ходе которого он отказался от прежних показаний, материалы дела соответственно «подработали» и в тот же день «бомбист» был освобожден. Кто знает, окажись тогда начальник РОВД принципиальнее, может, Леонид Рябика и сейчас оставался бы среди нас?

Поэтому когда в тусклом полумраке декабрьского рассвета прогремели роковые выстрелы, раздольненцы с большой степенью уверенности могли судить о том, чьих рук это грязное дело. На этот раз местные блюстители порядка оказались куда расторопнее (возможно, потому, что к ним на помощь прибыла следственная группа из Киева), и уже в январе 1997 года по подозрению в бандитизме была задержана группа из 10 человек. Троим из задержанных - Толовирко, Казаку и Новикову было предъявлено обвинение в непосредственной организации и совершении убийства Леонида Рябики.

Лучший способ защиты - обвинение

Почти год работала следственная бригада. Настигнутые врасплох задержанные поначалу охотно давали показания. Их рвение возросло, когда им стало известно, что допрошенный в качестве свидетеля Толовирко, пытаясь остаться вне подозрений, сдал с потрохами нанятого им самим киллера - Руслана Казака, очевидно, надеясь, что тот не посмеет отплатить тем же, указал место, где должно быть сброшено орудие убийства - разобранный на части пистолет ТТ, назвал фамилию человека, который этот пистолет разобрал, - Новиков. Но ознакомившись с показаниями своего «наставника», Казак и Новиков назвали следователям имя истинного заказчика и организатора преступления.

Так, исполнитель убийства Руслан Казак показал, что ранее никогда не держал в руках оружие, поэтому Толовирко организовал для него «курс молодого бойца», дав сделать несколько выстрелов в укромном месте, где впоследствии в присутствии понятых следователями были обнаружены отстрелянные гильзы.

Убедившись, что банда им уже ничем не грозит, раздольненцы осмелели и начали давать свидетельства о других преступлениях, совершенных Толовирко и К о : о взрыве ворот Найды, организованном Онуфриевым и Бубликом 16 мая 1994 года, о поджоге двери квартиры Емельяненкова 4 июня того же года Бубликом и Карповым, о поджоге последними спустя четыре месяца сена Семиноги. 22 декабря 1995 года Карпов и Шевченко ознаменовали поджогом двери начальника районной налоговой инспекции. Но наиболее насыщенным оказался 1996 год. В начале января Карпов поджигает времянку Мандрыко, в конце марта Шевченко взрывает ограду двора Акопяна, в августе Онуфриев, Шевченко и Захаров при непосредственном участии Толовирко незаконно лишают свободы Яблоненко и отнимают у него личное имущество, в октябре ярким пламенем горит бар «Юнита» в Первомайском районе. В данном случае Толовирко командировал туда Бублика, Шевченко, Смирнова и Казака. Все потерпевшие были либо конкурентами, либо теми, кто, вопреки предложениям Толовирко, отказывался с ним сотрудничать либо еще в чем-то перед ним провинился. Только когда банда оказалась за решеткой, они решились рассказать обо всем этом следствию. Таким образом, еще до убийства Леонида Рябики был выполнен объем работ, вполне достаточный для длительного заслуженного отдыха на нарах.

Стиль работы банды ярко характеризуется примером Яблоненко, которого по указанию Толовирко силком поместили в подвал ЗАО «Посейдон», приковали наручниками к трубе и жестоко избивали, пока Толовирко не дал команду «хватит». Затем Яблоненко вывезли в безлюдное место, где Толовирко потребовал от своей жертвы принадлежавший ей автомобиль. В ответ на отказ Яблоненко от Онуфриева со словами «молчать, когда говорит папа!» получил сильный удар по лицу. В итоге злополучный автомобиль перешел в собственность Толовирко.

Однако год - срок немалый, и к началу судебного процесса обвиняемые, понемногу опомнившись, стали принимать меры, чтобы все-таки уйти от ответственности. Да и общение с защитниками прибавило им ума-разума. Начали отрицать и изменять собственные показания, предпринимались попытки запутать следствие. Но к тому времени следственная бригада уже в полном объеме доказала вину подозреваемых в организации и совершении убийства Леонида Рябики.

Мавр сделал свое дело, мавр должен уйти. Следственная группа, завершив работу, передала дело в суд. И вот тут настал час защиты!

Оказывается, лучший способ защиты - обвинение. Адвокаты обвиняемых в организации и совершении убийства Леонида Рябики и других преступлениях практически всю свою работу построили на обвинении следствия в нарушениях конституционных норм, законодательства и прав своих подзащитных. Безусловно, репрессивные методы еще не изжиты в следственных органах и каждый случай их применения заслуживает безоговорочного осуждения. Но позволительно спросить, почему адвокат Т.Роллер, принимавшая участие в первом допросе Казака и увидев его 15 и 16 января 1997 года, по ее словам, избитым и изможденным до полуобморочного состояния, не приняла никаких экстренных мер к пресечению противозаконного с ним обращения, обрекая тем самым своего клиента на дальнейшие страдания? И только в ходе судебного процесса, спустя длительное время, когда следы побоев невозможно уже обнаружить, выступила со своим разоблачением? Как могло случиться, что из журнала райбольницы исчезли все записи о вызовах «скорой помощи» в изолятор временного содержания к «избитому» Новикову? И почему эти записи с «объективной фиксацией следов избиения», а не такими, «на которых настаивали работники милиции», сохранились только в журнале «скорой», который врач Н.Дрозденко «на свой страх и риск сохранила» и представила суду? Она объясняет это тем, что была запугана работниками, ведущими следствие, но ведь с таким же успехом можно предположить и совершенно иную версию.

При чтении определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Автономной Республики Крым от 6 апреля 1998 года таких «почему?» возникает великое множество.

Суды и пересуды

Вот и настал черед самого определения судебной коллегии. Вникая в этот солидный документ, занимающий 66 страниц машинописного текста, перестаешь понимать, кто здесь обвиняемый, а кто потерпевший. Создается впечатление, что все гири очутились на чаше весов Фемиды, отведенной защите, тогда как чаша с обвинением стремительно взмыла вверх и оно вот-вот лопнет под тяжестью собственной легковесности. В отличие от меня, у высокочтимого суда не возникло ни единого «почему?» к адвокатам обвиняемых.

Вот хотя бы такой пример: судом приняты во внимание показания более двух десятков свидетелей защиты, тогда как от противоположной стороны в «Определение», кроме людей, оказавшихся в момент убийства вблизи от места преступления, включены всего трое - вдова и сыновья убитого. Только их утверждения о том, что между Леонидом Рябикой и Юрием Толовирко складывались непростые отношения, были учтены. Подобные заявления других свидетелей обвинения суд проигнорировал. И наоборот, показания свидетелей защиты о якобы безоблачных отношениях между обвиняемым и жертвой преступления удовлетворили судей. Неужели вдова и сыновья погибшего настолько ненавидят Толовирко, к которому, как считает суд, их муж и отец относился без предубеждения, что готовы возложить на него всю ответственность за преступление, оставив безнаказанными истинных убийц? Почему утверждения сотрудников райгосадминистрации об отсутствии трений между Рябикой и Толовирко следует принимать на веру? В любом госучреждении внешне все может выглядеть благополучно, но какая там зачастую идет «подковерная борьба»!

А ведь на основании этих показаний суд приходит к выводу о непричастности Толовирко к убийству Леонида Рябики, мол, не было никаких мотивов.

Дальше - больше. В тех случаях, когда у защиты не находится аргументов, чтобы опровергнуть тот или иной факт, улику, свидетельское показание, результат экспертизы, все это подвергается ею сомнениям, преуменьшению значимости. Толовирко, к примеру, добровольно сознается следствию в приобретении и хранении оружия, якобы для самозащиты, и указывает, где оно спрятано. В названном им месте в присутствии понятых следственные работники обнаруживают целый арсенал, состоящий из пистолетов, автоматов, боеприпасов, другого стрелкового оружия. И это для самозащиты одного человека?! Не логичнее ли предположить, что оружие использовалось бандой Толовирко для осуществления своих преступных замыслов? Но защита и свидетели с ее стороны напрочь отрицают даже само существование банды, а суд, вопреки очевидным фактам, полностью с этим соглашается.

В определении судебной коллегии, считает обвинение, извращены показания свидетелей Шлык о том, где она встретила бежавшего от места преступления мужчину (предположительно Казака); Кустол и Кравченко, которые показали, что слышали не менее 5 выстрелов (в определении указано «не более 4-5 хлопков»); произвольно изменено направление следов, ведущих от места преступления; содержится обвинение следствия в том, что им не зафиксирована обстановка на месте преступления, тогда как суду была представлена видеопленка с соответствующей записью.

Стоит ли удивляться тому, что приговор суда, будь он еще чуточку мягче, стал бы уже оправдательным?

Итак, Бублик, Онуфриев и Смирнов приговорены к наказанию сроком 2 года, а Шевченко - 2,5 с отбыванием в исправительно-трудовой колонии общего режима. Такое же наказание определено Новикову, но с отбыванием в ИТК строгого режима. Полтора года в ИТК усиленного режима должен провести Казак, на 6 месяцев больше - Карпов. Гордеев отделался двумя годами условно с уплатой штрафа в сумме 850 гривен. Венчает этот вердикт правосудия наказание Юрию Толовирко - 3,5 года в ИТК общего режима. Уголовное дело в отношении Юрия Толовирко, Руслана Казака и Валерия Новикова по эпизоду, связанному с убийством Л.Рябики, суд постановил возвратить прокурору Автономной Республики Крым для дополнительного расследования, выделив материалы в отдельное производство.

С тех пор, как Толовирко со товарищи были изолированы, жизнь в Раздольном стала гораздо спокойнее. Но ход судебного процесса и его результаты повергли раздольненцев в шоковое состояние. Нежелание Верховного суда Крыма выносить приговор, требуемый прокуратурой для Толовирко и его сообщников, вызвало бурю протестов и негодования. Вдова покойного Леонида Рябики направила заявление на имя Президента Украины, которое глава государства, ознакомившись с обстоятельствами дела, взял под личный контроль. Благодаря усилиям Генеральной прокуратуры Украины и прокуратуры Автономной Республики Крым, обращениям народных депутатов 16 июля прошлого года Верховный суд Украины отменил решение Верховного суда Крыма, распорядившись объединить дело в одно целое и направить его на повторное рассмотрение, но уже в Херсонский областной суд.

Но «пересуд» в Херсоне еще не состоялся, а тем временем в Раздольном (да и не только там) идут людские пересуды, и следует предположить, что они - не в пользу отечественной Фемиды.

«Сицилианская защита» стремится

к пату

Вот уже скоро год, как дело о заказном убийстве Леонида Рябики лежит в Херсонском областном суде, но похоже, что и на этой стадии жернова правосудия продолжают пробуксовывать. Даже в Крыму они вращались активнее. Адвокаты подсудимых продолжают тактику проволочек, отказываясь под предлогом болезни являться в суд, саботируя, по сути, рассмотрение дела. Объявлены в розыск подсудимые Гордеев и Ибрагимов, не взятые в свое время под стражу и давшие подписку о невыезде, но не преминувшие, тем не менее, раствориться за горизонтом. Это также отодвигает судебное заседание на неопределенный срок. А ведь последнее состоялось в апреле этого года! Процесс, выражаясь шахматной терминологией, перешел в патовую позицию, что вполне устраивает защиту: глядишь, через пару-тройку месяцев в стране изменится политическая ситуация, к власти придет новый президент, а если и прежний останется - тоже не беда: в любом случае по такому поводу очень вероятна амнистия.

А тем временем адвокаты Толовирко, известные в Крыму как наиболее высокооплачиваемые, склонили Херсонский облсуд обратиться в управление Департамента по исполнению наказаний в Херсонской области с тем, чтобы супруге их подзащитного была выдана доверенность на распоряжение имуществом фирмы «Посейдон»...

Неисповедимы пути твои, родное правосудие!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно