ПЕРЕХИМИЧИЛИ

19 сентября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 19 сентября-26 сентября 1997г.
Отправить
Отправить

Оказывается, что за шесть последних лет Украина не получила несколько десятков миллионов долларов за транзит аммиака через свою территорию...

Оказывается, что за шесть последних лет Украина не получила несколько десятков миллионов долларов за транзит аммиака через свою территорию. Но самое интересное, что почему-то никто в Украине этих государственных доходов и не требовал...

В государстве живем - не в банде!..

Откровение народного депутата Украины

В это трудно поверить, но как раз в разгар кампании «поимки» и сбора налогов в государственную казну (бюджет) то же самое государство в лице Министерства финансов, что называется, выкинуло такой фортель, что ум за разум заходит: который месяц отказывается во исполнение апрельского 1997 года постановления Кабмина упорядочить получение средств за комплекс услуг по транзиту аммиака через территорию Украины. То есть, отказывается принять в бюджет более 9 млн. долларов, законно заработанных украинским государственным предприятием!!! Ну не маразм ли?! Нечем платить пенсии, зарплаты учителям, медработникам и шахтерам, ан на тебе - не предусмотрено...

А уж нижеследующему тем более трудно поверить непосвященным: Украина - как транзитор российского аммиака - практически может существенно повлиять на расклад в производстве и торговле химической продукцией в мире. А именно: способствовать контролю (если уж не хватит ума контролировать) над одним из самых прибыльных рынков химической продукции в мире; контролировать объем производства и экспорта аммиака крупнейшего в мире ОАО «ТольяттиАзот» в Российской Федерации; и наконец, Украина может и должна позаботиться о собственном химическом производстве и присутствии этой отечественной продукции на мировом рынке. Но где уж там - замахиваться на мировой рынок...

Помимо названных макроэкономических факторов, есть два несравненно более понятных для Украины - наполняемость государственного бюджета за счет доходов от транспортировки аммиака и отстаивание интересов, в том числе экспортных, собственно отечественных производителей химической продукции.

От того, кто конкретно - государственное или иной формы собственности предприятие - держит руку на пульсе аммиакопровода в Украине, также зависит величина госдохода: то ли государство получит исключительно налоги (если ему их заплатят), то ли налоги и всю прибыль от транзита. Если учесть, что желающих получить доступ к аммиачной трубе более чем достаточно и в Украине, и в России, то нетрудно догадаться, что прибыль эта весьма существенна и, главное, стабильна.

Есть в контексте аммиачного транзита и политический аспект: накануне переговоров премьера В.Пустовойтенко и вице-премьера С.Тигипко в Москве россияне категорично настаивали на урегулировании вопроса о транзите российского аммиака в рамках межправительственного украинско-российского договора...

Это уже не просто тарифная война между Россией и Украиной (независимо от предмета спора - будь то транзит нефти, нефтепродуктов, газа или аммиака). Это нормальная, жесткая экономическая борьба за пути и рынки сбыта той продукции, которую промышленность обеих этих стран выпускает. И очень не хочется думать, что Украина, а вернее - ее чиновники, в угоду кому-то или чему-то не хотят или не способны отстаивать интересы своего государства и своих производителей.

Мы поведаем документальную (!) историю аммиачного транзита через Украину. И очень надеемся, что Генеральная прокуратура Украины, внимательнейшим образом изучающая аналогичные документы, докопается до истины и предварительно ответит на вопросы, например, такого рода: как случилось и кто конкретно допустил возможность контроля и получения прибыли от аммиачного транзита частными и очень предприимчивыми структурами? По чьей воле до сих пор «висят» полученные государственным предприятием-экспедитором в этом году за транзит аммиака почти 9 млн. долларов? А также на массу сопутствующих вопросов.

Сделка СССР с

«дядюшкой Хаммером»

Было это лет 20-25 тому назад. Тогда великий и могучий Советский Союз, возможно, не подозревая о своем будущем и всячески поддерживая антиимпериалистические настроения внутри необъятной страны, тем не менее имел некие деловые отношения с «загнивающим» Западом. Характер их был весьма неоднозначным, но фактом остается то, что именно в те времена, прокладывая социализму дорогу нефтегазовыми и иными трубами, Союз явно нуждался в этих транспортных артериях. И так как именно компании «дядюшки Хаммера» владели нужным количеством высококачественных труб и технологиями их укладки «на века», СССР заключил долгосрочное соглашение. Они нам - трубы, мы им - концессию на построенный с их помощью магистральный аммиакопровод. Сказано - сделано.

К слову сказать, аналогичным образом были построены и многие магистральные газопроводы. Правда, за это СССР чуть ли не бесплатно десятилетие снабжал своим «дармовым» газом почти пол-Европы. Сроки действия таких советских «газопроводных соглашений» либо закончились в прошлом году, либо истекают в ближайшее время.

Время действия «хаммеровского» соглашения истекает аккурат 31 декабря 1997 года.

Свято чтя до последнего своего дыхания условия договора о консигнационных правах на аммиакопровод, пересекающий всю страну, Союз нерушимый канул в историю.

Но до того момента магистральный аммиакопровод четко контролировался Тольяттинским диспетчерским центром. Это было практично, так как в Тольятти в свое время к «хаммеровской» трубе был навечно привязан крупнейший не только в СССР, но и во всем мире, химический завод «Азот» (современное название - ОАО «ТольяттиАзот». Смотрите схему магистрального аммиакопровода Тольятти-Горловка-Одесса). Таким он остается и по сей день, производя ежегодно около 2 млн. тонн химической продукции, в основном аммиака и карбамида, который в основном идет на экспорт (см. таблицу 1). Только теперь «аммиакодоллары» направляются на счета новых владельцев тольяттинского азотного ОАО (не путать новых владельцев с «новыми русскими» - в данном случае это не синонимы). Остальные производители аналогичной продукции вынуждены считаться с ролью тольяттинского азотного как на рынке СНГ, так и на рынке общем.

А эти продукты химического производства (основой для которых служит природный газ) на рынках мира издавна пользуются спросом. Но тольяттинцев это не настораживало, а только привлекало. Сейчас часто можно услышать о «нефтегазодолларах», зарабатываемых Союзом на экспорте нефти и газа. Но практически не говорится о доходах от экспорта аммиака и карбамида. Что, впрочем, не влияет на прибыльность этого вида бизнеса.

Просто рынок производства и сбыта высоколиквидной химической продукции давно и четко структурирован. Он жестко контролируется транснациональными корпорациями-гигантами, доходы которых соотносимы разве что с общим объемом бюджетов нескольких весьма развитых европейских стран. «Баснословные» доходы газовых компаний, тем более газотрейдеров Украины, не идут ни в какое сравнение даже с чистой прибылью химических гигантов.

«Священные коровы» питаются химией

Среди наиболее известных - две американские компании - «Амиропа» и «Каргел», а также канадская «КонАгро», германская «Хемп», японская «Мицуи», норвежская «Норск Гидро» (предупреждаю, что в связи с написанием названий компаний на русском языке могут произойти разночтения). Вот, пожалуй, и все основные. Даже непосвященным понятно, что все они - многопрофильные корпорации, что дает им возможность оперативного маневра в зависимости от изменений ситуации на том или ином интересующем их рынке.

Кроме всего прочего, стабильность рынка химической продукции определяется наличием серьезного капитала у каждого из так называемого химического картеля. На этом рынке уже давно принято платить по счетам, и немедля «живыми» деньгами. Поэтому появление кого-то нового, не располагающего сравнимыми с капиталами картеля оборотными средствами - явление крайне редкое и краткосрочное. Такой конкурент вылетит из игры однозначно. Картелю даже не придется для этого прилагать усилия... И как это ни странно на первый взгляд, стабильность этого рынка незначительно зависит от политических перипетий в какой-то отдельной стране, даже в такой масштабной, как бывший СССР. Могут меняться владельцы химических заводов, и операторы по транзиту, например, аммиака, могут меняться названия компаний и собственники танкерного флота - основы устоявшегося расклада рынка химической продукции этого не ощутят.

Так было и с советским «Азотом» в Тольятти. Он по-прежнему остается крупнейшим в мире производителем аммиака и карбамида. И даже доставшиеся независимой Украине химические заводы при полном спаде производства в стране и прерванных прежних экономических связях, несмотря на их акционирование (или благодаря этому?), остаются стабильными в принципе предприятиями. Это одна их немногих отраслей промышленности Украины, которая продолжает работать без особых сбоев. То же самое характерно и для химических заводов государств СНГ.

Монстры волнуются, когда усиливается «запах» аммиака

Но есть вещи, которые могут поколебать расстановку сил и на химическом рынке. Это однозначно грозит если не полным разорением, то существенными убытками какой-то группе игроков. Последний пример - агрессивная политика Китая «на выбивание» из ниши на рынке торговли аммиаком и карбамидом европейских конкурентов, прежде всего из стран СНГ. Китай не берет экс-советскую продукцию, создавая тем самым значительные проблемы новым владельцам химических заводов СНГ. В последнее время цены на аммиак и карбамид на ведущих биржах мира резко упали. Еще недавно, например, тонна аммиака на Лондонской бирже стоила более 200 долларов, а сегодня - не многим более 90 долларов. Судя по всему, считают участники этого рынка, Китай всерьез вознамерился вышибить «эсэнгэшных» производителей химической продукции из доставшейся им ниши.

И это уже задело как интересы украинских химзаводов, так и «ТольяттиАзота». В этой ситуации представители обеих стран уже конкурируют друг с другом, пытаясь отстоять свою нишу на общемировом рынке. А на рынке тем временем началась типичная для химических процессов цепная реакция, обострившая конкуренцию. Особенно усердствуют экспортеры аммиака из стран Персидского залива и Карибского бассейна, которые используют дешевый местный газ и близость рынков сбыта для наращивания производственных мощностей. Международная ассоциация производителей удобрений (ИФА) в этой связи прогнозирует до начала нового тысячелетия весьма неприятную ситуацию для экспортеров аммиака из России и Украины. По ее прогнозам, кризис этой группе экспортеров светит уже в 1998 году.

Между тем, в последние годы (1994-1996) экспорт аммиака - через территорию Украины - был достаточно стабилен: в пределах 3,04-3,44 млн. тонн ежегодно. Российское сырье в этом потоке также стабильно составляло в год 1,94-2,0 млн. тонн. Через порт «Южный» более 80% экспортируемого российского аммиака направлялось потребителям региона Средиземноморья и США, оставшийся - в северо-западную Европу. Всего же через территорию Украины (не только трубопроводом) экспортируется ежегодно, по утверждению ОАО «РосАгроХима», более 4 млн. тонн калийных, азотно-фосфорных удобрений, аммиака, метанола, в том числе - 1,9 млн. тонн тольяттинского аммиака (см. таблицу 1).

Вместе с тем, и украинские производители химической продукции, в первую очередь аммиака, не ворон считали, а увеличивали собственный экспорт. Еще в 1994 году объем экспорта аммиака отечественного производства составлял 1,02 млн. тонн, в 1995-м - 1,32 млн. тонн, а в 1996-м - 1,5 млн. тонн (см. таблицу 2).

Однако мировой рынок уже давно насыщен аналогичной химической продукцией и поглощает не больше потребности. Словом, аммиак российского и украинского производства в значительной мере рискует остаться невостребованным. И речь уже идет о серьезной конкуренции этих производителей. Россияне в ближайшие годы не планируют снижать экспорт аммиака ниже 2 млн. тонн. С учетом этого и уровня собственного производства для Украины (всех ее производителей аммиака) годовой объем экспорта останется на уровне не более 1,4 млн. тонн.

Интересно, что через украинские терминалы в порту «Южный» ежегодно можно экспортировать даже больше аммиака - свыше 3,8 млн. тонн. Но все зависит от спроса на рынке и ситуации в странах импортерах и экспортерах.

Россияне сегодня, наверное, что называется, локти кусают из-за того, что в начале 1994 года поддались уговорам и согласились несколько «уступить» трубопроводные мощности в аммиакоэкспортной магистрали Тольятти-Одесса. Параллельно начал возрастать и весь химический экспорт Украины.

Россияне согласились часть своего экспорта переваливать через пункт в Горловке (Донецкая область), где расположено и одно из крупнейших химпредприятий Украины ПО «Стирол». При этом россиянам пришлось на определенном участке использовать железнодорожный путь доставки аммиака. Единственным условием россиян было: общая стоимость железнодорожно-трубопроводного транзита и перевалки аммиака через Горловку и Одессу не должна превышать общей стоимости транзита по железной дороге. Сторговались на консолидированной тарифной ставке в 29,8 доллара за транзит и перевалку 1 тонны российского аммиака.

И здесь мы подошли к одному из самых запутанных моментов аммиачной документальной повести, иллюстрирующей как используется тарифная политика для регулирования объемов экспорта предприятий отечественных и иностранных, пользующихся транзитными услугами.

Каждому транзитору - эксклюзивный тариф?

В общих чертах мы познакомились с положением «ТольяттиАзота» как производителя химпродукции. Примечательно и то, что в последние годы его доля в общероссийском экспорте аммиака несколько снизилась. Зато увеличилась экспортная доля других компаний - АО «Минудобрения», АО «КуйбышАзот» и некоторых других. Структура российского аммиачного экспорта определяется ВАО «АгроХимЭкспорт» и «Росагрохимом».

Но между продавцом и покупателем пролегает если не сеть посредников (как это принято в СНГ по любому поводу), то уж точно - магистральный аммиакопровод или тысячи километров железнодорожных путей, а также несколько перевалочных терминалов. На пути тольяттинского и любого другого аммиака из России (или транзитом идущего через нее) оказывается Украина.

До распада СССР российский и украинский участок транзита аммиака контролировался вышеупомянутым Тольяттинским диспетчерским центром. А вот после распада система развалилась. Правда, не вся, а доставшийся Украине участок. Нет, не труба развалилась, а система формирования потоков и операторов по экспедированию транзита.

Какое-то время в Украине тот процесс вообще выпал из поля зрения тех государственных структур, которым было бы положено заняться транзитом аммиака. Тем не менее в Украине были переоформлены в самостоятельные управления прежде подчиненные единому центру украинские транспортные и перевалочные предприятия - Приднепровское государственное управление «Трансаммиак», Николаевское госпредприятие «Трансаммиак» (это транспортные управления), а также перевалочные центры, обремененные соответствующими терминалами - Одесский припортовый завод - ОПЗ (за акционирование которого уже давно ведется серьезная борьба между отечественными и иностранными претендентами) и порт «Южный» под Одессой. (Если помните, в этой местности давно и безнадежно ржавеют металлические основы украинского стратегического долгостроя - нефтеперевалочного терминала.) Так вот, эти четыре центра и составляют транзитно-перевалочную сеть для экспорта аммиака через территорию Украины. Оформление статуса этих предприятий произошло в мае 1993 года. Все эти предприятия подчинены недавно ликвидированному Министерству промышленности Украины (Минпром был создан 25 февраля 1992 года, согласно указу тогдашнего Президента Украины).

В России к тому времени производители и основные экспортеры химической продукции объединились: при Минэкономики РФ создана рабочая группа под патронажем главы Союза производителей и экспортеров агрохимической продукции (Агрохим-Союз) Н.Ольшанского (он же является председателем совета директоров ВАО «АгроХимЭкспорт» - основного поставщика российского аммиака на экспорт). Именно этот господин во всей последующей истории взимоотношений с Украиной играл немаловажную роль, как и директор «ТольяттиАзота» В.Махлай. Но, собственно, речь не о персоналиях. Вернее, не столько о них...

Монополия

АГ «Украина»

В канун наступления 1994 года (а именно 6 декабря 1993 года) и.о. премьер-министра Ефим Звягильский подписывает заветное тарифное постановление н-р 992 - «О плате за транзит нефти, газа и аммиака трубопроводным транспортом через территорию Украины», в котором узакониваются тарифные ставки на транзит через территорию Украины трубопроводным транспортом, в том числе и аммиака (3,2 долл. за транспортировку 1 тонны аммиака по 100 км трубопровода). Возможные надбавки и снижения тарифа, согласно этому документу, могли быть приняты Минпромом по согласованию с Минэкономики.

Пункт 3 этого исторического постановления предписывал всю валютную выручку от транзита нефти, газа и аммиака, исключая прямые затраты транспортников, «зачислять в госбюджет и использовать для расчетов за нефть и газ, которые поступают из России и других стран СНГ». Куда зачислялась (и происходило ли это вообще) прибыль за аммиачный транзит в последующие годы, так до конца и неясно.

Не знаю, помнят ли читатели «ЗН» нашумевшую приблизительно в то же время историю с выполнением компанией АГ «Украина» эксклюзивных поставок и расчетов за импорт российской нефти? Так вот, к тому времени АГ «Украина» (международная акционерная торгово-финансовая группа «Украина) уже являлась единственным оператором-экспедитором, контролирующим транзит российского аммиака через Украину. Это произошло, если я не ошибаюсь, после выхода постановления Кабмина Украины от 26 марта 1993 года. АГ «Украина» в дальнейшем и вела все расчеты с участниками транзита как в Украине, так и в России.

10 октября 1994 года заключается Соглашение между Минпромом Украины и Комитетом РФ по химии и нефтехимической промышленности о транзите жидкого аммиака через территорию Украины. Тарифная ставка -

18 долл. (12 долл. - за транспортировку, 6 долл. - за услуги по хранению, охлаждению и перегрузке аммиака). В декабре 1994 года этот тариф был поддержан Минпромом Украины. Далее происходили некие изменения в тарифной политике, но в конце концов оказалось, что сегодня тариф в принципе на уровне 18,6 доллара (за все транзитные услуги вместе взятые)...

Как вы заметили, в тарифной хронологии есть некий неупомянутый временной промежуток - 1993 год и часть 1994 года. В это время АГ «Украина» преспокойно себе работает на рынке Украины. Но вот четкие данные о ее работе трудно найти. И вообще, этот сюжет в аммиачно-транзитной истории Украины отказываются официально комментировать даже самые смелые госчиновники и коммерсанты России и Украины. Судя по обрывкам информации в 1993 году Минпром не имел юридически оформленных взаимоотношений с экспедитором аммиака АГ «Украина». И вполне вероятно, что и документации на сей счет не существует, как не существует, вероятно, и четкой отчетности о транзите аммиака в 1993 году.

Между тем, есть весьма четкие цифры, которые, по некоторым данным, свидетельствуют кое о каких результатах деятельности АГ «Украина» в 1993-1994 годах. Вероятнее всего, эти данные могут содержаться в материалах правоохранительных органов. Там вполне могут оказаться и данные о прибыли, полученной за аммиачный транзит в этот период. Из других информированных источников известно, что от прибыли за 1994 год в госбюджет Украины было перечислено (в эквиваленте) 0,6 млн. грн., а за 1994-1996 годы - всего 10,9 млн. грн.

В ГлавКРУ Украины, если кто-то покопается, сможет найти, возможно, сведения об издержках (или все-таки потерях?) госбюджета Украины на почве аммиачно-транзитного бизнеса (возможно, и в самом деле эти «потери» составляют 18 млн. долл. США и 12,8 млн. грн.?). Ревизоры намекают и на потерю 8 млн. долл. США в связи с какими-то там нарушениями в АГ «Украина». Но лично я этого утверждать не берусь.

Интересно, что в российском «АгроХимЭксппорте» на сей счет есть информация куда более четкая, чем в Украине. Они, например, помнят, что до 1 октября 1994 года расчеты проводились с АГ «Украина» по общей транзитной ставке в 12 долл. за каждую перекачанную тонну аммиака. Там же помнят, вероятно, и о том, что затем, до начала 1995 года, россияне платили АГ «Украина» по 18 долл. за тонну. Свежи в памяти и воспоминания об июле 1995 года, когда транзитная ставка для россиян была разделена на два платежа (АГ «Украина», говорят, получала 12,8 долл., одесская перевалка обходилась, по данным россиян, в 5,4 доллара за тонну аммиака). В итоге тариф вырос на 0,2 долл. А в 1996 году тарифная ставка была согласована на уровне 18,6 долл.

Но случилась там промашка. В апреле 1996 года россияне

в попыхах «подмахнули», как они уверяют, «ошибочно», документ со ставкой на уровне 18,9 долл. за транзит 1 тонны аммиака через территорию Украины. Вскоре они опомнились и сообщили украинскому экспедитору - АГ «Украина», что надобно «ошибку» исправить. АГ ничего не ответила, и россияне, вероятно, решили, что казус ликвидирован. Они по

18,6 долл. продолжали платить и в первом квартале 1997 года. Но тут неожиданно произошла смена украинского экспедитора...

Кроме того, кем-то упорно распространяются слухи (?), которые крайне трудно проверить, что в связи с деятельностью АГ «Украина» «затерялось» несколько миллионов долларов, которые, вероятно, значатся как результат неоплат или несвоевременных оплат транзита российскими экспортерами. А там еще выясняется, что в 1993-1994 годах с регулированием рентабельности аммиачно-транзитного бизнеса что-то не сладилось. Словом, история запутанная.

Известно точно только то, что безраздельным «хозяином» транзитной аммиачной трубы вплоть до апреля 1997 года оставалась АГ «Украина», которой, наверное, известно все остальное. Она вела все расчеты с участниками аммиачного транзита в Украине и России. За это время в правительстве Украины сменилось несколько составов и команд. Но в транзите аммиака мало что изменилось.

Как Президент повернул аммиачный транзит в государственное русло

Каким-то чудом, вероятно, приблизительно в феврале 1997 года Президент Леонид Кучма «учуял аммиачный запах» и поинтересовался как человек государственный: а кто в Украине контролирует аммиачные реки? А заодно и тем, каковы казенные доходы от эксплуатации магистрального аммиакопровода? Как-никак, а согласно действующему законодательству, все магистральные трубопроводы в Украине принадлежат государству. И уже государство должно определять, кто и на каких условия эксплуатирует эту госсобственность, и что с этого имеет казна.

В начале апреля тогдашний премьер-министр Павел Лазаренко подписал постановление Кабмина «Об упорядочении проведения расчетов за транзит аммиака через территорию Украины трубопроводным транспортом». Тогда-то Минфину, Минпрому и Минэкономики поручили «проложить русло» для государственной прибыли от аммиачно-транзитного бизнеса. Минпром, кроме того, был обязан определить нового экспедитора для аммиачных транзитных потоков. Непременное условие: это должно быть госпредприятие.

Минпром благословил на экспедирование государственное внешнеэкономическое предприятие «Укрвнешхимпром». В мае новый экспедитор приступил к своим обязанностям.

За три неполных месяца 1997 года (с момента выхода апрельского постановления Кабмина, согласно которому «Укрвнешхимпром» стал единственно уполномоченным экспедитором по транзиту аммиака через территорию Украины - до 1 июня 1997 года) «Укрвнешхимпромом» обеспечен транзит и перевалка на терминале Одесского припортового завода свыше миллиона тонн жидкого аммиака украинского и российского производства. В результате этого государственным предприятием «Укрвнешхимпром» получено 11 160 тысяч долларов США (см. таблицу 3 ).

Но вот незадача: оказалось, что заработанные деньги экпедитору некуда девать. Кинулись в «Укрвнешхимпроме» выяснять, кому сдать валюту (которая, между прочим, как никогда, аккуратно поступает от всех экспортеров аммиака), но не тут-то было. В министерско-бюрократических кругах их постоянно переадресовывали друг другу в течение мая-августа. Да, собственно, и по сей день. Апофеозом же этого бега по министерским кругам можно считать эпистолярный шедевр Минфина за подписью замминистра Г.Антоньева.

Вы только вдумайтесь: «Изучение расчетов по использованию средств, полученных за транзит аммиака через территорию Украины показало, что после расчетов с бюджетом согласно действующему законодательству и компенсации эксплуатационных затрат... остаются свободные средства, которые нужно изымать в бюджет.

Однако такое перечисление средств в бюджет в 1997 году не предусмотрено действующим законодательством...»

Вот так-то! «Укрвнешхимпром» работает, как ему велено государством, исправно получает плату. А денег у него государство не берет - «не предусмотрено»! Ну можно ли вообразить более несуразную ситуацию?!

И в связи с этим логичен вопрос: куда же девались «свободные средства» аналогичного происхождения в период с 1992 по 1996 годы? Или тогда «свободных» не оставалось?..

Но россияне снова подыскали Украине негосударственного экспедитора

Весной же этого года выяснилось, кроме прочего, что российских экспортеров аммиака не устраивает тарифная политика Украины. Они буквально завалили и Кабмин Украины, и лично первых лиц правительства, а также все причастные украинские министерства своими возмущенными предложениями урегулировать назревающий транзитный конфликт.

Дело в том, что тарифная ставка по совмещенному (железнодорожно-трубопроводному) транзиту и перевалке аммиака в Горловке по сей день не установлена. Россияне категорически отвергают намерения Украины повысить ставку транзита, в частности на участке транспортировки аммиака через Горловку. Еще в начале 1997 года, пока экспедитором являлась АГ «Украина», россияне платили 20,89 долл. за тонну. Замминистра экономики РФ В.Евсюков, например, напомнил тогда еще госминистру А.Минченко, что из этой тарифной суммы АГ «Украина» получает уже 13,16 долл. Но россиянам приходится еще и оплачивать железнодорожную доставку аммиака в Горловку. Он резюмировал, что «дальнейшее повышение тарифов ведет к полной экономической неэффективности перекачки аммиака с использованием аммиакопроводов...» Для пущей убедительности замминистра сообщил, что российскому транспортнику - АО «Трансаммиак» - экспортеры платят всего 8 долл. за тонну по всему магистральному участку (а протяженность российского участка

аммиакопровода - 1450 км).

В общем, россияне еще согласны платить по 18,6 доллара за транзит тонны аммиака от российско-украинской границы до Одессы и в общей сложности не более 20,69 долл. за тонну - при совмещенном варианте транспортировки через горловский «Стирол». Но это они считают пределом...

Насколько известно, до сих пор по этой проблеме компромисс не найден.

А тем временем российские экспортеры вспомнили о своем, как они заявляют, традиционном и надежном партнере, который работает с Минтрансом Украины по программе увеличения транзитных грузов через Украину. Это - АОЗТ «Интер-Контакт». Вот эту фирму россияне и видят единственно желанным экспедитором российского аммиака в Украине. Они сообщили это и Минтрансу. В начале августа обязанности министра транспорта Украины исполнял Л. Костюченко, который вслед за россиянами сообщил премьер-министру Украины В.Пустовойтенко о «целесообразности определить АОЗТ «Интер-Контракт» операторов по экспедированию аммиака...»

Словно в природе и не существует уполномоченного государством экспедитора - госпредприятия «Укрвнешхимпром»...

По странному стечению обстоятельств именно в это время появились слухи о том, что свой киевский офис на Владимирской, 69, АГ «Украина» продала ... акционерному обществу закрытого типа «Интер-Контакт»...

Евгений КОЛЕСНИК

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК