ОБСЕ: СТРАТЕГИЯ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ В УКРАИНЕ - Право - zn.ua

ОБСЕ: СТРАТЕГИЯ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ В УКРАИНЕ

25 мая, 2001, 00:00 Распечатать

На прошлой неделе в Крыму в соответствии с программой сотрудничества между ОБСЕ и Генеральной про...

На прошлой неделе в Крыму в соответствии с программой сотрудничества между ОБСЕ и Генеральной прокуратурой Украины состоялся первый из пяти международных семинаров по научно-практической разработке вопросов прокурорской деятельности «Антикоррупционные расследования и стратегия предупреждения коррупции». Названная программа включает три проекта: проведение аналитической работы и обобщение международного опыта и практики борьбы с коррупцией, распространение опыта среди работников прокуратуры Украины, создание базы данных и информационной сети по этой проблеме. На семинаре проанализирована практика предупреждения коррупции, ее правовая база, внесены предложения по их изменению в соответствии с мировым опытом и международным законодательством. К каким же выводам пришли ученые и международные эксперты?

Отвечая перед началом семинара на вопрос корреспондента «ЗН», что надо сделать для того, чтобы поколебать представление мира об Украине, как об одной из наиболее коррумпированных стран, генеральный прокурор Украины Михаил Потебенько сказал: «Этот блеф создан доморощенными аналитиками. Я категорически не согласен с таким утверждением и возражаю против него. Причина такого представления о нашей стране заключается в том, что прокуратура, МВД, СБ одно время ослабили эту работу, наиболее громкие коррупционные дела совершены 5—7 лет назад. Мы сейчас активно действуем и выявляем факты прошлых лет. Да, и сегодня есть коррупция, но она не больше, чем у других, и не увеличивается в масштабах. С другой стороны, наши действия должны быть направлены на предупреждение коррупции. И главный заслон должен состоять в том, что нам нужно покончить с неприкосновенностью всех категорий кадров — по Конституции у нас у всех равные права и должна быть равная ответственность…» Причиной проведения семинара ОБСЕ именно в Украине Михаил Потебенько назвал не уровень коррумпированности страны, а опыт Украины в борьбе с этим злом, признанный многими международными экспертами.

Оценки экспертов, впрочем, как и выступление самого генпрокурора, были не столь оптимистичны. В целом только за 2000 год компетентными органами выявлено 6160 коррупционных действий, что, вероятно, является только видимой частью айсберга. Генеральный прокурор отметил, что удельный вес дел о коррупции, возбужденных органами прокуратуры, составляет около 40 процентов. Однако борьба эта направлена, по его словам, в основном против госслужащих нижних рангов (5—7 категории) и депутатов сельских советов (их доля составляет 93—98%). Кроме того, судами 62% таких дел (а в некоторых областях —75—84%!) просто закрыто. Решения об увольнении коррупционеров с должностей выполнены только в 7,5% случаев (60 из 797!), решения о наложении штрафов — меньше, чем в половине случаев, а в некоторых регионах только пятая часть. Выявление взяточничества имеет тенденцию к уменьшению с 1997 года (на 7,2%), а по линии МВД уменьшилось вдвое только за последний год.

Вместе с тем, по мнению ученых, выступавших на семинаре, закон «О борьбе с коррупцией» сужает круг лиц и само понятие коррупции и не дает возможности квалифицировать как коррупционные дела дачу взятки, посредничество во взяточничестве, предусматривает сравнительно мягкое наказание за вымогательство взятки. Закон налагает на органы прокуратуры не свойственные ей и не предусмотренные ни Конституцией, ни законом «О прокуратуре» функции борьбы с коррупцией, он отстраняет нижние звенья органов МВД от составления протоколов об административной ответственности, не разделяет деяния, подлежащие уголовному и административному наказанию, вводит неправомерное при таком размахе коррупции понятие малозначимости деяний, которое практически освобождает от ответственности. Поэтому практически все участники семинара сошлись во мнении, что эффективность закона Украины «О борьбе с коррупцией» очень низкая, и он, как и закон «О государственной службе» и другие, требуют существенной доработки или принятия в новой редакции в соответствии с международными конвенциями.

Начальник отдела по надзору за исполнением законов Генеральной прокуратуры Юрий Лавренюк рассказал, что когда в январе 2000 года СБУ были составлены протоколы о коррупционных действиях за занятие предпринимательской деятельностью, немедленно — 22 февраля — парламентом были внесены изменения в статью 1 Закона «О предпринимательстве». Согласно ее новой редакции, учредительство не квалифицируется как занятие предпринимательской деятельностью. Однако депутаты поспешили и не изменили статью 8 этого же закона, в которой субъект предпринимательской деятельности становится таковым с момента государственной регистрации, а в ней, как известно, участвуют учредители. Это противоречие закона усугубило постановление пленума Верховного суда от 3 марта 2000 года, рекомендующее судам при определении коррупционной деятельности руководствоваться именно статьей 8 закона «О предпринимательстве».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно