О том, что решают кадры

1 октября, 2010, 16:58 Распечатать Выпуск №36, 1 октября-8 октября

Сегодня у нас есть возможность наблюдать по сути первый реально ощутимый результат судебной реформы...

Сегодня у нас есть возможность наблюдать по сути первый реально ощутимый результат судебной реформы. По своим последствиям он, бесспорно, отрицательный. Древние говорили: «неважно, кто уйдет, важно, кто придет». Современный общественный опыт показал, что в кадровой политике важны оба момента. Ведь далеко не всегда с государственной службы досрочно уходят те, кто должен был бы уйти ради ее очищения. В свою очередь далеко не всегда на их место приходят те, кто должен был бы прийти ради улучшения ее качества.

Так что — прежде всего о тех, кто и почему ушел из судебной системы после вступления в силу нового закона о судоустройстве и статусе судей. О массовом характере этого процесса свидетельствует количество заявлений судей об отставке, уже рассмотренных, а также запланированных к рассмотрению Высшим советом юстиции и парламентом. Счет пошел на сотни. Только на ближайшем заседании ВСЮ предполагается рассмотреть более 50 заявлений судей судов разных уровней об отставке. Еще три-
четыре месяца назад количество стабильно составляло два-три заявления.

Оценивая процесс в целом, нужно признать, что в результате начатого массового увольнения судей происходит «вымывание» ядра судейского корпуса. Из судебной системы преимущественно уходят самые опытные и профессионально подготовленные судьи. В большинстве своем те, кто имеет право на отставку, а следовательно, и на так называемые отставочные — соответствующее материальное вознаграждение за отработанное на должности судьи время. То есть уходят судьи, на которых держится отечественное судопроизводство, которые достигли профессионального расцвета и при иной ситуации могли бы еще долго (пять, десять и более лет) квалифицированно осуществлять правосудие. В результате молниеносно проведенной Банковой судебной реформы отечественная система рискует лишиться своего золотого фонда — служителей Фемиды, ставших судьями еще при Советском Союзе и помнящих о таких понятиях, как судейская честь и достоинство.

Кстати, этот крайне негативный для правосудия процесс был прогнозируемым: незаангажированные эксперты не раз предостерегали реформаторов от непродуманных законодательных изменений, последствием которых станет вымывание основы судейского корпуса и соответственно снижение качества правосудия. Но к ним не прислушались. Возможно, потому, что одной из истинных целей как раз и было избавление от судей, которые придерживаются принципов независимости, имеют свою позицию и способны ее отстаивать. Судя по всему, новым «рулевым» судебной системы (а для всех очевидно, что сегодня центры управления судами и судьями находятся вне судебной системы) нужны покорные исполнители. Квалификация не важна — для этого есть специалисты, которые подготовят нужное решение, а «своему» человеку в мантии останется только освятить его «Именем Украины». Если, по информации СМИ, практика такого освящения коснулась Конституционного суда, то об обычных судах и говорить нечего.

Сам по себе факт массового добровольного ухода судей в отставку свидетельствует о том, что судебная реформа проведена не совсем правильно. Ведь если реформа, как уверяют ее авторы, сделала судью более независимым, улучшила условия его деятельности и повысила его статус, усовершенствовала процесс, то работающие судьи должны были бы руками и ногами держаться за свои должности до последнего — до достижения предельного 65-летнего возраста. Однако происходит противоположное: большое количество служителей Фемиды в спешном порядке решили завершить свою карьеру. Логичный вопрос: почему?

Причин несколько. Первой и основной является существенное сужение новым законом гарантий материального обеспечения и социальной защиты судей. Все помнят, как его авторы обещали значительное повышение заработной платы судей. По их обещаниям жалованье судьи местного суда должно было сразу вырасти до 12 тысяч гривен в месяц (15 минимальных зарплат). Но, как известно, обещанного три года ждут... Законом предусмотрено, что такую зарплату судьи будут получать... спустя 5 лет — с 1 января 2015 г. Да и то не факт, ведь в нашей стране столь далеко идущие планы обычно не осуществляются.

Итак, главное обещание реформаторов — «улучшение жизни судей уже сегодня» — оказалось блефом. Новый закон урезал социальные гарантии судей. В частности, отменено право судьи на отставку по состоянию здоровья; уменьшен размер выходного пособия судьи, уходящего в отставку; сужается перечень должностей, время работы на которых зачисляется в судейский стаж; вводится положение об обеспечении судей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, только служебным жильем; устанавливается право на бесплатное медицинское обслуживание в государственных учреждениях здравоохранения только для судей в отставке и членов их семей; меняется порядок социального страхования судей и отменяется ряд других материальных и социальных благ.

Поэтому многие судьи не видят социальной перспективы в дальнейшей работе на своих должностях. Вместе с тем им есть что терять. Например, сегодня судья апелляционного суда, который имеет право на отставку, может получить 200—300 тыс. грн. «отставных». Ему выплачивается выходное пособие в размере месячного заработка по последней должности за каждый месяц работы на должности судьи. Скажем, если судья отработал 30 лет, то его выходное пособие составит 30 среднемесячных заработков. А вот с 1 января следующего года выходное пособие этого судьи не будет зависеть от количества отработанных лет и будет в три раза меньше — всего 10 его месячных заработных плат. Согласитесь, для судьи, особенно живущего на зарплату, это существенно. А потому к его решению уйти в отставку «уже сегодня» нужно относиться с пониманием. Важный аспект. Учитывая, что такую сумму судья, бывает, может «поднять» за рассмотрение одного-двух дел, очевидно, по материальным причинам сегодня намерены уйти из судейских рядов те, кто не рассчитывает именно на такой «заработок». То есть в ближайшее время далеко не самые худшие из служителей Фемиды уйдут из системы.

Второй причиной массового оттока судейских кадров эксперты считают усиление административного давления на судей и абсолютную их беззащитность. Рычаги постороннего давления и вмешательства в правосудие фактически узаконены. Сегодня любой судья может быть уволен с должности при отсутствии правовых оснований, но... в соответствии с законом. Это ярко продемонстрировали недавние решения ВСЮ и парламента, вершивших свой скорый, но, как тогда было очевидно, а ныне подтверждается юридически, — неправый суд над многими судьями. Части из них (Бабич, Кишинский, Бараненко) уже удалось через Высший административный суд добиться признания решения о своем увольнении полностью или частично незаконным.

Специалисты отмечают, что никогда ранее (за весь период независимой Украины) отечественные судьи не были настолько зависимы от политической власти и настолько незащищенными от вмешательства и давления. В результате так называемой судебной реформы они жестко «взяты в административные и репрессивные тиски». Судьи, которые не будут прислушиваться к «просьбам или советам» известных в судейской среде лиц, рискуют мгновенно оказаться «на ковре» ВСЮ. При размытости (считай — неопределенности) законодательных оснований ответственности и при очевидной «одновекторной направленности» ВСЮ практически любой неугодный судья может быть «выброшен» из судебной системы за считанные дни, как цинично это ни звучит, «на основании и таким образом, который предусмотрен законом». А в новом законе все предусмотрено для эффективного внепроцессуального (то есть административного) управления судами и судьями извне.

Если говорить о внутреннем состоянии судейского корпуса после проведения судебной реформы, то его можно охарактеризовать как «состояние страха и неопределенности». Как заметил в своем выступлении в парламенте 7 июля во время окончательного принятия нового закона о судоустройстве и статусе судей председатель Верховного суда В.Онопенко, судьи «запуганы этой судебной реформой и уже сегодня боятся принимать законные решения».

Поэтому совершенно понятно, что при таких обстоятельствах многие судьи не видят себя в ручной судебной системе. Они не хотят, чтобы ими помыкали или безосновательно позорили на всю страну за законные решения.

Третья причина вытекает из второй и сводится к желанию сохранить судейское достоинство. У кого-то из читателей это может вызвать удивление, но такая мотивация решения об отставке тоже есть у части судей.

А теперь — о тех, кто придет.

По новому закону процесс формирования судейского корпуса (назначение впервые, избрание бессрочно, перевод в другой суд и т.п.) находится под полным контролем тех, кто причастен к формированию состава ВСЮ, Высшей квалификационной комиссии судей (ВККСУ), подготовке указов президента и решений профильного парламентского комитета. То есть, во-первых, этот процесс является контролируемым. Во-вторых, его контролируют те, кто контролирует два ключевых в кадровом плане органа — ВСЮ и ВККСУ. О том, кто вошел в эти органы и от кого они туда пришли, в частности на последнем съезде судей, «ЗН» уже писало.

Иными словами, отныне в судебную систему «чужие» не пройдут. Разве что в какие-то дальние районные суды. Справедливости ради нужно признать, что и раньше эти процессы в значительной степени контролировались. Но отныне есть все основания предположить, что кадровое наполнение судебной системы будет находиться под тотальным контролем. А значит, надеяться на декларируемый объективный конкурсный отбор самых лучших на должность судьи не приходится. Назначения на все «лакомые» судейские должности придется согласовывать с самыми главными. Впрочем, ради этого реформа и проводилась.

Первые впечатления о новой кадровой политике в судебной системе можно получить от кандидатов на должности новообразованного Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел. ВККСУ, которая по новому закону является единственным на все государство квалификационным органом, определяющим пригодность к судейской деятельности, объявила о первых кандидатах в новый высший специализированный суд. Надо сказать, эти впечатления не самые лучшие. ВККСУ объявила о подготовке материалов для избрания судьей Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел, в частности, таких судей.

Леонид Фесенко — с 2006 г. народный депутат от Партии регионов. До депутатской работы был судьей апелляционного суда Луганской области, в частности его председателем. Анализ его деятельности в составе парламентского комитета по правосудию не дает оснований для отнесения его к активным поборникам интересов правосудия, отстаивания принципа верховенства права. Всегда голосовал в унисон со всей фракцией, то есть так, как велела партия. Даже в тех случаях, когда решения были явно неконституционными и направленными против правосудия. Например, за принятие 31 мая 2007 г. печально известного абсолютно политического постановления парламента об определении порядка назначения судей на админдолжности. Очевидность неконституционности этого постановления обусловлена тем, что, по Конституции, такого рода вопросы могли быть решены только законом. Опытный юрист и к тому же судья, Л.Фесенко не мог этого не понимать. Но проголосовал за принятие этого ничтожного в правовом смысле документа. Со временем Конституционный суд, как и предполагалось, признал постановление неконституционным.

Поэтому можно предположить, что поведение Л.Фесенко на должности судьи высшего суда не будет выходить из диапазона соответствующих установок. Тем более что Леонид Иванович претендует на должность председателя нового высшего суда. А к председателю, как известно, ныне требования строже — политическая лояльность не может вызывать никаких сомнений.

О том, что он претендует на должность председателя этого суда, Л.Фесенко сообщил сам. По-моему, обнаружив при этом определенную недальновидность и еще раз засвидетельствовав изначальность политической составляющей в решении ключевых вопросов судопроизводства. Как сообщил Л.Фесенко газете «Экономические известия», предложение возглавить новый высший суд он «получил лично от президента» (В.Януковича). Но Л.Фесенко положено знать, что этот вопрос не находится в компетенции президента. По Конституции и законам президент не имеет ни малейшего отношения к назначению глав судов, в частности и председателя Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Значит, президент не имел права предлагать то, что не входит в сферу его компетенции. Констатировав факт указанного предложения, Л.Фесенко подставил своего политического лидера. Ведь он таким образом задокументировал и самого себя, и президента, лишний раз подтвердив и тот факт, что фактически многие решения по вопросам функционирования судебной власти принимаются не там и не теми, как это должно быть по Основному Закону.

«ЗН» уже писало о том, что в администрации президента (теперь можно предполагать — что с самим президентом) собеседование проходили кандидаты на должности судей КС, которых должен избрать съезд судей. Да и сам Л.Фесенко, еще даже не обретя статус судьи высшего суда, уже развернул активную деятельность в качестве его главы, в частности по отбору судей. Честно говоря, как-то оно не очень. Известно, как ныне в государстве решаются вопросы, но, наверное, все-таки нужно соблюдать формальности и дождаться решения о своем назначении.

Еще одним из претендентов на должность судьи нового высшего суда является Михаил Вильгушинский. Последние восемь лет он занимал должность первого зама главы апелляционного суда г.Киева, которая ликвидирована новым законом. Как утверждают его коллеги, на своей должности Михаил Иосифович занимался строительством нового здания для суда, решал различные административно-хозяйственные и организационные вопросы. Но дела практически не рассматривал. Поэтому возникает вопрос, а не утратил ли он за восемь лет чисто организационной работы квалификацию собственно судьи? Или, может, такая квалификация и не главная для судьи нового высшего специализированного суда.

Претендует стать судьей этого суда Геннадий Животов — зам главы апелляционного суда Закарпатской области, коего, как утверждают сведущие в закарпатских делах источники, «патронирует» А.Стрижак. Г.Животов по происхождению — из донецких. По имеющейся информации, он длительное время конфликтует со значительной частью судей апелляционного суда, которые недовольны то ли методами его работы на административной должности, то ли уровнем его квалификации, не соответствующей этой должности. Поэтому переход его в Киев чрезвычайно желателен и для него самого, и для коллектива закарпатского апелляционного суда. Но будет ли это находкой для высшего специализированного суда?

Среди кандидатов на должность судей нового высшего суда особенно выделяется судья Печерского районного суда г. Киева Наталья Квасневская. И не потому, что она судья местного суда, не работала даже в апелляции, а будет осуществлять кассационную функцию, которую до реформы осуществлял Верховный суд. А прежде всего потому, что, мягко говоря, она даже не значится среди лучших судей Печерского суда. Более того, побывавшие у этой судьи на процессе хватаются за голову от впечатлений о ее квалификации. Кстати, насколько известно, серьезные вопросы по поводу ее квалификации возникли и у Высшей квалификационной комиссии судей, когда Н.Квасневская «проходила» на избрание судьей бессрочно. Тогда квалификационная комиссия ее «зарубила» как профессионально непригодную. Но потом комиссия почему-то передумала, и со второго захода все-таки пропустила ее на избрание бессрочно. Чем тогда со второй попытки убедила претендентка членов комиссии во главе с И.Самсиным (кстати, он вновь возглавил этот орган), неизвестно, но факт остается фактом.

Реформа вымывает самых образованных и квалифицированных и дает возможность судейской пене всплывать на поверхность...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно