НЕ ВСЕГДА МОЛЧАНИЕ — ЗОЛОТО

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

Расследование так называемого «дела оборотней» (уголовного дела № 62-2222) наша газета освещала, как помнят читатели, подробно и неоднократно...

Расследование так называемого «дела оборотней» (уголовного дела № 62-2222) наша газета освещала, как помнят читатели, подробно и неоднократно. В частности, в публикациях «Тайны следствия» в №43 за 2003 год и «Тайны следствия —2» в №5 за 2004 год.

Третьего февраля нынешнего года за подписью главного редактора «ЗН» в МВД был направлен официальный запрос, адресованный, как порекомендовали в Центре общественных связей ведомства, заместителю министра внутренних дел Украины В. Жуку. Мы просили ответить на ряд вопросов, непосредственно касающихся расследования данного дела.

По телефону высокое руководство неоднократно заверяло, что ответ будет получен в срок, установленный законом. Но минул месяц, предусмотренный законом. Затем прошло еще две недели. С прискорбием вынуждены констатировать, что у МВД нет ответов на вопросы, поставленные «ЗН». Поскольку, с нашей точки зрения, это именно тот случай, когда молчание красноречивее слов, приводим наши вопросы, поставившие в тупик милицию и некоторые соображения относительно того, почему мы не получили на них ответы.

1. Судя по интервью А.Гапона и П.Опанасенко (газета «2000».), которые были в то время госсекретарем и заместителем министра внутренних дел, о существовании банды ОВД было известно давно. Это позволило внедрить в банду трех сотрудников, которые по логике должны были бы относиться к службе внутренней безопасности. В каком году они были внедрены в банду? Очевидно, раскрытие банды является их заслугой. Были ли они отмечены наградами и можно ли опубликовать их имена?

Прежде всего обратимся к интервью в газете «2000» от 23.08.2002 г., о котором идет речь в вопросе. Александр Гапон: «Проанализировав серию нераскрытых тяжких преступлений, связанных с похищением людей, преимущественно предпринимателей, Ю.Смирнов (в то время руководитель киевской милиции. — Ред.) предположил, что те «зависают» из-за возможной утечки оперативной информации. Возникла версия о том, что в столице действует хорошо организованная преступная группа, а в ее состав входят бывшие и действующие сотрудники милиции.

Чтобы удостовериться в реальности этой версии и добыть веские доказательства, была создана глубоко законспирированная группа, куда вошло всего три человека.

— Правда ли, что людей в ее состав специально подбирали из других регионов, чтобы не допустить утечки информации и не «засветить» оперативников?

— Да, все было слишком серьезно — и с той, и с другой стороны свои, грубо говоря, действовали против своих… Эта опергруппа подчинялась напрямую Юрию Смирнову и работала только под его непосредственным началом. После назначения Юрия Александровича министром все трое также оставались под его постоянным контролем…

— Можно ли назвать тех троих оперативников, сыгравших ведущую роль в разоблачении банды?

— Можно. Но не нужно. В целях безопасности. Просто надо отдать должное их гражданскому мужеству, профессионализму, терпению и выдержке».

Сотрудники, причастные к таинствам оперативной деятельности и опрошенные нами в связи с вышеприведенными изречениями, восприняли их однозначно: генерал утверждает, что в состав банды были внедрены сотрудники милиции.

Заметим в скобках, что в принципе такого рода откровения весьма смахивают на раскрытие форм и методов работы оперативных служб. Подобные действия, еще в недалеком прошлом чреватые весьма ощутимыми последствиями для сотрудника компетентных органов, сегодня, очевидно, были призваны продемонстрировать их открытость для общественности. Впрочем, милиции, конечно, виднее, как следует охранять собственные секреты.

Итак, с одной стороны, милицейские генералы проявляют чудеса откровенности. С другой — в материалах уголовного дела не содержатся данные, свидетельствующие о том, что к разоблачению «оборотней» имела отношение спецгруппа, которая (как мы поняли и нас никто в этом не разубедил) была внедрена в состав банды. Ни в одном из 70 с лишним томов дела такой информации нет. Тоже из соображений секретности?

Но главное, какой же была цель пребывания в банде оперативников, если убийства продолжались? Документация происходящих зверств для будущего суда? И все это — под неусыпным личным контролем министра внутренних дел? Круто, ничего не скажешь.

Кроме того, если было известно, что в составе банды — действующие сотрудники милиции, почему этим делом занимался УБОП, а не служба внутренней безопасности?

Очень многие знают не понаслышке, что сегодня за известные таксы в местах временного содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений предоставляются услуги самого разного рода. В частности, организация встреч подельников не так с целью приятного времяпрепровождения, как ради выработки единой стратегии поведения на допросах. По непроверенной информации, находящимся сегодня за решеткой обвиняемым по «делу «оборотней» неоднократно предоставлялась возможность общаться друг с другом именно в таком «формате». Разумеется, подтвердить эти, возможно, досужие вымыслы — не в силах журналиста. Однако люди непредвзятые и здравомыслящие прекрасно понимают, что в современных реалиях сохранить в тайне, кто был «засланным казачком», не представляется возможным. Ну, разве что оперативные работники до сих пор находятся там же, вместе с остальными, что весьма сомнительно. Так от кого берегут эту тайну?

Понятно, что о доверии к должностным лицам компетентных органов, в частности, в контексте данного уголовного дела, речь, увы, вообще не идет. Поэтому, перефразируя известное высказывание, можно констатировать, что даже маленькие неточности порождают большое количество вопросов.

Например, существовала ли вообще та суперопергруппа? Или в действительности стоявшие у истоков этого уголовного дела даже понятия не имели, что они в результате «нароют» и как потом это аукнется?

2. Когда и на каком основании (за дискредитацию, по собственному желанию, по иным причинам) были уволены из органов внутренних дел обвиняемые по уголовному делу № 62-2222 И.Гончаров, В.Гайдай, В.Лысенко, Ю.Навроцкий, С.Кисилевич?

О том, как становились «бывшими» действующие на момент совершения преступлений сотрудники милиции, «ЗН» писало достаточно подробно. В частности, о том, что стать пенсионерами нынешним обвиняемым предоставляли возможность за считанные часы. По всей видимости, у МВД возражений на этот счет также нет. Содействовало ли это раскрытию преступления — вопрос риторический. Да разве это важно, когда речь идет о спасении «чести мундира»?

3. Проводилось ли служебное расследование с целью выявления причин неэффективности работы службы внутренней безопасности?

4. Были ли приняты меры по отношению к сотрудникам службы ВБ, чей профессиональный долг состоит в предупреждении подобных прецедентов? Если да, то по отношению к кому и какие именно меры были приняты? Были ли уволены по этой причине сотрудники ВБ? Если да, то сколько, на каком основании и какие должности они занимали?

5. Есть ли сегодня уверенность в том, что служба внутренней безопасности отследила все связи обвиняемых в совершении преступлений бывших сотрудников ОВД, которые, как известно, не один год работали в системе, а в то же время в деле имеется немало «неустановленных следствием лиц»?

6. Установлено ли, каким именно образом и с чьей конкретно помощью информация о действиях правоохранительных органов, направленная против «банды оборотней», постоянно и оперативно поступала в распоряжение членов этой преступной группировки?

Что касается четырех вышеизложенных вопросов, то, похоже, МВД не то, что полутора месяцев, — целой жизни не хватит для того, чтобы на них ответить.

В числе прочих остался без ответа вопрос о том, проводилось ли расследование фактов, опубликованных в письмах покойного И.Гончарова, где говорилось о пытках, которым его якобы подвергали в столичном УБОПе.

8. Соответствует ли действительности информация о том, что фактически весь 7-й отдел УБОП, сотрудники которого, как сообщали СМИ, раскрыли «дело оборотней», был расформирован, и к тому же значительное количество сотрудников якобы переведено на более низкие должности? Как сложилась судьба руководящего состава этого подразделения? Где они проходят службу в настоящее время?

Из конфиденциальных источников в кадрах МВД стало известно, что после очередной реорганизации Управления по борьбе с оргпреступностью, лица, занимавшиеся сопровождением «дела оборотней», понижены в должностях и выведены за штат. От состава отдела, раскрывшего дело, практически никого не осталось. Насколько известно, отдельные сотрудники отдела восстанавливаются на работе по решению суда. Кстати, любопытно, что в прокуратуре, занимавшейся впоследствии расследованием «дела оборотней», такого рода «кадровых эксцессов», в отличие от МВД, не наблюдалось.

Редакция выражает надежду, что суд в предусмотренном законом порядке укажет, позволительно ли чиновникам игнорировать официальный запрос СМИ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК