Мать видела, как ее сына избивали в милиции

18 июня, 2010, 17:45 Распечатать Выпуск №23, 18 июня-25 июня

В Ленинском райотделе Кировограда матери видели, как избивали их детей... Людмила Иванченко утверждает, что первой это увидела она...

В Ленинском райотделе Кировограда матери видели, как избивали их детей... Людмила Иванченко утверждает, что первой это увидела она.

В тот майский вечер трое парней, жителей пригородного поселка Созоновка, решили развлечься в ночном клубе Best, в центре Кировограда. Нельзя сказать, что они были завсегдатаями этого учреждения. По словам Людмилы Иванченко, ее сын — несовершеннолетний Сергей Иванченко, студент Кировоградского машиностроительного техникума, какое-то время учился в этом клубе на диджея. Двое других были чуть старше 17-летнего Сергея — одноклассник его старшего брата 24-летний Денис Маленко и 22-летний Андрей Бондарь.

Речь не идет о том, что ребята были очень пьяны. Но когда они уже собирались домой, где-то в четыре утра (Людмила запомнила время, потому что в который раз звонила сыну), у созоновцев произошел конфликт с двумя парнями. То ли те заподозрили созоновцов, что кто-то из них не ровно дышит к их девушкам, то ли кого-то зацепили словесно, но традиционное «давай выйдем, разберемся» закончилось якобы банальной потасовкой.

Возможно, она и была бы банальной, если бы эти два парня не оказались сотрудниками правоохранительных органов (один — местного УБОПа, второй — Ленинского райотдела милиции), которые в свое нерабочее время тоже отдыхали в ночном клубе.

Сергея и Дениса задержали к вечеру следующего дня. Иванченко почему-то привезли сначала в УБОП, потом в райотдел. Там им уже как подозреваемым в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 187, видимо, был устроен допрос. В это время в райотделе присутствовали и их матери — Людмила Иванченко и Наталья Маленко. Людмила первой услышала какой-то шум. По ступенькам пожарной лестницы поднялась до окна, откуда он долетал. И, как утверждает, увидела Дениса, лежавшего на полу в наручниках, а четверо неизвестных избивали его, кто как мог. Людмила закричала: «Наташа, твоего сына бьют!». Подбежала Наталья, женщины начали кричать, стучать в окно. Кто-то из избивавших Дениса подошел к окну и закрыл жалюзи. Больше ничего ни увидеть, ни узнать женщинам не удалось.

Первый зам начальника Ленинского райотдела милиции Андрей Гудим категорически отрицает вероятность избиения задержанных. Он рассказывает, что драка была устроена по вине созоновцев. Якобы ребята начали приставать к девушкам, а блюстители порядка сделали им замечание. Реакцией же стало, по словам Андрея Васильевича, избиение сотрудников милиции. Но ведь, в конце концов, никто не знал, что эти парни — сотрудники милиции. Андрей Васильевич также утверждает, что блюстители порядка получили серьезные повреждения, один из них даже попал в больницу с сотрясением мозга. Тем временем матери — Людмила Иванченко и Наталья Маленко — посещали его и визуально никаких повреждений, кроме синяка под глазом, не увидели. Во время их посещения у койки больного не было капельниц, не проводились никакие другие процедуры. Конечно, это не означает, что повреждений все-таки нет — заключение будут делать специалисты. Но удивляет, что сотрудники милиции, очевидно, хорошо физически подготовленные (ведь это — одно из обязательных условий их профессионализма), якобы стали жертвами двух парней и одного подростка.

Когда проходило первое судебное заседание, где определялась мера пресечения,
Денис Маленко, как утверждает Людмила Иванченко, не мог подняться из подвала (там находятся задержанные, которых доставляют на судебные заседания), задыхался, ему пришлось вызывать неотложку. При этом матери, Наталии Маленко, никто не сообщил, как парень себя чувствует, каков результат посещения врача. Суд вынес решение о дальнейшем пребывании под арестом.

Среди аргументов Гудим называет и то, что несовершеннолетнему Иванченко сразу был предоставлен адвокат, как и положено по закону. И первый же допрос проводился в его присутствии. Это правда. Но почему, если Людмила Иванченко в тот же вечер оперативно заключила договор с другим адвокатом, его не допустили ни к Сергею, ни к следователю? И присутствовал там только адвокат, назначенный милицией.

Вопросов в этом деле возникает много. Действительно ли есть пожарная лестница, поднявшись по которой, можно заглянуть в окно? Андрей Гудим не стал отрицать, можно. Но
в той комнате, утверждает
Андрей Васильевич, в то время Иванченко не было. А никто и не говорит, что он там был, ведь Людмила видела, как били Дениса. Или если бы это был не ее сын, нужно было промолчать?

Наверное, если бы женщины не стали невольными свидетелями избиения беспомощного Дениса Маленко и не написали жалобы в надзорные инстанции, это дело не привлекло бы внимания. Обычно задержанные (особенно, если это молодые люди, впервые попавшие в милицейские тиски) жалобы не пишут. Они не хотят излишне травмировать близких, видят и чувствуют (их в этом активно убеждают и действиями, и словами), что доказать свою правоту практически невозможно, поэтому лучше стерпеть, нежели усложнять свое и так незавидное положение. Для милиции же самое главное, чтобы не было жалоб.

Пытались прикрыться и в этот раз: мол, сначала жалобы поступили от родителей. И только позже — от самих задержанных. Так что это просто способ защитить себя. Такое предположение высказала начальник отдела связей с общественностью УМВД области Виталина Бевзенко. Дескать, матери хотели защитить таким образом своих сыновей.

Сначала милиция была непоколебима в категорическом отрицании каких-либо незаконных действий со стороны сотрудников («Это исключено!» — сказал мне Андрей Гудим). Теперь, когда прокуратура Ленинского района все-таки возбудила уголовное дело по факту избиения задержанных созоновцев, а судебно-медицинская экспертиза сделала выводы о наличии у них легких телесных повреждений, ситуация балансирует на грани. По мнению адвоката Анатолия Завгороднего, точно определить, когда именно были нанесены телесные повреждения — во время потасовки у Best или на следующий день в райотделе, практически невозможно. Поэтому абсолютно категоричного заключения в чью-то пользу нет. Согласен с ним и секретарь мониторинговой группы по надзору за соблюдением прав человека в местах лишения свободы юрист Сергей Чернов. Ему и адвокату Анатолию Завгороднему руководство областного УМВД, к его чести, позволило встретиться с задержанными, когда те пребывали в ИВС. С другой стороны, эта экспертиза дает основания говорить, что конфликт у ночного клуба был дракой, а не избиением.

Поэтому однозначно тут можно сказать, пожалуй, лишь следующее: милиция должна научиться относиться к подозреваемым и задержанным прежде всего как к людям, попавшим в беду, а не как к преступникам. Именно поэтому в Кировоградском СИЗО умер парнишка, которому, как утверждала мать, не была своевременно предоставлена квалифицированная медицинская помощь, дело долго расследовалось, со временем родители уехали в другую область и все утихло. Не один год правоохранителей учат этому. Да только особых успехов пока не видно...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно