Ко Дню прав человека

10 декабря, 2010, 18:06 Распечатать Выпуск №46, 10 декабря-17 декабря

Человек в нашем государстве не может чувствовать себя свободным и защищенным от преступных посягательств со стороны представителей власти...

Человек в нашем государстве не может чувствовать себя свободным и защищенным от преступных посягательств со стороны представителей власти. Власть декларирует общие приоритеты о соблюдении прав человека и приближении на этом направлении к мировым стандартам, а в действительности все происходит совершенно иначе.

Дело о гибели девятнадцатилетнего студента Игоря Индило приобрело мощный общественный резонанс времен независимости Украины после дела об убийстве Георгия Гонгадзе. Многие представители молодежи со всей Украины высказали свое беспокойство в связи с событием, произошедшим в Шевченковском райотделе внутренних дел города Киева. Только благодаря вмешательству общественности официальную версию Министерства внутренних дел Украины о том, что Игорь Индило сам себе нанес телесные повреждения, заменили на возбуждение уголовных дел относительно милиционеров, причастных к смерти юноши.

Но даже в этом деле, в контексте которого широкая общественность хорошо проинформирована о том, что Игорь Индило погиб от побоев (об этом свидетельствует и заключение медицинской экспертизы), прокуратурой возбуждены уголовные дела по признакам злоупотребления властью или служебным положением и превышения власти или служебных полномочий. Но ведь истязание или умышленные телесные повреждения, повлекшее смерть потерпевшего, это совершенно другой состав преступления и, соответственно, другие санкции наказания!

Почему человек, совершивший кражу или ограбление, привлекается к уголовной ответственности по признакам того преступления, которое совершил, а должностное лицо, действующее от имени государства, пользуется иммунитетом неприкосновенности в случае совершения им действий, имеющих четкие и очевидные признаки уголовных преступлений? Хотя, по логике, закон должен быть более требовательным к государственному служащему, нежели к рядовому гражданину, потому что должностное лицо наделено властными полномочиями именно для того, чтобы охранять закон, а не нарушать его.

Олег Пархоменко. Фото из морга свидетельствует, что от истязаний в милиции его тело превратилось в сплошной синяк. И что отвечает государство на такой очевидный факт насилия?! Возбуждено уголовное дело по признакам превышения власти или служебных полномочий. Разве превышение власти состоит в применении ужасных пыток, в избиении и убийстве?! Убийцы Олега Пархоменко спокойно чувствуют себя на свободе и откровенно насмехаются над родственниками погибшего. Представьте себе на минуту, что подобные действия, то есть причинение телесных повреждений, повлекшие смерть человека, совершил не государственный служащий, а простой человек. Что бы с ним произошло? Да, этот человек находился бы под стражей и отвечал бы по всей суровости закона. Но не госслужащий.

23-летний Сергей Карпиленко стал калекой. Во время допросов в известном Шевченковском райотделе столицы ему отбили селезенку. Но виноватых… нет. Прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления. Почему в нашей стране творятся такие страшные вещи: человек искалечен, есть заключение медицинской экспертизы об избиении, приведшем к потере селезенки, а состава преступления нет?

Совсем недавняя история из Харькова. В жилище Якова Строгана всю ночь пытались проникнуть милиционеры, без санкции суда ломая дверь. Когда Яков позвонил по телефону в милицию и сообщил, что к нему домой пытаются незаконно попасть преступники, ему ответили: милиция уже выехала… В шесть утра Якова, опять же без санкции суда, забрали из дома. Его вывезли в лес, куда начальник райотдела лично привез устройство, чтобы истязать жертву электрическим током с целью вынудить Якова свидетельствовать против себя. Электрический ток подключали к половым органам, Яков неоднократно терял сознание. Чтобы он пришел в себя, палачи вливали ему в рот нашатырный спирт, что повлекло многочисленные ожоги гортани. Прокуратура, несмотря на очевидные признаки преступления, в возбуждении уголовного дела отказала из-за отсутствия состава преступления.

Это и история гибели 24-летнего Дмитрия Ящука в Святошинском райотделе милиции города Киева. По версии МВД, юноша совершил самоубийство, поскольку был наркозависимым в состоянии абстиненции. Но есть все основания утверждать, что Дмитрий последних полгода наркотиков не употреблял, поэтому не мог ощущать ломку, а также что его задержали с целью вынудить сознаться в совершении преступления, к которому он причастен не был. Дело в том, что у другого юноши, Антона Жигинаса, которого истязали милиционеры, была отбита селезенка. Поэтому, чтобы избежать ответственности, правоохранители пытались «повесить» это увечье на Ящука. Только благодаря усилиям общественности прокуратура возбудила уголовное дело по признакам превышения служебных полномочий и объединила дело Жигинаса с делом Ящука.

Дело пропавшего журналиста Василия Климентьева, главного редактора Харьковского издания «Новый стиль», за последние несколько месяцев не продвинулось ни на шаг. Есть основания утверждать, что следствие проходит неэффективно, а судьба дела обещает повторить десятилетнюю эпопею поиска виновных в убийстве Георгия Гонгадзе.

Европейский суд по правам человека в своих решениях неоднократно высказывал свою позицию относительно применения истязаний в милиции, признав нарушения Украиной ста-
тьи 3 Европейской конвенции. Множество дел еще ждут вердикта суда, великое множество решений не в пользу Украины. В соответствии с огромным количеством решений, Украина как Высокая Договорная Сторона должна принять определенные меры, чтобы избавиться от позорной практики истязания людей, среди которых: Александр Яременко, Игорь Мельник, Низаютдин Габибулаев, Валентин Добров, Сергей Кирпиченко, Алексей Тарасов, Сергей Яценко, Анатолий Тесленко, Геннадий и Валерий Владимировы, Валерий Долганин, Андрей Дроботенко, Сергей Кулиш, Вячеслав Квашко, Михаил Коваль, Лоталев, Алексей Захаркин и много других.

Александр Рафальский, подвергавшийся истязаниям в милиции с целью вынудить его свидетельствовать против себя, теперь отбывает пожизненное заключение. Международная амнистия, Комитет ООН против пыток в своих докладах отмечают, что к Рафальскому были применены пытки. Государство Украина факта пыток не признает.

Недавно в общественную приемную УХСПЧ обратились бывшие оперуполномоченные, которые жаловались, что к ним применяли пытки. Жертвой пыток может стать каждый, и это нужно осознать и понять! А системность пыток в милиции и безответственность власти за совершенные преступления давно превратились в государственную опасность.

Это только отдельные из фактов, о которых шла речь первого декабря 2010 года на заседании комитета Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. И на этом фоне настоящим кощунством является торжественное ознаменование отечественными институтами Дня прав человека 10 декабря в рамках «Всеукраинской недели права».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно