КАК ЗАЩИЩАТЬ СВОБОДУ СЛОВА

13 декабря, 2002, 00:00 Распечатать

Одной из разновидностей ограничения права журналистов и редакций СМИ на свободу слова могут быть судебные решения, принятые с нарушением действующего законодательства...

Одной из разновидностей ограничения права журналистов и редакций СМИ на свободу слова могут быть судебные решения, принятые с нарушением действующего законодательства. Речь идет о решениях по искам к СМИ о защите чести, достоинства и деловой репутации со стороны политических деятелей или государственных служащих. Количество подобных исков, как правило, увеличивается после проведения выборов депутатов разных уровней, когда обиженные кандидаты в депутаты, особенно — проигравшие выборы, пытаются свести счеты со СМИ, опубликовавшими критические материалы об этих кандидатах. Чтобы не допустить принятия судами окончательного неправильного решения, органы СМИ должны максимально использовать все имеющиеся в наличии сегодня правовые инструменты.

Одним из наиболее важных является Европейская конвенция о защите прав и основных свобод человека, ратифицированная Верховной Радой в 1997 году. В соответствии с Конституцией Украины, эта конвенция является частью национального законодательства и поэтому должна применяться всеми судами при рассмотрении дел. Это особо подчеркнул и пленум Верховного суда Украины в своем постановлении №5 от 25.05.2001 года. То есть Украина как государство взяла на себя обязательства соблюдать данную конвенцию и нести юридическую ответственность в случае ее нарушения государственными учреждениями или служащими. Это обязательство Украины в полной мере распространяется и на нарушения, допущенные судами, поскольку они также являются государственными учреждениями.

Для применения и толкования конвенции создан и действует Европейский суд по правам человека. Ратификация Верховной Радой конвенции значит, что каждый, чьи права и свободы, защищенные конвенцией, нарушаются, может обратиться в Европейский суд с иском к государству Украина о защите этих прав. Фактически решения Европейского суда по конкретным делам являются прецедентами, они применяются судом при рассмотрении последующих дел, т.е. определенным образом толкуют ту или иную статью конвенции.

Свобода слова гарантирована ст. 10 конвенции. Важное значение в практике толкования и применения этой статьи имеет решение Европейского суда по делу «Лингенс против Австрии» от 08.07.1986 г. В этом решении суд, в частности, напоминает, что свобода выражения взглядов, гарантированная ст. 10 конвенции, является одной из главных основ демократического общества и одним из принципиальных условий его прогресса. Дальше в решении отмечено, что на прессе лежит обязанность сообщать политическую информацию общественности, причем не только факты, как ошибочно считают некоторые национальные суды, но и собственное толкование, свой анализ этой информации.

Кроме того, суд отметил, что свобода прессы предоставляет общественности возможность узнать об идеях и позициях политических лидеров и сформировать свой взгляд на них. Соответственно, отметил суд, пределы допустимой критики более широки, когда она касается политика, а не частного лица. В отличие от второго, первый неминуемо и сознательно открывается для придирчивого анализа каждого своего слова и поступка как со стороны журналистов, так и общественности, и, как следствие, должен проявлять больше терпимости. Суд отметил, что право защиты репутации политиков должно рассматриваться в связи с интересами открытого обсуждения политических вопросов. Разумеется, суд не мог предоставить и не предоставлял индульгенцию на безнаказанность журналистов в своих высказываниях о политиках. Но он пришел к выводу, что в некоторых случаях, в зависимости от обстоятельств дела, даже нанесение оскорбления политику не может привести к ответственности журналиста, так как он находится под защитой ст. 10 конвенции.

Аналогичный подход суда и к опубликованию недостоверной информации. По этому вопросу суд отметил, что необходимо различать факты и оценочные суждения. Наличие фактов можно доказать, а правдивость оценочных суждений — нет. Поэтому в оценочных суждениях критерием является добросовестность журналиста. В отношении г-на Лингенса (заявителя в этом деле) суд пришел к выводу, что факты, на которых г-н Лингенс строил свои оценочные суждения, были бесспорными, как и его добросовестность (притом, что некоторые оскорбительные характеристики политиков в его публикациях имеются). По этим мотивам суд принял решение удовлетворить требования г-на Лингенса и признал, что он действовал в рамках своего права на свободу выражения взглядов. Кроме того, суд отметил, что наказание, вынесенное журналисту, стало своеобразной цензурой, призванной удерживать его от критики в будущем, и что подобное наказание может повредить выполнению прессой своей задачи доносить информацию и быть «сторожевым псом» общественности.

Дело Лингенса касается критики журналистами политиков. Но можно с уверенностью говорить и о том, что пределы критики государственных служащих также должны быть шире пределов критики частных лиц. Например, существует вывод Европейской комиссии по правам человека (органа, действовавшего до 01.11 1998 года и имевшего, по конвенции, консультативные полномочия), в котором отмечено следующее: «...Для того, чтобы гражданин сохранял крайне необходимый контроль над осуществлением государственной власти, очень важно установить строгие ограничения на вмешательство в опубликование взглядов, касающихся деятельности государственных органов, включительно с судами...».

Поскольку конвенция является частью национального законодательства, существуют все предпосылки для применения ее в судах Украины, не ожидая, пока появятся основания для обращения в Европейский суд. Тем более что процедура обращения довольно сложна и продолжительна и требует, чтобы были использованы все национальные средства правовой защиты. Как уже отмечалось выше, применять конвенцию необходимо с учетом прецедентов суда, поскольку и сам Европейский суд обосновывает свои новые решения, исходя из предыдущих. При этом для использования конвенции не важно, кто защищает свое право на свободу выражения взглядов, — юридическое лицо (например, редакция) или физическое (журналист).

Европейский суд не является еще одной судебной инстанцией. Он рассматривает заявления против государства, в связи с нарушением государственными органами соответствующей статьи конвенции, т.е. в нашем случае — ст. 10. Суть нарушения состоит в том, что государственный орган — суд — допустил вмешательство в реализацию редакцией права на свободу выражения взглядов. По ст.10 конвенции, подобное вмешательство государства возможно, если оно предусмотрено законом и является необходимым в демократическом обществе. Иначе говоря, вмешательство в осуществление свободы слова может быть даже предусмотрено внутренним национальным законодательством страны, но если по конкретному делу Европейский суд придет к выводу, что оно не является необходимым в демократическом обществе, он признает государство-ответчика виновным в нарушении ст.10 конвенции. Аналогично, руководствуясь прецедентами Европейского суда, должны действовать при рассмотрении внутренних дел и национальные суды.

Сегодня власть не очень интересуется этими вопросами, не смотрит на шаг вперед, но если появятся решения Европейского суда против Украины в сфере свободы слова, это определенно вынудит ее наконец обратить внимание на проблемы, о которых мы говорим. Кстати, в случае признания страны-ответчика виновной, Европейский суд может назначить в пользу заявителя имущественную сатисфакцию. Об этом обстоятельстве государственным служащим также не следует забывать, ведь изъяты эти деньги будут из государственного бюджета.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно