КАК ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ПЫТАЮТ ГРАЖДАН

01 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 1 ноября-8 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

В этом месяце достоянием общественности стал документ под названием «Доклад правительству Украи...

В этом месяце достоянием общественности стал документ под названием «Доклад правительству Украины по результатам визита в Украину Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обхождению или наказанию». Скажем прямо, документ не первой свежести — визит состоялся два года назад. Однако в соответствии с уставом Европейского комитета против пыток, такого рода материалы являются конфиденциальными и могут быть обнародованы исключительно с разрешения правительства соответствующего государства. Понятно, что украинское правительство давать добро не торопилось. Хотя ожидалось, что разрешение будет получено еще в октябре прошлого года. Впрочем, известно, что отечественному чиновнику легче собственноручно сломать себе палец, чем снять гриф секретности даже с самой малозначительной бумажки, и все же мотивы столь длительных раздумий не совсем понятны. Так как, внимательнейшим образом изучив каждую страницу данного документа, по прочтении последней понимаешь, что совершенно ничего нового не узнал. То, что в милиции граждан пытают, а в местах лишения свободы с ними обходятся хуже, чем с животными, — ни для кого в нашем государстве не новость. Впрочем, как оказалось, не новость это и для делегации, которая посещала Украину с целью ревизии соответствующих заведений не впервые. Как следует из нынешнего доклада, материалы двух предыдущих не то чтобы были проигнорированы украинскими официальными лицами полностью, но по огромному количеству пунктов гостям пришлось повторять свои рекомендации. Что они и делали — настойчиво, но довольно деликатно. Они дипломатично радуются тому факту, что кое-где накануне их приезда с окон поснимали железные жалюзи, лишающие заключенных дневного света и нормальной вентиляции, и вежливо настаивают на том, что заключенного не следует лишать питьевой воды. У них вообще много предрассудков. Они, например, считают, что личный досмотр задержанных женщин должен проводиться исключительно лицами того же пола, причем в отсутствие мужчин — как представителей персонала, так и заключенных. Им также кажется, что пространство в пол квадратных метра недостаточно для транспортировки заключенных на далекие расстояния, и думают, что в одной камере размером в шесть квадратных метров нельзя содержать четверых человек. Гости настаивают на том, что несовершеннолетние задержанные должны находиться отдельно от взрослых, и не готовы с пониманием воспринимать тот факт, что в Симферопольском СИЗО №15 взрослого осужденного поместили в камеру вместе с подростками якобы для того, чтобы они присматривали за ними. Визитеры искренне удивились факту наличия такого «пионервожатого» в камере для несовершеннолетних.

Члены делегации также настаивают, что, в соответствии с Европейской конвенцией, Комитет имеет неограниченное право доступа в любое время в любое место лишения свободы.

Впрочем, судя по итогам предыдущих визитов, украинская власть, в основном, не разделяет их позиции. Хотя делает вид, что прислушивается, но на самом деле преимущественно саботирует предлагаемые мероприятия и лжет по-крупному и по мелочам.

Сотрудники Управления СБУ в г.Севастополе отказались сообщить место нахождения двух заключенных. Впоследствии оказалось, что их содержали в военном гарнизоне Севастополя. Начальник Севастопольского УСБУ заверил президента ЕКПП, что им покажут этих людей. Вместо этого заключенных перевели в изолятор временного содержания. После чего должностные лица СБУ не только отказались сообщить точное место содержания данных лиц, но и попытались скрыть документы, касающиеся их перевода в ИВС.

Вообще у делегации сложилось впечатление, что многие задержанные и заключенные боялись разговаривать с ними или подвергаться медицинскому осмотру, проводимому врачами — членами делегации, из-за опасения, что это может сказаться на их дальнейшей судьбе. Особенно очевидно это было в Енакиевской колонии №52. Позднее члены делегации получили заслуживающие доверия доказательства того, что накануне их визита региональная администрация и персонал провели с заключенными «профилактическую работу» в виде совершенно недвусмысленного предупреждения.

Ввиду вышесказанного, ЕКПП рекомендует украинской власти принять меры, чтобы местное руководство и персонал не прибегали к запугиванию заключенных накануне визита делегации комитета.

Что касается сотрудничества в области улучшения ситуации в свете предыдущих рекомендаций комитета, его члены констатируют отсутствие прогресса во многих сферах. Они неоднократно отмечают: большинство рекомендаций данного доклада является повторением предыдущих. В частности, речь идет о мерах, направленных на предупреждение плохого обращения с лицами, лишенными свободы, а также перегрузки мест заключения как в милицейских, так и в пенитенциарных учреждениях. Члены делегации еще раз повторяют, что реализация целого ряда рекомендаций не требует значительных финансовых затрат и это могло бы быть выполнено незамедлительно.

Комитет потребовал предпринять реальные усилия в связи с замечаниями, требующими немедленной реакции. Первое из них касалось условий содержания в ИВС. Делегация потребовала от украинской власти обеспечить, чтобы все содержащиеся в ИВС имели матрацы и одеяла; чтобы им гарантировалась ежедневная часовая прогулка на свежем воздухе, достаточный доступ свежего воздуха и дневного света. Делегация также потребовала, чтобы ни одно лицо не оставалось задержанным в ИВС более 10 дней.

Второе замечание касалось условий содержания приговоренных к пожизненному заключению. Украинскую власть обязали немедленно гарантировать этой категории заключенных не менее часа физических занятий ежедневно, снятие запрета на свидания с родными и ограничений переписки, увеличение количества и частоты получения посылок, особенно продовольственных.

Информация, полученная делегацией во время визита 2000 года, включая переговоры с прокурорами, показывает, что существует общая политика содержания подозреваемых в совершении уголовного преступления в местах лишения свободы.

16-летнего подростка вызвали на допрос в Зализнычный райотдел внутренних дел г.Симферополя по поводу драки с другим подростком и поместили в Симферопольский ИВС. По словам офицеров ИВС, подросток совершил незначительное правонарушение. Однако прокурор отказался выпустить его под залог и сказал, что он будет переведен в СИЗО и может получить два года лишения свободы.

Комитет призывает украинскую власть, не теряя времени, пересмотреть законодательство и практику, касающиеся предварительного заключения.

Во время визита в Украину делегация в очередной раз получила многочисленные жалобы по поводу физического воздействия на лиц, лишенных свободы, сотрудниками милиции (оперативниками). Как и в 1998 году, речь шла о моментах ареста и о последующих допросах. Члены делегации слышали об этом во всех посещенных ими регионах. Причем все, указывавшие на данное обстоятельство, неизменно констатировали, что целью таких действий было выбить признание.

Главным образом заключенные жаловались на побои ногами, кулаками и избиение с применением дубинок. Кроме того, речь шла о применении электрического шока, зажигалок; асфиксии вследствие надевания противогаза или пластикового пакета на голову заключенного; избиении подвешенного за руки и ноги (способы, известные, как «слон», «ласточка», «попугай»); нанесении ударов по ступням ног.

События, на которые жаловалось большинство опрошенных лиц, происходили за несколько недель и даже месяцев до визита делегации. Что не помешало гостям собрать медицинские данные, подтверждающие слова потерпевших.

В Донецком ИВС человеку, с которым встречались члены делегации, за несколько дней до того сотрудниками милиции при задержании были нанесены удары палкой по голове, лицу, груди и ногам. При осмотре медицинским работником — членом делегации, задержанный продемонстрировал, в частности: фиолетово-синюю гематому над глазами; ссадину на носу размером 1,5х0,3 см; ссадину с запекшейся кровью на правом виске, левом ухе; фиолетовую гематому 4х5 см на шестом и седьмом ребрах левой стороны груди; две ссадины размерами 2х5 см на верхней средней трети передней, а также задней поверхностей правой ноги.

Другой человек, содержавшийся в том же ИВС, заявил, что к нему был применен электрошок. Он был избит ногами, кулаками и дубинкой сотрудниками милиции дома и в райотделе, куда был переведен три недели тому назад. При осмотре медработник делегации установил: на правой стороне спины сине-зелено-коричневая гематома 5х4 см и ссадина, также фиолетово-зеленая гематома в области реберного прогиба и лопатки; ссадина 2х3 см на левом бедре.

Гражданин, арестованный 13 января 2000 года сотрудниками Управления по борьбе с организованной преступностью г.Макеевка Донецкой области заявил, что при аресте его избили в присутствии жены и ребенка. По его словам, во время допроса он был избит кулаками и дубинкой. Затем его связали ремнем за шею и ноги, на голову надели пластиковый пакет и противогаз с амонием. Таким образом он был привязан к столу. К половому члену и правому запястью был присоединен электрический провод, несколько раз использовали электрошок.

По прибытии в СИЗО №5, фельдшер не зафиксировал ни одного признака повреждения. Только спустя шесть месяцев по решению суда арестованный был осмотрен судебно-медицинскими экспертами Донецка. Эксперты пришли к выводу, что повреждения были получены примерно шесть месяцев тому назад и соответствуют словам потерпевшего.

Кроме того, из многочисленных источников делегация получила информацию о том, что жалобы на плохие условия содержания, поданные в прокуратуру, систематически отклонялись или не рассматривались. Как говорится в докладе, «заверения заместителя генерального прокурора, что все жалобы на плохое обращение рассматривались компетентными прокурорами, которые встречались с жалобщиками, и в случае необходимости назначали судебно-медицинские экспертизы, не отражают в полной мере существующую практику».

ЕКПП рекомендует проинструктировать прокуроров, чтобы в связи с жалобой на плохое обращение сотрудников милиции, когда бы она не поступила, они немедленно требовали проведения судебно-медицинской экспертизы соответствующего лица, несмотря на наличие или отсутствие явных повреждений.

Комитет также рекомендует прекратить практику, когда задержанных с наличием повреждений отказываются помещать в ИВС и возвращают в райотдел милиции, откуда его направили, в случае, если милиция не предоставляет соответствующей справки о наличии повреждений. Понятно, что таким образом персонал ИТК старается избежать ответственности за чужие правонарушения. Впрочем, по мнению комитета, выход тут в обследовании задержанных в момент помещения их в ИВС.

Лица, находящиеся в учреждениях милиции, должны иметь право немедленно проинформировать близкого родственника или третью сторону об этом факте. Тем не менее данное право нарушается повсеместно. И эта ситуация, констатировали члены делегации, не меняется на протяжении последних лет. Задержанным также отказывают в доступе к адвокату до тех пор, пока они не дадут нужные показания. Во многих случаях этот период явно превышал первые 24 часа с момента задержания, а длился трое и больше суток.

Комитет в очередной раз порекомендовал украинской власти немедленно принять меры, которые гарантировали бы каждому право на адвоката с момента задержания. Отметив, что доступ к адвокату не должен зависеть от разрешения следователя, и что адвокат должен иметь возможность встретиться с клиентом наедине, а не в присутствии следователя или офицера милиции.

Как и в 1998 году, отметили визитеры, задержанные лица не были надлежащим образом зарегистрированы в большинстве посещенных райотделов милиции и ИВС. Хотя основной гарантией против ненадлежащего обращения с задержанным является немедленная и надлежащая его регистрация сразу после взятия под стражу. По этому поводу комитет напоминает свою рекомендацию, чтобы украинская власть обеспечила немедленную регистрацию факта содержания любого лица в учреждениях милиции, независимо от причин и сроков содержания. Предлагается также ввести единый исчерпывающий реестр, в котором будет значиться каждый задержанный, все обстоятельства его задержания и все последующие действия вплоть до информации о том, когда он встречался с адвокатом и когда была предложена пища.

Члены делегации убедились, что задержанным отказывают в предоставлении питьевой воды, не говоря уж о пище. Такое же положение дел они констатировали во время предыдущих визитов. Относительно еды украинские власти проинформировали комитет, что для обеспечения едой на одно лицо выделяется три гривни в день. Однако ни одного примера такого обеспечения, например, в Зализнычном райотделе милиции Киева, не было. Несмотря на это, задержанным далеко не всегда разрешается получать еду от родственников.

Делегация порекомендовала украинской власти обеспечить каждому задержанному доступ к питьевой воде, и в случае задержания больше, чем на несколько часов, предоставлять пищу.

Большинство посещенных ИВС было переполнено. В Севастопольском ИВС более десятка лиц содержались в камерах в 15 квадратных метров, причем кроватей было меньше, чем заключенных.

Что касается контактов с внешним миром, делегация констатировала, что ситуация остается неизменной с 1998 года. Визиты и корреспонденция остаются на усмотрение соответствующих следственных органов.

Члены делегации услышали ряд жалоб на плохое обращение тюремным персоналом в трех заведениях. В Енакиевской колонии №52 речь шла об избиении трубами, нестандартными дубинками и кулаками. В ряде случаев задержанные заявили, что были избиты на третьем этаже административного здания. В Симферопольском СИЗО №15 было получено несколько жалоб в связи с использованием слезоточивого газа в камерах через дверные оконца. Несколько несовершеннолетних осужденных заявили, что педагогический персонал избивал их деревянными дубинками, а также что они были вызваны в преподавательскую в исподнем и в таком виде оставались там в течение долгого времени. В Винницкой тюрьме №176 члены делегации услышали многократные жалобы осужденных по поводу избиения деревянными предметами по прибытии в тюрьму. Во время регулярных проверок камер, которые осуществляются преимущественно ночью, для того, чтобы быстро выгнать заключенных из камер, использовались собаки породы ротвейлер.

Несмотря на мероприятия, о которых шла речь в ответе украинских официальных лиц на рекомендации комитета, высказанные в двух предыдущих докладах, делегация не обнаружила никаких улучшений условий содержания в соответствующих ИВС (включая Киев).

Из материалов доклада Еврокомитета

«В сентябре 2000 года количество осужденных составляло 220 306 лиц при количестве мест 207 506, несмотря на амнистию от 11 мая 2000 года, в результате которой было освобождено 30 тысяч человек. Переполнение в изоляторах также составляет большую проблему: 46 655 лиц при количестве мест — 36 443».

«Некоторые строения были покрашены, поклеены обои, но основные недостатки так и не были устранены. В частности, санитарные узлы в жилых зонах остаются в ужасном состоянии, что наблюдалось и в 1999 году. В наружном строении третьего блока (восемь отверстий в земле на 300 лиц, без водоснабжения и пол, покрытый экскрементами); условия представляют риск для здоровья; данное помещение не может использоваться в существующем состоянии».

«У мужчин был большой дефицит основных предметов для поддержки личной гигиены (лишь 80 г. мыла в месяц). Кроме того, им не выдавалась туалетная бумага».

«Из соответствующих записей в журналах регистрации стало известно, что заключенных часто помещали в ШИЗО (штрафной изолятор) на периоды до 15 суток по многим основаниям (выражение несогласия с персоналом, попытка открыть окошечко на дверях, нежелание выполнять дневную норму выработки). Комитет хочет получить по этому поводу комментарии украинской власти.

Комитет с обеспокоенностью отмечает, что, вопреки утверждениям, предоставленным украинской властью в своих ответах, заключенным, помещенным в ШИЗО, не предоставляют часовой ежедневной прогулки. Комитет рекомендует украинской власти немедленно обеспечить, чтобы выданные ею инструкции на этот счет соблюдались во всех учреждениях. Кроме того, комитет напоминает свою рекомендацию, предоставленную в докладе 1998 года, что заключенные в ШИЗО должны быть обеспечены литературой».

«Условия в камерах ШИЗО колонии №52 были нищенскими. Уровень перенаселения был слишком высок (12 лиц на 17,6 квадратных метра). Ширина спальных лавок, убираемых на день, составляла 22 см. В камерах нет дневного света, проточной воды и туалет выставлен на всеобщее обозрение».

«Комитет выражает беспокойство в связи с тем, что в колонии №52 совместно используется строгий камерный режим (ПКТ) и дисциплинарные камеры (ШИЗО). Внимательное изучение соответствующих журналов и ряда личных дел выявило, что для многих заключенных помещение в ПКТ проводилось до или после пребывания в ШИЗО. В одном деле комбинация этих двух мер привела к тому, что осужденный провел более полугода в ШИЗО и ПКТ. Комитет хочет получить комментарии украинской власти по этому вопросу».

«В ответе украинской власти 1998 года было указано, что осужденные имеют право конфиденциально обращаться к прокурору и обмудсмену. Как оказалось на практике, это не соответствует действительности. Более того, прокуроры, которые встречались с делегацией, подтвердили, что жалобы и заявления, адресованные в международные органы, такие, как Европейский суд по правам человека, не могли быть направлены запечатанными.

Комитет рекомендует украинской власти обеспечить арестованным и осужденным лицам конфиденциальный доступ к органам государственной власти, в чьей компетенции находится рассмотрение дел, и в соответствии со взятыми на себя международными обязательствами».

«Делегация не услышала ни одной жалобы и не собрала ни одного доказательства плохого обращения с пациентами в посещенных психиатрических учреждениях».

«Метод лечения электрошоком регулярно используется в Крымской психиатрической больнице №1. Лечение проводилось в немодифицированной форме (без анестезии и мышечных релаксантов). Более того, не было специальных журналов проведения электрошоковой терапии.

Электрошоковая терапия является признанной формой лечения таких больных, которые страдают особенными расстройствами. Однако комитет очень обеспокоен тем, что данный метод применяется в немодифицированной форме; такой метод нельзя больше считать приемлемой психиатрической практикой. Кроме риска повреждения мягких тканей и других негативных медицинских последствий, такой процесс является деградирующим как для пациентов, так и для персонала.

Кроме того, электрошоковая терапия не должна проводиться в присутствии других пациентов».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК