Информационное пространство на продажу?

25 ноября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 25 ноября-2 декабря 2005г.
Отправить
Отправить

Стало хрестоматийной истиной, что государство может состояться как таковое, только четко защищая свои национальные интересы...

Стало хрестоматийной истиной, что государство может состояться как таковое, только четко защищая свои национальные интересы. В Законе Украины «Об основах национальной безопасности Украины» объектами такой политики определены конституционные права и свободы человека и гражданина. К приоритетам национальных интересов Украины закон четко относит не только гарантирование этих прав, но и защиту государственного суверенитета. Среди основных направлений государственной политики в вопросах национальной безопасности Украины в информационной сфере зафиксировано обеспечение информационного суверенитета Украины.

В иерархии законодательства Украины Закон «Об основах национальной безопасности Украины» логично продолжается Законом «О телевидении и радиовещании», которым запрещается создание телерадиоорганизаций иностранными юридическими и физическими лицами, а также лицами без гражданства. Закон четко регламентирует и другую норму — создание и деятельность телеорганизаций, в уставном фонде которых более 30 процентов иностранных инвестиций.

Защита собственной информационной безопасности — вовсе не украинское ноу-хау. Можно вспомнить, например, модель защиты СМИ в США, где еще в 1934 году был принят закон, жестко ограничивающий покупку СМИ иностранцами. Австралийский медиа-магнат, президент корпорации «Ньюс корпорейшн» Руперт Мэрдок, чтобы выполнить требования статьи 310 американского закона о связи, в 1995 году принял американское гражданство — и только после этого американское подразделение его корпорации получило право приобрести телевизионные станции на территории США. Давайте вспомним и то, как в далеком ныне 1993 году законодатель обосновывал необходимость принятия этой нормы: ограничить прямое или опосредованное — через дочерние компании — иностранное вмешательство в информационное пространство Украины и устранение даже потенциальной возможности влияния на него.

Российский закон о средствах массовой информации от 27 декабря 1991 года прямо указывает: «иностранное юридическое лицо, а равно российское юридическое лицо с иностранным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочном) капитале которого составляет 50 процентов и более, гражданин Российской Федерации, имеющий двойное гражданство, не вправе выступать учредителями теле-, видеопрограмм». Неужели Украина печется о своем информационном пространстве меньше, чем США и Россия? Конечно же нет. Протекционистские меры в отношении украинского телерынка себя оправдали.

Мы говорим, конечно, о «мирном периоде» развития украинского ТВ. Ибо, как показывает опыт предыдущих лет, в «боевое время», время выборов телевидение как мощнейший электоральный ресурс становится заложником действий политических игроков и их политтехнологов. Последние президентские выборы в Украине показали заинтересованность представителей некоторых иностранных государств во вмешательстве во внутренние дела Украины. Более того, они непосредственно вмешивались в избирательный процесс, в формирование общественного мнения. К чему это привело, известно всем. Все помнят вопиющие случаи пропаганды посредством СМИ идей сепаратизма, манипулирования сознанием граждан в интересах определенной политической силы. Казалось бы, после выборов с этим покончено. Казалось бы, после избрания новой демократической власти и мощнейшей антицензурной «прививки», полученной СМИ после выборов, телевидение может развиваться спокойно, сбалансированно, с равным доступом всех политических сил. Но нет. Ибо, как гласит давняя политическая мудрость, избирательная кампания — это промежуток между выборами. И, похоже, украинские политики использовали этот промежуток между выборами для создания правовой коллизии, законной «лазейки», использование которой может потенциально привести к потере Украиной своего информационного суверенитета. Речь идет о новом Хозяйственном кодексе Украины. Его принятие стало, вне всякого сомнения, позитивным шагом в защиту предпринимательской деятельности. Кодекс зафиксировал понятия иностранного предприятия (100% уставного фонда составляет иностранная инвестиция) и предприятия с иностранной инвестицией (доля иностранцев в уставном фонде составляет не менее 10%). Казалось бы, все нормально и все понятно, тем более что Закон «О режиме иностранного инвестирования» четко обозначает, что иностранные инвесторы — это субъекты, которые осуществляют инвестиционную деятельность на территории Украины, а среди них — юридические лица, созданные в соответствии с другим, не украинским, законодательством, физические лица — иностранцы, которые постоянно не проживают в Украине. Этот же закон определяет сами иностранные инвестиции как ценности, которые вкладываются иностранными инвесторами в объекты инвестиционной деятельности соответственно законодательству Украины с целью получения прибыли или достижения социального эффекта, а предприятие с иностранными инвестициями — как организацию любой правовой формы, созданную соответственно законодательству Украины, иностранная инвестиция в уставном фонде которой составляет не менее 10 процентов.

Но в кодексе не учтен один пикантный юридический момент — если предприятие при участии иностранного физического или юридического лица создается при участии резидента Украины. Что происходит в этом случае? Оно не считается иностранным предприятием или предприятием с иностранной инвестицией. А доля нерезидента Украины, например при создании теле- и радиокомпаний, в этом случае не будет считаться предприятием с иностранной инвестицией. Следовательно, может превышать 30-процентное ограничение, предусмотренное Законом Украины «О телевидении и радиовещании».

Таким образом, создана правовая коллизия, или, проще говоря, правовая лазейка для проникновения иностранного капитала в национальное телепространство. Последствия этой правовой коллизии трудно переоценить. Не исключено, что в преддверии выборов нас ожидает масштабное перераспределение медиаресурсов в стране. А если учесть, что выборы в Украине — процесс перманентный, то повторение такой ситуации возможно и после марта 2006 года.

Давайте сравним ситуацию защиты национального телепространства с другой — также критической для функционирования реально независимого государства. Может ли Украина пойти на фактическую приватизацию иностранными юридическими лицами энергосистемы страны? Атомных электростанций? Военно-промышленного комплекса? Понятно, что государственный деятель, даже просто предложивший такое, — это политический самоубийца. Но чем отличается каждая из этих стратегически важных для государства отраслей от национального информационного пространства, на которое государство должно иметь возможности влиять?

Ситуация может быть урегулирована в правовой плоскости. В конце концов, в стране существует иерархия законов. Закон четко констатирует, что иностранные предприятия не могут создаваться в отраслях, стратегически важных для государства. Совершенно очевидно, что как театр начинается с вешалки, так и защита государственных интересов начинается с защиты собственного национального пространства. Понятно, что даже сейчас, в условиях существования правовой коллизии между Законом Украины «О телевидении и радиовещании» и Хозяйственным кодексом Украины государственные органы будут исходить из приоритетности интересов национальной безопасности. Но окончательную точку в правовой коллизии обязана поставить Верховная Рада Украины. В конце концов, соответствующая статья и самого Хозяйственного кодекса Украины (часть 5 статьи 116) гласит, что соответствующим законом Украины могут быть определены отрасли хозяйствования, в которых деятельность предприятий с иностранными инвестициями ограничивается или запрещается, исходя из требований национальной безопасности Украины.

Что необходимо для этого? Парламент может, используя свое законное право, внести изменения в Закон Украины «О телевидении и радиовещании». Что это будут за изменения, решать законодателям. С нашей точки зрения, нужно, во-первых, запретить создание и деятельность теле- и радиоорганизаций, уставный фонд которых полностью или частично состоит из собственности иностранных юридических и физических лиц, а также лиц без гражданства; во-вторых — запретить покупку уже действующих телерадиоорганизаций полностью или частично в собственность этих лиц. В законе также должна быть сохранена норма о запрете деятельности телерадиоорганизаций с иностранными инвестициями, в уставном фонде которых более 30 процентов иностранных инвестиций.

Что позволяет принять такую редакцию? Во-первых, что особенно важно накануне выборов, парламент выступает реальным, а не декларативным приверженцем национальных интересов Украины. Во-вторых, будет раз и навсегда ликвидирована лазейка в законах, позволяющая иностранным государствам, пусть и с «черного хода», влиять на общественное мнение в Украине.

Примечательно, что принятие новой редакции не повлечет за собой никаких расходов, кроме, разумеется, мыслительной деятельности депутатов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК