ГЛОСТЕРСКОЕ ЧИСТИЛИЩЕ

7 октября, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 7 октября-14 октября

Поначалу работа полицейских не привлекла внимание соседей, живущих рядом с ничем не примечательным домом № 25 на тихой Кромвель-стрит в заштатном английском городке Глостере...

Поначалу работа полицейских не привлекла внимание соседей, живущих рядом с ничем не примечательным домом № 25 на тихой Кромвель-стрит в заштатном английском городке Глостере. «Наверное, что-то случилось с водопроводными трубами», - решили они, вспомнив, что недавно Фред Уэст, хозяин дома, затеял основательный ремонт и полностью перестроил небольшой задний двор.

Только через день, когда, несмотря на проливной дождь, круглосуточная работа не прекратилась, а возле дома появился кон-стебель, по округе поползли слухи, что случилось нечто невероятное. (Уже потом, когда тихий домик на Кромвель-стрит занял свое место в криминальной истории Англии, получив название «Глостерского чистилища», соседи будут настаивать на своей версии: все началось со строительных работ, лопнувшей водопроводной трубы, и именно безвестный водопроводчик, обнаружив в прорытой канаве кости, помог разоблачить опасного убийцу-рецидивиста...)

На самом деле все произошло несколько иначе. Об уютном трехэтажном домике Фреда (Фредерика) Уэста на улице Кромвель давно ходило множество разных невероятных слухов, сплетен. Но лишь в начале 1994 года эти разговоры заинтересовали некую полицейскую даму-следователя, которая, потратив два месяца личного времени (поначалу она пыталась расследовать загадку дома Уэста в служебное время, но начальство предложило ей не заниматься ерундой), сумела обобщить все сплетни и слухи о необычном семействе, проживающем в доме № 25. В результате ее работы на свет появился 10-страничный рапорт. И, о чудо, хотя в документе не было приведено ни одного доказательства, а его невероятность бросалась в глаза, прокуратура разрешила провести обыск в доме Уэста.

23 февраля на Кромвель-стрит прибыло несколько полицейских в штатском, которые, бегло осмотрев дом, принялись раскапывать сад. Полиция искала тело Хезер Уэст, которая, по слухам, была убита разгневанным отцом и зарыта в саду.

Так небольшая улочка неподалеку от знаменитого собора, построенного в XI веке, улочка, одним концом упирающаяся в тупик, переходящий в автостоянку, а другим выходящая на старинный парк, начала свой путь к всемирной известности.

Жители Кромвель-стрит - в основном это выходцы из низов, чернорабочие, подсобники, шоферы, потому нравы здесь просты и грубы, - привлекали и до того внимание местной полиции. Констебли частенько захаживали сюда, то утихомиривая буянов, а то и забирая перепивших мужей в участок. Хорошо известна эта улица и сотрудникам местных социальных служб. «Бедность, постоянная занятость и нищета родителей, естественно, рождают серьезные проблемы с воспитанием детей, - утверждает один из сотрудников местной мэрии. - Здесь процветает жестокость в отношении к детям, и нашим сотрудникам приходится частенько вмешиваться. Кроме того, большинство жителей Кромвель-стрит пользуются государственными пособиями для содержания многочисленных семей».

...Полицейским не везло, первые находки «археологов», раскапывавших сад под проливным дождем, ничего общего с версией полицейской дамы не имели. Какие-то ржавые куски железа, невесть откуда появившиеся в саду обломки стекла, куски кирпичей... Как насмешка выглядели откопанные в конце первого дня кости собаки. Кстати: вот еще одна загадка дома № 25. Как они оказались здесь, - уже, наверное, никто никогда не узнает.

На следующий день, под ехидные реплики соседей и аккомпанемент дождя, непрерывно барабанящего по листьям каштана, полиция продолжила поиски. Bпyстую. Только под утро следующего дня раскопки дали первые результаты - неглубоко в земле был обнаружен череп женщины.

Хотя это не уменьшило скепсиса полицейского начальства, главный инспектор Тедди Мур, начальник местной бригады уголовной полиции, вздохнул облегченно - находка позволяла ему задержать хозяина дома - Фреда Уэста до выяснения обстоятельств и оправдывала обыск. Впрочем, сомнения в виновности хозяина оставались. Тем более, что и сам он поначалу был очень удивлен, что в его саду был обнаружен женский череп. Когда полицейские выводили Уэста из дома, он не переставая повторял одну и ту же фразу: «Я не убивал ее!»

К тому времени вся округа знала, что именно разыскивает полиция в доме № 25, но никто не верил в вину 52-летнего строителя.

Общее настроение выразил 20-летний Стивен Уэст, сын подозреваемого, вызванный полицией, чтобы присмотреть за младшими детьми (Розмари Уэст, супруга Фреда, была также задержана). Он назвал попытки полицейских обнаружить труп Хезер смехотворными. «Невозможно откопать то, чего нет, -заявил Стивен. - Я помню, как после недели непрекращающихся скандалов с родителями Хезер собрала свои пожитки и ушла из дому».

Несмотря на реакцию сына и соседей, «археологи» из полицейского управления продолжали раскопки. Теперь работа пошла вдвое медленнее. Полицейские снимали землю слой за слоем и в корзинах отправляли ее в лабораторию.

Впрочем, пока что все говорило лишь о том, что в доме было совершено банальное бытовое убийство, не представляющее интереса ни для сыщика-профессионала, ни для широкой публики. «Особого смысла в продолжении раскопок нет», - докладывал в тот же день сержант Коллинз, возглавлявший раскопки на Кромвель-стрит, и Тедди Мур пообещал прекратить работы после получения результатов судмедэкспертизы, работавшей над идентификацией черепа, но пока что приказал продолжать копать, - вдруг удастся обнаружить дополнительные улики.

Скептицизм Мура испарился 26 февраля, когда неподалеку от фасадной стены дома были обнаружены останки 16-летней Хезер, той самой дочери хозяина, которая бесследно пропала в 1987 году. Уэст, кстати, не заявлял о ее пропаже в полицию, и датой исчезновения девушки считается ее последний визит в офис социальной помощи. Однако, кому же тогда принадлежал обнаруженный череп? Специалисты затруднялись ответить на этот вопрос.

Тогда-то Мур понял, что убийство дочери Фреда Уэста может оказаться не единственным преступлением, совершенным в доме № 25. И все же он еще не представлял себе реальных размеров дела.

О том, что полиция и прокуратура не осознавали в тот момент серьезности происходящего, говорит и то, что через несколько часов после обнаружения останков Хезер прокуратура, правда, избрала мерой пресечения для Фреда Уэста тюремное заключение, но подозреваемая в сообщничестве Розмари Уэст была отпущена под символический залог в 50 фунтов.

Но дело только раскручивалось, дом на Кромвель-стрит начал выдавать свои секреты один за другим: 28 февраля полицейские обнаружили под плитами садовой дорожки останки еще двух молодых женщин. На следующий день возле каменного забора был выкопан скелет 17-летней Ширли Робинсон, убитой на седьмом месяце беременности. Трупы жертв, как утверждалось в полицейском протоколе, «были завернуты в розовые одеяла и захоронены на глубине 6 футов». Полиции удалось сразу идентифицировать лишь останки Робинсон, - и то потому, что 17-летняя продавщица одной из лавок, пропавшая в 1986 году, была в тот момент беременна. Кем были две другие жертвы, как они оказались в саду Уэста, - на эти вопросы ответов пока не было. Детективы все еще с трудом верили, что 52-летний отец шести (или восьми, или десяти, - а к концу марта это количество возросло до двадцати) детей мог быть убийцей-рецидивистом. Необходимы были дальнейшие розыски, работа медицинских экспертов и допросы, позволяющие установить истину.

Поэтому на начальной стадии было решено скрыть новую информацию от журналистов. Но долго держать в тайне зловещую находку не удалось - на следующий же день местная газета «Глостер ситизен» сообщила, что полиция обнаружила останки еще нескольких жертв. Это сообщение перепечатала «Гардиан», и скандал стал приобретать общенациональные масштабы.

Когда стало понятно, что дело намечается большим и сложным, в Глостер прибыл комиссар Скотланд-Ярда Джон Беннет с группой специалистов. Скотланд-Ярд бросил сюда, главные силы: спешно прибыл консультант столичной уголовной полиции, профессор-криминолог Бернард Найт, известный как учебниками по криминалистике, так и десятком захватывающих детективных романов, опубликованных под псевдонимом. Было прислано специальное оборудование, позволяющее обнаружить предметы, зарытые на глубине нескольких метров. Кроме того, Лондон направил в Глостер нескольких психологов, в задачу которых входило составление психологического портрета преступника. Они-то и попытались установить, кем же был на самом деле строитель Фред Уэст - опасным убийцей, много лет скрывавшимся от правосудия, или жертвой какого-то рокового совпадения обстоятельств.

Биография подозреваемого выглядела достаточно заурядно. Родившийся в английской провинциальной семье, Уэст ничем не отличался от своих сверстников: так же посредственно учился в школе, так же рано, как и большинство детей провинциальной Англии, бросил учиться. Правда, з детства Фреда отличали необычайная сила и ловкость и взрывной характер. Он был настолько силен, что с 14 лет помогал отцу, работавшему на соседней ферме.

Главой семьи была мать - Дейзи Уэст, женщина красивая, властная и непредсказуемая. Она полностью подчинила себе мужа и сыновей и, по мнению психологов, существенно повлияла на формирование их характера. О благоговейном отношении сыновей к ней говорит и то, что на ее могиле (Дейзи умерла в 1968 году, когда Уэсту было 26 лет) стоит дорогой мраморный памятник, в то время как на могиле отца, ушедшего из жизни два года назад, высится скромный деревянный крест: дети утверждают, что у них нет денег на надгробье.

Психологи считают, что смерть Дейзи, у которой сложились особые отношения со старшим сыном, резко повлияла на его психику и на его отношение к женщинам.

Впрочем, животное влечение к женщинам, невероятная похоть отличали Фреда с молодости. Он рано, по местным понятиям, вступил в брак, и его выбор удивил всех соседей. В 1962 году Фред, подрабатывавший водителем на ферме, женился на проститутке Кэтрин Костелло, с которой познакомился во время одной из поездок в Глазго. Первое время эта парочка жила в Глазго, а потом переехала на родину Уэста, в деревушку Мач Маркл. Здесь же родились их дочери.

(Тут надо отметить некое странное совпадение, преследующее Уэста всю жизнь. Он всегда жил в домах под № 25, его мать скончалась 25 июня, и первая находка полицейских в его саду также датируется 25-м числом. Хотя такие совпадения больше подходят для любителей математики, однако некоторые следователи предполагают, что Уэст подсознательно как-то сакрализовал эту цифру и мог стать убийцей 25 человек).

Хотя Фред и Кэтрин прожили вместе семь лет, уживались они с трудом. Совместной жизни способствовало то, что муж и жена редко виделись - днем работал Фред, ночью Кэтрин, которую на панели называли Рена, да и еще то, что оба беззаветно любили дочерей. Когда же кто-то из них оставался дома, начинался скандал. Старшая дочь Уэста вспоминала, как они беспрестанно ссорились по мелочам, а однажды разъяренный Фред, избив жену, выгнал ее из дому. Через час Рена вернулась в обществе двух клиентов, которые устроили супругу такую трепку, что он долго отлеживался, приходя в себя.

Через год после смерти Дейзи, в 1969 году, Кэтрин Костелло исчезла. Соседи заметили ее отсутствие только через несколько дней. Но на их настойчивые вопросы Уэст поначалу вообще не отвечал, а потом заявил, что жена сбежала от него с любовником в Шотландию.

(Строитель не утомлял себя излишней фантазией; когда в 1977 году так же бесследно исчезла его 13-летняя дочь от первого брака - Чармен, он рассказывал соседям, что она отправилась к матери... в Шотландию. Впрочем, обитатели Кромвель-стрит не настаивали на подробностях).

Найти Кэтрин Костелло так и не удалось. Года через три, по требованию ее родственников, полиция предприняла розыски, изготовила фоторобот пропавшей проститутки, - но Кэтрин как в воду канула.

После исчезновения Кэтрин Уэст пришлось покинуть деревушку и переехать в мотель, а потом и вовсе перебраться в Глостер. Причин было несколько. Во-первых, соседи стали настороженно к нему относиться, во-вторых, в его личной жизни назрели перемены.

Незадолго до исчезновения Кэтрин Фред встретил девицу Розмари Летс и влюбился с первого взгляда. Ему исполнилось 27 лет, он был женат, его избраннице - всего 15 лет, и она только- только бросила школу. Неудивительно, что родители девушки были против столь странного знакомства и наотрез отказались принимать Фреда в своем доме. Однако, девица Лете была настроена иначе и через месяц после исчезновения Кэтрин, несмотря на протесты родных, перебралась к любовнику в мотель.

Чуть позже новая семья переехала в Глостер, где в следующем году родилась их первая дочь - Хезер.

Когда Розмари исполнилось 16 лет, парочка оформила свои отношения официально. После этого семья Уэст недолго жила в доме № 25 в Мидленд-Роуд (сейчас дом опечатан, и полиция приступила там тоже к раскопкам), а в 1972-м году переехала на Кромвель-стрит. Как только Уэсты купили дом на Кромвель-стрит, семья начала стремительно разрастаться. Родился Стивен, за ним Майя, Луи за, кроме них в доме появились Тара, Лучиана и Розмари. Последние были детьми Уэста, но никакого отношения к Розмари не имели. Фред завязывал отношения со всеми женщинами, не разбирая национальности и расы. Его партнерши - иммигрантки или выходцы из низших слоев общества - с радостью отдавали «папаше» детей, появившихся от этой связи. Некоторые из любовниц даже снимали комнаты в его доме. В начале восьмидесятых Уэст привел дом в порядок и сдавал несколько комнат за очень небольшие деньги. У него можно было остановиться на ночь, на несколько дней, неделю, причем цена не превышала пяти фунтов за ночь. Правда, хозяин придирчиво отбирал жильцов, требовал от них порядка и тишины, - он не выносил шума, - поэтому в основном в доме жили молодые женщины: студентки, продавщицы, туристки... Уэст собирал под крышей своей крепости всех, кто ему нравился. Розмари не возражала.

Перебравшись в Глостер, Уэст сразу же приобрел прекрасную репутацию. Поначалу он работал подрядчиком и одной из местных строительных компаний специализировался на ремонте и перестройке домов. Где-то через год он стал городской знаменитостью, и клиенты требовали, чтобы работу поручали непременно ему.

Когда компания, с которой он сотрудничал, закрылась, Уэст пробавлялся случайными заработками. Несколько лет он работал мастером трудового воспитания в интернате для умственно отсталых детей, попутно подрабатывая в соседней деревне, где слыл мастером на все руки. Руки у него действительно были золотые, и Уэст этим гордился. Он сам построил в своем доме бар, достаточно сложное техническое сооружение с дистанционным управлением, которое играло; переливалось огнями и приводило в восхищение гостей. Этот бар был основной приманкой для молодых девиц, приглашаемых строителем в гости. Более того, Уэст перестроил дом по принципу крепости. Он так отстроил заново левое крыло, сделав отдельный вход в этот флигель, чтобы создавалось впечатление: перед вами - два разных дома. Все подходы к дому прослеживались теле-и видеокамерами, а двери оборудованы новейшей системой сигнализации, так что попасть в дом незамеченным было невозможно. Такие меры предосторожности, непривычные для небогатого строителя, оказались вполне обоснованными. Но полицию ждали и более интересные находки. Когда розыски начались в самом здании (в подвале, перестроенном под детскую и винный погреб, были обнаружены трупы четырех женщин), в доме было обнаружено невероятное количество подслушивающих устройств и телекамер - особенно много было таких в комнатах Розмари. Их назначение станет понятно несколько позже.

Последней работой Уэста по дому стало обустройство сада. Здесь были разбиты клумбы, высаженные полевыми цветами, которые так любил хозяин, проложена дорожка из каменных плит, высажено несколько деревьев. Соседи отмечают, что Уэст любил свои сад и часто копался здесь с детьми, которых с раннего возраста приучал к труду. Он был заботливым отцом. Каждый уикэнд Уэсты всей семьей выезжали за город: то ли отправлялись к морю на юг, то ли посещали соседние городки, где вместе осматривали архитектурные памятники. Иногда они просто выезжали на природу. Сотрудники социальных служб вспоминают, что дети в этой семье, в отличие от соседских, были всегда чисто одеты, обихожены. «Смотреть на Уэста и Розмари среди детей, таких разных, порой не похожих ни на него, ни на нее, было отрадно, - рассказывает его шурин, Грехем Летс. - И все же в доме чего-то не хватало, теперь я понимаю чего - детского крика, шума, дети были не по-детски послушны и молчаливы».

Родив первенца в 17 лет, Розмари с той поры регулярно, раз в два года, производила на свет очередное дитя. На окружающих она производила впечатление заботливой матери, постоянно хлопочущей пo дому, присматривающей за детьми. Однако вскоре соседи заметили странную особенность: по вечерам, отправив детей спать (в доме царил строгий порядок, и после 8.30 передвижения детей по дому строго наказывались), Розмари прогуливалась обнаженной перед освещенными окнами второго этажа. Поначалу соседей смущала такая страсть к нудизму (впрочем, мужская часть обитателей Кромвель-стрит находила эту привычку весьма занятной), появилось даже мнение, что Розмари - просто шлюха. Потом соседи привыкли к таким развлечениям почтенной матери семейства и перестали обращать на это внимание. Только когда полиция начала расследование, выяснилось, что Розмари Уэст действительно была проституткой. Манди, таков был ее рабочий псевдоним, еженедельно публиковала объявления в местной газете и дважды в неделю (по вторникам и четвергам) принимала дома клиентов, иногда до четырех одновременно. Для нее-то и был построен отдельный вход во флигель, чтобы никто не мог догадаться, что Манди и Розмари - одна и та же женщина. «Больше всего меня удивляло, - вспоминает ее брат, - как в семье относились к ее ремеслу. Они не только не стеснялись этого, но гордились тем, что ловко провели соседей и никто наверняка не знает, чем занимается Розмари на самом деле».

Уэст, ставший с годами еще похотливее, поддерживал все безумные проекты жены. Именно она потребовала установить в ее комнате скрытую камеру, чтобы можно было записывать ее «работу». И если поначалу парочка думала заняться шантажом клиентов Розмари, то вскоре эта идея отпала, и такие записи служили больше для развлечения. Ради вящего эффекта Уэст вмонтировал в спальне Розмари несколько микрофонов.

Следствие по делу супружеской четы еще не закончено. Полиции удалось установить, что Уэсты убили 13 женщин, - что можно считать самым крупным преступлением в Англии в нашем веке. Но, вероятно, это не окончательная цифра и на самом деле жертв гораздо больше, - ведь за годы проживания Уэстов на Кромвель-стрит только по официальным данным в окрестностях Глостера бесследно исчезло 30 молодых девушек. А кто знает, сколько вообще неизвестных туристок останавливалось в доме Уэста, скольких девушек этот мастер на все руки из жалости подобрал на дороге и обогрел у себя в доме, откуда им уже не пришлось выйти?

В конце марта полиция обнаружила останки Кэтрин, первой жены Уэста, зарытые неподалеку от их деревенского дома. Эта находка работала на версию Беннета, который утверждал, что преступная деятельность строителя началась со встречи с Розмари. В 1969 году эта парочка совершила свое первое преступление, убила Кэтрин Костелло, которая стала на пути их отношений: Кэтрин угрожала, что в случае развода заберет девочек с собой, чего Уэст допустить не мог.

Вот как происходило дело, по версии Беннета, основывающейся на показаниях дочери, работе психологов и некоторых проговорках Уэста, в целом продолжающего хранить молчание.

Однажды вечером, когда Кэтрин отправлялась на работу, Уэст предложил подвезти ее. Она обрадовалась, однако в последний момент, заподозрив неладное, отказалась, заявив, что сегодня не собирается работать. Это разрушало планы Фреда, который по дороге собрался расправиться с женой. План его был прост: оглушить Кэтрин, влить в нее бутылку виски и в таком состоянии бросить в протекавшую неподалеку речку. Потом преступление можно было свалить на клиентов проститутки. Разъяренный Уэст набросился на жену и задушил. Вслед за этим он позвонил Розмари и попросил приехать. Они перетащили тело Кэтрин в пустынное место и там закопали.

Беннет считает, что эта кровавая развязка связана с комплексом одиночества, заложенным в Уэста с детства. «Мать часто оставляла Фреда одного, и он до смерти боялся одиночества, - считают психологи. - Этот страх привел к тому, что он решил избавиться от жены, чтобы не терять детей». Кстати, этот же страх потерять детей стал причиной того, что Уэст забирал всех своих детей к себе в дом.

После истории с Кэтрин подходившие друг другу неумеренными сексуальными аппетитами, потребностью в изощренных видах секса, совершили много убийств. Психологи утверждают, что инициатором и вдохновителем их была Розмари. Роль Розмари еще не выяснена до конца, но к концу мая ей были предъявлены обвинения в убийстве десяти женщин. Именно Розмари настояла, чтобы любовные игры супругов включали третьего партнера. Поначалу партнершами были постоялицы, бесследно исчезавшие после такого развлечения. Розмари охраняла репутацию своего дома и не могла допустить, чтобы «какие-то девчонки рассказывали потом всякие небылицы о развлечениях в доме на Кромвель-стрит». Именно она подсыпала снотворное в питье девушкам, • а Уэст завершал дело. Самым страшным в преступлениях этой пары стало то, что в стремлении к извращенным развлечениям их не останавливало ничто, даже любовь к детям. Собственно говоря, именно такая «странная любовь» привела к смерти дочерей Уэста. Розмари как-то обронила на допросе, что «хотела сама обучить дочерей искусству любви, не доверяя это щепетильное дело посторонним». Что она и проделала. Но не все дочери одинаково восприняли «родительское обучение», - а непослушных или болтливых ждало наказание. Так были наказаны Хезер и Чармен. Уэсты перепугались, что Хезер, влюбившаяся в одноклассника, может выболтать семейную тайну. Как-то после очередного выяснения отношений она была «наказана» и замолчала навсегда. Следователи подозревают, что еще две дочери Фреда стали жертвами этой пары.

Расследование продолжается. Но каковы бы ни были его окончательные результаты, «Глостерское чистилище» и чета Уэстов навсегда войдут в криминальную историю Англии, наряду с Джеком-Потрошителем, наряду с лондонской семьей Олборн, убившей в начале 1950-х годов десять человек.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно