Длинный путь Кодекса

24 июня, 2011, 14:42 Распечатать Выпуск №23, 24 июня-1 июля

Движение в направлении реформы украинской уголовной юстиции — это требование времени.

© Getty Images/Fotobank

Движение в направлении реформы украинской уголовной юстиции — это требование времени. Недопустимо и в дальнейшем увеличивать количество содержащихся в следственных изоляторах, держать человека под стражей при отсутствии состава преступления, годами расследовать уголовные дела, на досудебных стадиях принудительно допрашивать подозреваемого (обвиняемого) по 30—40 раз, сохранять на уровне 0,2—0,4 процента оправдательные приговоры.

Согласно конституционным положениям и требованиям Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, других международно-правовых актов, Украина как государство обязана обеспечить на своей территории каждому право на справедливый суд. Почти двадцать лет обязана, но упрямо не обеспечивает.

Для воплощения в жизнь приведенных базовых принципов, как свидетельствует мировой опыт, не нужны значительные финансовые ресурсы, — достаточно доброй воли и ответственного отношения к делу.

Украинское юридическое сообщество идет к новому Уголовно-процессуальному кодексу почти 25 лет. Сейчас траектория этого движения вышла на новый виток.

Общеизвестно, что в демократическом обществе в основе реформы уголовной юстиции лежат четыре базовых направления.

Первое — обеспечение высоких стандартов независимости судей (прежде всего речь идет о независимости от политического влияния, вмешательства со стороны исполнительной и законодательной власти, независимость в формате судейского самоуправления и администрирования в судах).

Второе — осуществление децентрализации органов прокуратуры и гарантирования независимости работников прокуратуры от политического влияния, вмешательства со стороны исполнительной власти.

Третье — утверждение высоких стандартов адвокатского самоуправления и неуклонного соблюдения требований профессиональной этики при обеспечении гарантий адвокатской деятель­нос­ти (прежде всего адвокатской тайны и реализации права на защиту).

Четвертое — гарантирование высоких стандартов независимости судебных экспертов.

Указанные ориентиры выразительно закреплены в фундаментальных международных пактах, конвенциях, договорах в области правосудия и прав человека. Их утверждение — прямая обязанность государства и юридического сообщества.

Эти направления объективно обусловлены острой потребностью достичь надлежащих балансов на уровне как юридической системы, так и общесоциальных связей в условиях рыночной экономики и политического и идеологического многообразия.

Таким образом, напрасно ожидать позитивов от принятия любого нового Уголовно-процессуального кодекса, если независимость судей разрушена, прокуратура действует в условиях полной централизации и без надлежащих гарантий защиты от политического влияния, адвокатура разъединена и вынужденно в значительной степени интегрирована в систему коррупционных связей, а корпус судебных экспертов институционно и инфраструктурно играет роль придатка в системе исполнительной власти. Двери для реформы откроются лишь при условии достижения качественных изменений на базовом уровне — это аксиома.

Что касается содержания проектных предложений, то хотелось бы обратить внимание вот на что.

Всяческой поддержки заслуживает неотложное введение суда присяжных. Эту идею сейчас положительно воспринимают в обществе, и именно с ней связаны надежды на возрождение доверия к правосудию. Вместе с тем грубой ошибкой является введение суда присяжных лишь для тех, кому угрожает пожизненное лишение свободы. Такая суженная специализация дискредитирует основную идею права на суд присяжных как права каждого, кого обвиняют в совершении тяжкого преступления, то есть кому угрожает лишение свободы на семь-восемь лет и больше.

Суд присяжных — это суд равных. Указанная форма правосудия требует равенства и состязательности и на досудебных стадиях. Суд присяжных и тайное досудебное следствие — это несоединимые вещи.

Состязательности на стадии досудебного расследования требуют и нормы действующей Конституции Украины, и действующие на территории нашего государства международные договоры, в частности, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, которая закрепляет право каждого на справедливый суд.

В обсуждаемом проекте УПК в части реформирования стадии предварительного (досудебного) расследования содержатся довольно контраверсионные позиции. Так, с одной стороны, декларируется равенство сторон в доказывании, а с другой — остается институт следователя; декларируется позиционирование функций обвинения и защиты, а вводится функциональный хаос в виде «переплетенных» функций уполномоченного служебного лица, следователя, следственного судьи, прокурора. Предлага­ется лишить прокуратуру функции расследования (вопреки европейскому и мировому опыту) и наделить неопределенной функцией управления расследованием, объединенной с функ­цией надзора и поддержания государственного обвинения.

В проекте видно стремление стереть различие между дознанием и досудебным следствием, между процессуальной деятельностью и оперативно-разыскной. Вместе с тем делается акцент на внедрении института негласных следственных действий. В связи с этим целесообразно обратить внимание на то, что, ликвидируя указанное различие, желательно сохранить гарантии законности. Что касается негласных следственных действий, то следственное действие потому так и называется, что имеет гласный, легальный характер.

Предлагается ввести упрощенный порядок начала досудебного производства с одновременным введением единого реестра досудебных расследований. Внедрение упрощенного начала досудебного производства не совсем согласовывается с институтом следователя, а предложение относительно введения указанного реестра, как можно видеть, выходит за пределы здравого смысла.

По мнению авторов проекта, полная отмена института дополнительного расследования автоматически должна привести к увеличению количества оправдательных приговоров. Вероятно, есть определенная основа для такого оптимизма, но не следует отбрасывать и возможность другого сценария развития событий, по которому на досудебных стадиях повысится уровень незаконной репрессии, а в суде увеличится обвинительный уклон.

Презентуется введение института соглашения о признании вины между обвиняемым и обвинителем. Этот вообще положительный, как следует из мирового опыта, институт в условиях высокого уровня централизации правоохранительной системы может быть существенно искажен.

На проектном уровне есть положительные сдвиги в системе предупредительных мер. Вместе с тем чрезмерно осложнен институт залога и недостаточно понятно определен институт личного обязательства. Недавно введенное и ныне действующее автоматизированное распределение дел в суде в рамках досудебных стадий, наверное, должно пройти процесс усовершенствования. Ведь трудно найти аргументированное объяснение ситуации, когда вопрос о применении меры пресечения в одном деле относительно разных обвиняемых решается разными судьями.

Что касается системы пересмотра судебных решений, то эта часть проекта почти как terra incognita. Она в обязательном порядке нуждается в упрощении и логическом завершении.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно