ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

25 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 25 октября-1 ноября

В Украине около 30000 бездомных детей направлены милицией в приюты для несовершеннолетних, а оттуда вернулись в семьи либо интернаты...

В Украине около 30000 бездомных детей направлены милицией в приюты для несовершеннолетних, а оттуда вернулись в семьи либо интернаты. Такую печальную статистику огласила заместитель председателя Государственного комитета по делам семьи и молодежи Зинаида Кияница.

К сожалению, за школьные парты сядут не все школьники. В Киевский городской приют для несовершеннолетних поступают дети, которые зачастую отстают в умственном развитии.

Пятнадцатилетний Олег окончил всего три класса. Родителей потерял рано, а на жизнь зарабатывал тем, что мыл машины и собирал бутылки. Мечтает стать автослесарем.

Двенадцатилетний Александр еще ни разу не был в школе, потому что мать забыла оформить документы. Посему азы науки он получает пока в приюте. Несколько месяцев попрошайничал. Говорит, мать часто бьет его.

Десятилетний Алексей в этом году закончил первый класс. Мать заставляла его собирать бутылки, выпрашивать деньги у прохожих, а если не приносил определенной суммы, пинала ногами. Мечта: стать бизнесменом. Что это такое, мальчик не знает, но говорит, что очень нравится само слово.

Для детей различных возрастных категорий созданы классы коррекции, где работают учителя высшей категории, а зарплату им выплачивает благотворительная организация «Армия спасения» (со штаб-квартирой в Лондоне), и ребята имеют возможность окончить 9 или 11 классов. Детей, которые прошли полную психологическую адаптацию, выпускают на улицу погулять, подышать свежим воздухом. Впрочем, приют — не тюрьма, поэтому сбежать оттуда не составляет особой проблемы.

Директор Киевского городского приюта для несовершеннолетних Виталий Сучков сообщил, что за год из приюта сбежали 56 детей. Виталий Григорьевич считает, что в основном это любители нюхать клей либо страдающие синдромом «путешественника».

Некоторые дети живут в приюте по два-три года, из-за чего у руководства возникают большие проблемы с прокуратурой. Ребенка имеют право содержать здесь до трех месяцев. Потом только с согласия службы по делам несовершеннолетних его либо возвращают родителям, если они не лишены родительских прав, либо, после установления личности, направляют в интернат, потому что очень многие не имеют свидетельства о рождении.

Из-за того, что от Васи отказалась мать, у малыша, кстати, неплохо владеющего английским языком, произошел психический срыв. Если дети убегают из приюта, воспитателей лишают премиальных. А кто сможет поверить, что восьмилетний Сергей К. умудрился побывать в Польше?

Врач-терапевт Киевского городского приюта для несовершеннолетних Валентина Васюк проинформировала, что дети, подобранные с улиц, часто страдают заболеваниями горла, ринитами, бронхитами, различными грибковыми заболеваниями кожи.

Приют находится в Деснянском районе и рассчитан на 100 кроватей для детей от трех до 18 лет. Несмотря на ограниченное государственное финансирование, там стараются сохранить трехразовое питание: утром всегда дают молочное, в обед — мясное; дети одеты чисто и аккуратно. Виталий Сучков поделился своими проблемами: под опеку ни одна финансовая организация приют брать не хочет, а детям нужна ежедневная поддержка, помощь. В этом году бюджет не додал около 160 тысяч гривен, поэтому свои финансовые проблемы пытаются решать самостоятельно.

С детьми проводят профилактическую работу, зачитывают конвенцию ООН о правах человека, стараются разъяснить их права.

На Крещатике, возле выхода из ресторана «Макдональдс», знакомлюсь с 12-летним Юрием, который курил, не затягиваясь, изредка покашливая. Он охотно согласился на контакт с журналистом, и у меня сложилось впечатление, что опыт общения с прессой у него есть.

«Ты зачем куришь?» — спрашиваю. «Жить надоело», — отвечает Юрий, сплюнув окурок на землю и потушив его каблуком ботинка, который ему явно не по размеру. Штаны, подвязанные бечевкой, казалось, вот-вот должны свалиться. Говорит, курить научился сам, а в прошлом году окончил пятый класс. Учебу хотел бы продолжить, но на свободе себя неплохо чувствует. Из дома Юрий убегал три раза, потому что жизнь невыносимая. «Мой отец сначала работал на Бориспольском радиозаводе, — продолжает рассказ Юрий, — потом — сторожем. Государство ему зарплату не платит, задолжало 360 гривен. Обещают вернуть долг мукой, пшеницей, сахаром. Зарплата — 160 гривен, но получку отец постоянно пропивает. Только за неделю с компанией в подъезде он выпил 22 бутылки водки, каждая стоит пять гривен пятьдесят копеек.

Надо мной папа издевался часто. Приходил домой в нетрезвом состоянии, избивал то меня, то семилетнего брата, то мать. Родители развелись, когда мне было пять лет, но живут вместе.

Я не всегда понимаю, что отец говорит, когда выпьет. Как-то он попросил меня принести одеяло, но я не расслышал его слов. За это он взял кочергу и избил меня. Из рассеченной брови потекла кровь. Кочергу я выкинул. Когда папа об этом узнал, ударил меня половником по голове так, что отлетела ручка. А чтобы я всегда говорил правду, привязывал к стулу, сдирал одежку, прижигал к телу сигареты. Это очень больно. Прихожу из школы, а он днями дома сидит...

Мать ко мне тоже плохо относится, но она сейчас очень больна, лежит в больнице. Врачи говорят, что рак. Но она мне подарила жизнь, поэтому ее люблю больше, чем отца.

Из дома убегал трижды, но на улице милиция, поймав меня, возвращала назад в приют. Потом отец приезжает — добренький такой, забирает домой, все продолжается по-старому. Мне сложно объяснить его поведение. Почему он ненавидит меня и издевается? Может, таких людей надо лечить от алкоголизма?

Хотя, поверьте, и в приюте очень много несправедливости. Помню, лежал на полу, а ребята бесились, так воспитатели всех наказали ремнем и поставили в угол. А за то, что украл у воспитательницы кусок колбасы, меня на несколько часов закрыли в темном чулане. Там, между прочим, живут мыши, которых с детства на дух не переношу. Представляете, какой ужас?

Кроме того, в приюте «дедовщина». Разбудил старшего по возрасту в тихий час, так получил не только по шее, он потребовал еще и обед отдать. Там кормят хорошо, но очень мало, всегда остаешься голодным. Воспитатели на такое вообще никак не реагируют. Убежать оттуда несложно — мне удавалось удирать из изолятора».

Впервые из дома Юра сбежал зимой 2001 года. Тогда, приехав в Киев, познакомился с такими же хлебнувшими горя ровесниками. Они посоветовали попытаться перезимовать в церквушке. Пастырь Сандей приютил ребятишек, кормил их. А весной, с наступлением теплых дней, помещение покинули. Ребят тянуло к самостоятельной жизни.

— Мне недавно повезло, — продолжает мой собеседник, — на чердаке среди разного барахла фотоаппарат старинный нашел, у него еще объектив гармошкой выдвигается. Кстати, вместе с паспортом. Скорее всего, богатые жители выбросили. Так я его продал за «полтинник баксов», купил себе водонепроницаемые китайские часы, а на оставшиеся деньги два дня жили.

— Почему два дня? — интересуюсь. — Ведь многим этой суммы даже на месяц хватает.

— А что такое пятьдесят долларов в наше время? — смеется Юра. — Мы с друзьями на компьютерных играх за ночь по десятке тратили, покупали жвачки, печенье, шоколадки, ходили в кафе. Я тогда несколько раз хорошо покушал.

Мне еще должны остались двадцать гривен. Я другу дал эту сумму разменять, так он в компьютерном клубе «промотал». А десять гривен одолжил нищей старушке. Думаю, скоро вернут. Меня Славик, например, боится. Когда он начал на меня прыгать, я ему нос разбил, чтоб меньше лез. С тех пор в своей компании я авторитет, хотя он тоже «очень крутой».

— А клей нюхать не приходилось?

— Нет, это мои знакомые покупают клей «Момент» за 3 гривни 60 копеек в киоске, выдавливают из тюбика в целлофановый пакет и «ловят кайф». Говорят, разные «мультики» видят, когда их на смех пробивает. Они со мной на чердаке живут.

— Воровать не пробовал?

— Помню, попросил хорошо одетого мужчину купить мне покушать, так он посоветовал красть, я даже на него накричал, чтобы плохому не учил.

— А хотел бы, чтоб тебя усыновили? Забрали в хорошую семью, дали воспитание?

— Я, как любой человек, мечтаю, чтобы все друг к другу относились по-человечески. Жизнь у меня, как рассказывал, невыносимая. Хотел бы закончить школу, получить высшее образование, но воровать не собираюсь. Очень многим это поломало судьбу.

Одного знакомого мальчика американцы усыновили. Так ради трансплантации органов. Думаю, многие иностранцы этим занимаются, зная, например, что у ребенка почка нормально функционирует. А мы же молодые и организм у нас молодой. Слыхал, что у детей могут руку отрезать, помещают в какую-то жидкость, и она вырастает, а потом пришьют инвалиду. Хотя есть и добрые американцы.

Как-то спал в сквере на скамейке, потому что обкурился и мне стало очень плохо. Подъехал черный джип «Тойота» с американским флагом и номерами, оттуда вышли двое мужчин, подошли ко мне, вынули из кошелька по пятьдесят долларов и возле меня положили. Тогда со мной из ребят никто не хотел дружить, а я с ними деньгами поделился. Они все сбежали из приюта, значит, мне родные, как братья.

А в День Киева возле выхода из метро тридцать гривен нашел по десятке.

Если меня вернут назад в приют, а оттуда — домой, я снова убегу на улицу. Получается — замкнутый круг. Моя мечта, между прочим, простая: хочу спокойной жизни, потому что сам в будущем буду отцом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно