ДЕПУТАТОВ УБИВАЮТ В ГОСУДАРСТВЕ, ЖИВУЩЕМ ОТДЕЛЬНО ОТ СТРАНЫ

15 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 15 ноября-22 ноября

Наиболее вероятными среди версий убийства народного депутата Украины Евгения Щербаня следствие считает связанные с финансово-хозяйственной и политической деятельностью убитого...

Наиболее вероятными среди версий убийства народного депутата Украины Евгения Щербаня следствие считает связанные с финансово-хозяйственной и политической деятельностью убитого. Рассматривается также версия убийства из побуждений мести. Об этом журналистам в Донецке сообщили представители следственной группы Генпрокуратуры Украины, созданной для расследования этого преступления.

Как сообщил руководитель следственной группы Николай Обиход, с начала следствия опрошено около 200 свидетелей, проведено множество экспертиз. Пока по этому делу никто не арестован.

По его словам, возбуждено уголовное дело по статье «Халатность» против сотрудников охраны Донецкого аэропорта, которые пропустили на летное поле автомобиль с преступниками.

Отвечая на вопрос журналистов о возможной связи убийства Е.Щербаня с покушением на премьер-министра Украины Павла Лазаренко, прокурор Донецкой транспортной прокуратуры Валерий Кулаков сообщил, что прямых доказательств такой связи нет, однако ее возможность следствие рассматривает в качестве одной из рабочих версий.

Прокурор опроверг появившиеся в ряде СМИ сообщения о якобы имевшем место давлении правоохранительных органов на проверяемые в ходе следствия коммерческие структуры. «Работа следственной группы проходит в рамках закона», - заверил он.

В.Кулаков также сообщил журналистам, что по факту убийства Е.Щербаня дело по 58-й статье Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за посягательство на жизнь государственного деятеля, «пока не возбуждено».

Вот такую информацию в пятницу передал из Донецка корреспондент «Интерфакс-Украина». Одним из 200 опрошенных свидетелей был депутат Верховной Рады, лидер Либерально-демократической партии Украины Владимир ЩЕРБАНЬ. Многие считают, что Евгений и Владимир Щербани были братьями. Конечно же, кровного родства между ними не было, но долгое время их связывали тесные политические и коммерческие узы. Именно поэтому я попросила Владимира Петровича ответить на несколько вопросов редакции.

- Выступая с парламентской трибуны, министр внутренних дел Юрий Кравченко заявил, что не может гарантировать безопасность членам Либеральной партии в момент раздела собственности.

- Я такого заявления не слышал, но если это имело место, то ничего, кроме недоумения, такое заявление министра вызвать не может. Почему именно членам Либеральной партии? Я понимаю, что безопасность нельзя гарантировать каждому, но сегодня мы ведем речь о тех людях, которые являются руководителями государственных органов управления, политическими лидерами. А когда не могут уберечь этих людей, то у меня просто возникает вопрос: кто стоит над законом в этой стране - преступники или мы, законники, Президент и премьер? Кто же тогда правит балом?

- Ну и кто же им правит?

- Пока, я считаю, все-таки те структуры, которым и положено: Президент, премьер и Верховная Рада. Пока...

- В кулуарах бродит история, согласно которой за десять дней до событий в Донецком аэропорту у Евгения Щербаня был отобран пистолет Макарова, находящийся у него с 1994 года по законно оформленным документам, а также была снята охрана, которую, якобы по просьбе Щербаня, предоставило ему МВД. Вы как ближайший друг и соратник покойного что-либо об этом слышали?

- Я сомневаюсь в том, что имел место факт снятия охраны, поскольку охраны МВД у него, по-моему, не было. А оружие у него действительно было, но он его сдал, как только это потребовали от всех депутатов. В последнее время от охраны он отказывался сам и не только от той, которую ему предлагали со стороны, но и от своей собственной, которую он имел как крупный бизнесмен.

- Почему отказывался?

- Потому что он считал, что охрана в случае чего не поможет.

- Когда вы были губернатором области, то вас считали как бы флагом донецкой «семьи» (я не люблю слово «клан»). Евгений Щербань же считался «серым кардиналом» донецкой верхушки. Можно ли предположить, что с вашим уходом с административных постов области и с гибелью Евгения Щербаня донецкая «семья» распадется?

- Да нет. Она не должна распасться. А вообще подождите, что вы имеете в виду под «семьей»?

- Я имею в виду общность политических и бизнесинтересов у людей, представляющих один регион, например Крым, Донецк или Днепропетровск...

- ... Тогда мне трудно ответить на этот вопрос. Могу сказать лишь то, что сейчас наиболее известные бизнес-структуры в Донецке просто разрывают в клочья. Наши коммерсанты аж визжат. В панике они не знают, куда им деться. Многие бросают рынок в Донецкой области, другие просто теряют всякий интерес к региону и разочаровываются в возможностях ведения бизнеса в нашей стране вообще. В конечном итоге это все сказывается на экономике области. Когда-нибудь люди это поймут.

- Я понимаю, что вы имеете в виду, в частности, и такие фирмы, как «Атон», «Гефест», «Центр», которые подвергаются не первый раз проверкам прокуратуры, УБОП, КРУ и других контрольных структур. Кто был инициатором столь активной и тотальной проверки?

- На «Атон» и «Центр» обрушились новые проверки после убийства Евгения Александровича. Но мне кажется, что ищется не столько причина его убийства, сколько компромат на него. Хотят доказать его прямое отношение к коммерции и непосредственному управлению этими структурами. Хотя консультации, конечно, этим структурам он давал, он их когда-то создавал, да и выживали они в основном благодаря ему. Но мы, депутаты фракции СРВ, не можем поддержать ту задачу, которая ставится сегодня перед органами. При этом нужно помнить, что уничтожаются ведь не только ростки нового предпринимательства, но и рабочие места.

- Вы не считаете, что Евгения Щербаня могли убить по политическим причинам, потому что он начал поддерживать предвыборную кампанию Евгения Марчука?

- Я не располагаю такими сведениями, что он поддерживал кого-то, а тем более чью-либо предвыборную кампанию. По-моему, это исключено.

- Некоторые считают, что Евгений Щербань был причастен к покушению на Павла Лазаренко, и сейчас очень многие делают вывод, что Павел Иванович имеет отношение к событиям в Донецке. Как вы к этому относитесь?

- Я не имею права заявлять или утверждать такие вещи. Я не прокурор с обвинительной речью в чей-либо адрес, будь то Павел Иванович, или Иван Иванович, или кто-либо другой. И выводов таких я не буду делать, это сделают те, кто по долгу службы обязан их сделать после соответствующих разбирательств. А в отношении покушения на премьер-министра могу сказать: Евгений Александрович имел к нему такое же отношение, как к освоению космоса.

- Ходят слухи, что вы собираетесь покинуть Украину. Правда ли это?

- Я не собираюсь покидать Украину.

- А на некоторое время?

- На некоторое время я могу в отпуск съездить, если вдруг понадобится. Возможности этой себя лишать не буду.

- Вы сейчас чего-то опасаетесь в этой стране?

- Естественно.

- Чего?

- Ну если говорить вообще, то уже с каким-то хладнокровным бесстрашием ожидаешь чего угодно каждый день. Больше всего я опасаюсь за будущее этой страны, а не за свое.

- А что вы видите впереди?

- Та экономическая политика, которая проводится сегодня, просто разрушительна для Украины. Это все делается не во имя созидания, а во имя разрушения экономики.

- Вот сейчас все говорят: передел собственности, передел собственности. Он уже идет много лет. А как можно будет понять, что передел собственности закончен?

- Я скажу одно: в Донецкой области собственность была разделена.

- А сейчас начинают искать нового хозяина?

- Наверное.

- Ваш друг не говорил вам, что опасается радикальных действий в отношении него?

- Он не только мне говорил, об этом знали как минимум пятнадцать человек.

- Вы делали какие-то официальные заявления для Службы безопасности, для следствия? Вас вообще вызывали куда-то?

- Меня опрашивали следователи прокуратуры как свидетеля и учитывая то, что я знал его.

О вреде стереотипов

Наверняка среди тех детективов, которые приходилось вам, дорогой читатель, штудировать, было много плохих, а именно таких, где четко соблюдалась схема: с первого момента все улики указывают на одного человека, но потом, в конце повествования, убийцей оказывается «зайчик», на которого никто бы и не подумал. Такие детективы рассчитаны на невдумчивого и неглубокого читателя, ибо вдумчивый и глубокий на такой прием не купится.

Кулуарные обсуждения версий трагедии в Донецком аэропорту показали, что среди наших политиков и политологов есть очень много «читателей невдумчивых и неглубоких». Свидетельством тому - тотальная увлеченность версией о связи убийства Щербаня и покушения на Павла Лазаренко.

И действительно, разве не Павел Лазаренко 16 июля заявил о причастности Донецка к покушению на него? Разве не по указанию премьер-министра коммерческие структуры Щербаня и его соратников подверглись многочисленным проверкам прокуратуры и КРУ? Разве не Евгений Щербань, по словам мэра Мариуполя Михаила Поживанова, угрожал ему крайними мерами? Разве циничный расстрел у трапа самолета не походил на показательную акцию с целью продемонстрировать, что будет с каждым, кто попытается пойти против центра? Разве не пестрели прибалтийские и российские газеты обвинениями в адрес Евгения Щербаня в отношении причастности к покушению на премьер-министра? Разве не писалось и в нашей прессе так много о противостоянии днепропетровского и донецкого кланов?

Все эти события и высказывания имели место, тем самым была создана интрига для невдумчивого читателя. Правда, увлекшись «явными уликами», многие пропустили весьма существенные моменты. Мало кто обратил внимание на пресс-конференцию, проведенную в Верховной Раде народным депутатом Владимиром Ампилоговым, рядом с которым сидели донецкие джентльмены, обвиненные зарубежными СМИ в причастности к организации покушения на Павла Лазаренко. Незамеченным остался факт примирительной встречи Евгения Щербаня и Павла Лазаренко. Они не были врагами, они не стали друзьями. Они договорились. Камера УТ зафиксировала этот момент и даже в порядке фона прокрутила в одном из выпусков УТН. Во время этого разговора многие из проблем, реально существующих между Донецком и Днепропетровском, были сняты, и есть все основания полагать, что Павел Лазаренко пожалел о своем эмоциональном заявлении в день покушения о причастности Донецка к событиям на Подоле. По всей видимости, Павел Иванович тогда оказался тоже «невнимательным читателем» и сделал свой вывод на основании явных моментов: его реформа в алкогольной сфере, которая в первую очередь ударила по теневому бизнесу Донецка; решимость разобраться с выплатами зарплат на шахтах; крайне негативные выводы правительственной комиссии, работавшей в Донецкой области, и тот факт, что следовал премьер в аэропорт именно для вылета в Донецк. При таком стечении обстоятельств даже найденные на взрывателе отпечатки пальцев якутов и нигерийцев, не заставили бы Лазаренко поверить в непричастность донетчан к покушению. Когда эмоции прошли, стало ясно, что Донецк мог быть очень хорошей ширмой.

Непокорный донецкий клан зашатался: Евгений Щербань убит, Владимир Щербань лишился губернаторского поста, в верхнем эшелоне ЛДПУ - разброд и шатания. Кроме Донецка региональная непокорность в Украине не зафиксирована. Таким образом отставка Лазаренко даст возможность сменить «хозяина». И тут было бы уместно вспомнить о той фразе, которую сказал Евгений Щербань в своем последнем интервью программе «Вікна»: «Есть силы, которые пытаются столкнуть между собой донецкий и днепропетровский регионы». Об этих силах ничего не было сказано в интервью Николая Обихода.

«Передел собственности, передел собственности»... Кажется, в этом состоянии Украинская держава будет жить вечно и причиной тому - рудиментное советское пристрастие к монополии. Монополии на отрасль, регион или просто на делание денег по всей стране. Вы заметили, как мало «обналиченных» крупных бизнесменов в Украине и как много их в России? Ведь богатыми людьми на страницах наших газет называют Суркиса, Бродского, Тигипко, Бакая. На самом деле в украинском списке состоятельных людей, по всей видимости, они не приблизились бы и к первой двадцатке. Загнанный в тень крупный капитал не может открыто отстаивать свои интересы, поскольку на него всегда найдется даже не автомат, а тоненькая папка с документами. Это - во-первых. А во-вторых, собственники многих из крупных капиталов имеют самое прямое отношение к ныне действующей власти, в результате чего, собственно, эти капиталы и заработали. Находясь на полулегальном положении, подобный капитал становится слишком зависимым от власти, и тогда возникает соблазн восстановить над ним контроль, что, собственно, и делается. Из больших и малых бизнесов выстраивается пирамида, замыкающаяся одним человеком, от которого зависит принятие основных экономических решений в стране. А если кто-нибудь не хочет участвовать в конструировании пирамиды, тот от нее же и погибнет. Не сам, конечно, а дело его будет задушено проверками, ревизиями, лицензиями и квотами.

Сидеть же наверху такой пирамиды, с одной стороны - очень выгодно, а с другой - очень опасно. Уж слишком велик соблазн у находящихся внизу или в стороне посадить туда своего человека. И если это произойдет, то ничего в этой стране не изменится, и об этом знают все, кто читал сказку Шварца о драконе. Изменений не почувствует и население, поскольку давно уже существует автономно от государственной машины. Украина - специфическая держава: государство в ней живет отдельно от страны.

Что ожидает нас? Смена монополиста или же качественные изменения на всем правовом поле бизнес-игры? Ответ на этот вопрос можно будет получить вскорости.

В первом случае все реформы ограничатся отставкой Павла Лазаренко. Некоторые моменты заставляют думать, что такой вариант не исключен. Во-первых, о существующих противоречиях между Президентом и премьером заявил Владимир Горбулин. Во-вторых, в тот же день на УТ-1 появилось большое интервью Анатолия Кинаха, в котором он высказал свой взгляд на реформирование и управление экономикой страны (кстати говоря, помимо Анатолия Кинаха в качестве претендентов на пост премьер-министра называются губернатор Харьковской области Олег Демин и председатель Нацбанка Виктор Ющенко). В-третьих, лидер Руха Вячеслав Чорновил, колеблющийся в последнее время только вместе с линией Президента, справедливо поднял в парламенте вопрос о лишении премьер-министра депутатских полномочий. В-четвертых, пять тысяч восемьсот сорок девятый выход Дмитрия Табачника сухим из воды свидетельствует о том, что Президент в жертву Лазаренко никого приносить не собирается. Скорее, даже наоборот. И, наконец, архитяжелое состояние с энергообеспечением, зарплатами, пенсиями и экономикой в целом позволяет допустить, что премьерство Лазаренко может быть не самым долгим в Украине.

Хотя подавляющее большинство из двадцати опрошенных мною влиятельных депутатов считает, что отставка ныне действующего премьер-министра, по крайней мере до весны, нецелесообразна и нелогична. Поскольку с государственной точки зрения лучше него никто не сможет справиться с зимними проблемами, а с политической - еще не выросли те собаки, которых можно на него повесить. Иными словами, политики считают, что Лазаренко убирать не за что. «А за что сняли Марчука? И было ли это логичным?», - спрашивала я депутатов. Каждого из них я оставила в задумчивом молчании...

Некоторые политики считают, что отставка Павла Лазаренко невозможна, поскольку «что тогда скажут об Украине, меняющей премьеров, как перчатки?». Об имидже страны в этой ситуации заботиться вряд ли стоит, поскольку о нем уже позаботилась десятка флагманов зарубежной прессы, залпово опубликовавшая статьи о днепропетровском клане. Украина имеет все шансы стать похожей на Италию. Страну, в которой есть по-крымски мафиозная Сицилия, редкая по циничности коррупция центральной власти, 54 правительства, смененных за 55 послевоенных лет. У Украины нет только стабильного итальянского Севера и членства в G-7. Может быть, согласно итальянскому примеру, дело не в гниющей голове и не в теле рыбы, а в среде обитания всего организма?

Кстати, как мы уже упомянули, есть и другой путь наведения порядка в стране, а именно - проведение истинной налоговой реформы, что позволит выйти из тени некоррумпированному капиталу. А что касается коррумпированного, то и его нужно наделить почетной обязанностью работать на страну. И это возможно в результате ряда последовательных мер под объявленным Президентом девизом: «Амнистия без конфискации». В этом случае все станет на свои места: развалится пирамида, прекратятся гонения на непокорных бизнесменов, исчезнет соблазн монополии и появится полная безопасность хождения у депутатских залов всех аэропортов Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно