«ДЕЛО ЗВЯГИЛЬСКОГО — «ДАМИАНА-БАНКА»: НОВЫЕ ПОВОРОТЫ НА СТАРОМ ПУТИ

29 декабря, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №52, 29 декабря-5 января

3 ноября 1994 г. двум украинским гражданам, Юрию Сидоренко (президент «Дамиана-Банка») и Вячеславу Кр...

3 ноября 1994 г. двум украинским гражданам, Юрию Сидоренко (президент «Дамиана-Банка») и Вячеславу Крамному (директор государственного предприятия «Разноимпекс»), и гражданину России Александру Дворянчикову (представитель швейцарской фирмы «Гленкур Интернасьйональ») швейцарские правоохранительные органы представили ордера на арест с целью дальнейшей высылки в Украину. Ордер на арест Ю.Сидоренко был следующего содержания: «Вы обвиняетесь в том, что 16 августа 1994 г. (...) перевели сумму в 19.925.469 долларов США со счета №..., распорядителем которого является «Дамиана-Банк» в Национальном банке Парижа в Базеле, на счет швейцарского предприятия «Гленкур Интернасьйональ Эс Эй» в Невшателе. Эти действия (злоупотребление доверием, кража, причинившая ущерб государству Украина) были совершены путем использования фальшивого гарантийного письма. В графе «Власть, требующая высылки» указано: «Генеральная прокуратура Украины».

Учитывая относительную давность событий, напомним суть дела. Сумма 19,9 млн. долларов возникла как предмет спора между концерном «Украгротехсервис» и швейцарской фирмой «Гленкур», которые весной 1994 г. заключили и некоторое время успешно реализовывали контракт на поставку в Украину нефтепродуктов на общую сумму 200 млн. долларов. Выполнение контракта прекратилось примерно в то время, когда на президента «Украгротехсервиса» В.Бортника было совершено вооруженное покушение: в середине мая в Одессу пришел очередной танкер, в конце мая в Бортника стреляли, и больше танкеров не было, поскольку задерживались выплаты за уже поставленное топливо. «Дамиана-Банк», который выступал банком-гарантом в контракте, произвел, однако, полную проплату уже осуществленных поставок. Последняя сумма - собственно, те 19,9 млн. долларов - была проплачена в августе, что и стало основанием для претензий со стороны «Украгротехсервиса», так как последний начал настаивать, что эта сумма не подлежала платежу, поскольку, вроде, имели место недопоставки. Более того, средства от имени концерна были выплачены как будто на основании фальшивых документов, и именно поэтому сначала в Украине, а затем в Швейцарии (на основании мандата Интерпола) были возбуждены уголовные дела против лиц, связанных с «Дамиана-Банком» и поставками нефтепродуктов в Украину.

«Дело «Дамиана-Банка» получило широкую огласку в Украине, в частности, потому, что вышеуказанная сумма в 19,9 млн. долларов инкриминировалась как «расхищение в особо крупных размерах» и бывшему и.о. премьер-министра Е.Звягильскому. Имя Звягильского «привязывали» к делу (по крайней мере, в сознании общественности) очень просто: утверждалось, что, во-первых, это он якобы настаивал, чтобы поставки нефтепродуктов оплачивались именно через «Дамиана-Банк» (и на этом основании этот банк стали называть «карманным» банком «дедушки Фимы»), во-вторых, это по его указанию и при его непосредственном участии тяжело раненного Бортника увезли самолетом на лечение в Австрию.

Мандат Интерпола на арест и высылку иностранных граждан, как правило, сомнению не подлежит и выполняется сразу - для страны, которую просят осуществить высылку, важно лишь то, имеет ли на это право власть, которая просит о депортации. Украинская Генпрокуратура, вне всякого сомнения, его имела. И то, что в Швейцарии решили провести собственное расследование, обусловлено лишь тем, что часть преступлений (и весьма существенная часть), в которых обвинялись трое, была совершена на территории Швейцарии.

Можно себе представить, что расследование проводилось швейцарскими властями со всей тщательностью. Результаты следующие: 27 февраля 1995 г. судья по вопросам следствия Кантона Невшатель выдал постановление о его прекращении, так как информация, предоставленная со стороны Украины вместе с ходатайством о высылке и оказании правовой помощи, не подтвердилась. Со всей уверенностью было установлено, что «фальшивая гарантия никогда не была направлена в Национальный банк Парижа (Базель) и что даже если бы она была туда направлена, желаемого результата все равно не было бы достигнуто» (настолько нелепо и неграмотно выглядел документ, представленный украинской стороной в доказательство обвинений, - это объяснили представители швейцарских правоохранительных органов). Еще раньше, в январе 1995 г., следователи, на основании свидетельств и результатов многочисленных экспертиз, согласились с реальностью поставок, выполненных фирмой, и признали, что количество поставленных нефтепродуктов не является предметом спора.

С некоторого времени «Украгротехсервис» тоже не говорит о количестве нефтепродуктов и старается не вспоминать о «фальшивой гарантии». Речь якобы идет о качестве поставок (содержание воды, серы), транспортных расходах и прочем. Важно «сохранить лицо» и доказать - была переплата, «Дамиана-Банк» не имел права снимать деньги. Банк же, настаивая на своих правах (и очень серьезных обязанностях) гаранта контракта, доказывает, что он должен был в установленный срок (в действительности - серьезно нарушенный, что влечет за собой штрафные санкции для нарушителя условий контракта) произвести соответствующие выплаты. В то же время банк и фирма «Гленкур» согласились, что действительно была сумма, ошибочно взысканная с «Украгротехсервиса», но она составляет всего 191 тыс. долларов и была возвращена концерну еще в ноябре 1994 г. В свою очередь, «Украгротехсервис» сначала (в сентябре с.г.) определил сумму своих претензий в 600 тыс. долларов, но позже, на трехсторонней встрече представителей «Дамиана-Банка», «Украгротехсервиса» и фирмы «Гленкур», состоявшейся 24 ноября с.г., неожиданно снова возникла сумма в 19 млн. долларов (если точно - 19 млн. 330 тыс. 826). Аргументирована она таким образом, что складывается впечатление, будто основной смысл этой цифры -соответствовать «криминальной» сумме, которая с самого начала запечатлелась в сознании публики в связи с «делом «Дамиана-Банка», а следовательно, и «делом Звягильского».

Для дальнейших переговоров с целью выяснения взаимных претензий и решения дела 18 ноября в Киев прибыли лондонский адвокат Греем Ааронс, защищающий интересы фирмы «Гленкур», и мэтр Жан-Пьер Отц, швейцарский защитник трех арестованных (несмотря на снятие с них обвинений, они будут оставаться в тюрьме, пока Федеральный суд Швейцарии не решит дела об их выдаче властям Украины). Однако с представителями «Украгротехсервиса» иностранным юристам встретиться не удалось: все без исключения лица, причастные к переговорам, оказались больными. А господин Бортник, к удивлению адвокатов, передал, что «он не имеет права встречаться с ними...»

Во всем этом деле многое удивляет господ Отца и Ааронса, и своими впечатлениями они поделились на встрече с журналистами, которая состоялась в здании «Дамиана-Банка». Их удивляет, что, имея результаты экспертиз, в частности, проведенных в Украине (научно-правовая экспертиза Института государства и права им. В.Корецкого, экономическая экспертиза, выполненная сотрудниками Института нефтяной промышленности, анализ качественных показателей, представленный фирмой «Сейболт-Украина» - дочернего предприятия независимой международной экспертной организации, штаб-квартира которой находится в Лондоне), и зная, что расследование в Швейцарии доказало, по сути, отсутствие состава преступления, генеральный прокурор Украины на протяжении более года продолжал настаивать на своих обвинениях. Мэтр Отц высказался по этому поводу в достаточно жесткой манере: «В своих заявлениях господин Дацюк врет. Точно так же, как наврал он швейцарским властям. Обычно я дипломатично говорю о представителях власти. И, несомненно, сказал бы, что «господин Дацюк ввел в заблуждение швейцарские власти», если бы не его последняя статья, опубликованная в ноябре 1995 года (речь идет о публикации в «Украинской газете» №16 (81) от 2 ноября. - Л.Т.). Господин Дацюк продолжает настаивать на своих утверждениях, хотя абсолютно наверняка знает, что проведенное следствие (он был совершенно точно поставлен в известность о следствии, которое велось в Швейцарии) пришло к совершенно иным выводам».

Огромное удивление, более того, возмущение вызывает у адвокатов то, что украинская прокуратура пытается перевести довольно тривиальную коммерческую ситуацию в уголовную. Мэтр Ааронс заметил по этому поводу: «За 35 лет своей работы я имел дело со многими международными контрактами. Когда речь идет о контракте на 200 млн. долларов, коммерческие споры - вещь обычная. Но что необычно - это попытка сделать это дело уголовным. На протяжении всей своей практики я ни разу не сталкивался с подобным случаем».

Жан-Пьер Отц добавил: «Я был особенно шокирован, услышав заявление представителя прокуратуры на заседании Киевского городского арбитражного суда 27 ноября. Речь шла о приостановке арбитражного процесса, о чем просили обе стороны - «Дамиана-Банк» и «Украгротехсервис», вступившие между собой в переговоры с целью достичь мирного соглашения. И позиция Генпрокуратуры была высказана предельно ясно: «Если я позволю заключить соглашение, больше не будет уголовного дела. Значит, ни в коем случае я ни на какое соглашение не соглашусь».

Будучи адвокатом в Западной Европе, я не привык к тому, чтобы власть, которой обладает в юридической системе генеральный прокурор, была настолько большой. Украина теперь допущена в Совет Европы. Но если в таком состоянии будет поддерживаться ее юридическая система, окончательное ее вступление в европейское сообщество станет невозможным».

Был задан вопрос: как долго трое задержанных будут оставаться под арестом? «Закон не навязывает никакого срока, - ответил г-н Отц. -Федеральные судьи должны очень серьезно рассмотреть этот вопрос. Ведь нельзя легкомысленно выдвигать обвинения против генерального прокурора - если утверждают, что он обманул швейцарские власти (а теперь и пишут об этом), значит, существуют объяснения и документы, это подтверждающие. Досье представляет собой том на 1000 страниц. Судьям предстоит проделать огромную работу».

Украинские журналисты отметили, что о позиции г-на Дацюка больше речь не идет - он уже не генпрокурор. На это господин Ааронс ответил: «Проблема не в человеке, занимающем определенное кресло, а в самой организации. Убедительно демонстрируя, как генпрокурор может злоупотреблять властью, это дело свидетельствует: в интересах украинского государства изменить свою юридическую систему и передать юстиции ее естественные права, позволив ей независимо существовать».

Адвокат фирмы «Согласие» Виктор Здоренко, который ведет защиту

Ю.Звягильского, сказал: «Я был рад слышать, что рассказывал господин Отц. Рад тому, что работа, выполненная нами в Украине, и работа, проделанная швейцарскими юристами, независимо друг от друга привела к идентичным выводам. Иностранных коллег удивляет, каким образом сугубо коммерческий спор был переведен в плоскость уголовного дела. Вся беда в том, что у нас, к сожалению, политика до сих пор превалирует над законностью, а не наоборот, как это должно быть в правовом цивилизованном государстве. Я рад, что нынешний министр юстиции прекрасно понимает эту ситуацию и намерен в ближайшее время предпринять соответствующие шаги при организации нашей правовой системы».

По просьбе УНИАН ситуацию вокруг «дела Звягильского» прокомментировал Петр Шейко, председатель временной депутатской группы, выезжавшей в начале октября в Израиль и встречавшейся с бывшим и.о. премьер-министра: «Мне за последний год и в парламенте, и за его пределами приходилось слышать немало этих «крикливых» дел, - сказал П.Шейко - В принципе, я смотрю на эти вещи философски. Доверяя (может быть, несколько наивно) нашим работникам правоохранительных органов, думал: если на уровне Генпрокуратуры вносится представление, то оно должно быть абсолютно обоснованным и подтверждаться фактами. Но, к сожалению, я не могу дождаться окончания и передачи в суд хотя бы одного такого дела - чтобы можно было сориентироваться, каким образом действовала прокуратура, насколько обоснованной была ее позиция. Потому что разговоры - это одно дело, но в некоторых моментах Генпрокуратура, кажется, дала маху. А если эти рельсы кое-где переводятся на авторитет государства, то это - абсолютно опасный факт для Украины - государства, являющегося членом Совета Европы. Не знаю, каким образом будет действовать новый генпрокурор, но думаю, что он серьезно посмотрит на эту проблему. Она не может «висеть» и формировать общественное мнение».

При содействии адвокатов Звягильского, корреспонденту УНИАН удалось поговорить по телефону с Ефимом Леонидовичем о «Дамиана-Банке» и его личной ситуации. Вот его слова (в изложении): «Все утверждения о том, что я якобы был в числе учредителей «Дамиана-Банка», что акционером его является шахта, которой я руководил, не имеют под собой никаких оснований. Все это легко проверить, любые тайны тут исключаются - у меня в голове не укладывается, кому понадобилась подобная бессмыслица, такая низость в стремлении опорочить мое имя. Я прожил всю жизнь честно и смело смотрю людям в глаза. Работал всего на двух работах -на шахте (в том числе 28 лет директором) и мэром своего города. Шахтеры - народ прямой и решительный, воров и мошенников узнают сразу, разве бы они меня терпели, если бы считали непорядочным человеком? Я горжусь их доверием ко мне.

Самая большая ошибка в моей жизни - то, что я пошел работать в правительство. Сделал это потому, что меня убеждали, что мой опыт руководителя нужен в трудной для Украины ситуации. Мы работали не щадя сил, коллективно, коллегиально, вместе с самыми различными специалистами до двенадцати ночи у меня в кабинете просиживали, искали варианты рационального выхода из чрезвычайно тяжелой материальной и финансовой ситуации в Украине. Так был намечен вариант продажи за рубеж авиационного керосина из резервов, который в результате длительного хранения утратил свои качества, так были найдены возможности альтернативных поставок топлива в Украину. «Дамиана-Банк» принимал участие во всех этих операциях на вполне официальных основаниях, предварительно органы СБУ провели соответствующую проверку, подтвердившую его высокий профессионализм и надежность. Выполненные при помощи банка операции помогали сбивать инфляцию, снижали цены на нефтепродукты, снимали «нефтяную» зависимость Украины. В разработке этих операций участвовали представители многих ведомств, все решения проводились через правительство и Верховный Совет, не было никакой «закрытости». Существует огромный массив документов, все зафиксировано, все легко проверить. Но любые объективные свидетельства отвергаются, упрямо ищется компромат.

Но все же я верю, что истина победит. И я смогу вернуться в Украину. Живу, ожидая этого».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно