Чем дальше в лес, тем больше дров

21 февраля, 2021, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Как Россия нарушала права крымчан в 2020 году.

Чем дальше в лес, тем больше дров
© apostrophe.ua

В конце января Крымская правозащитная группа (КПГ) в отдельном отчете очертила нарушения прав человека, совершенные Россией в течение 2020 года в оккупированном Крыму. Правозащитники уверены, что государство-агрессор будет продолжать политику политических преследований и серьезно усилит наступление, в частности на свободу слова и свободу мирных собраний.

Политическое преследование

На конец 2020 года, по данным КПГ, в местах лишения свободы в рамках уголовных дел находилось 109 человек, преследуемых Россией по религиозным или политическим мотивам. В последний раз политзаключенных освобождали в сентябре 2019 года. С тех пор режим Владимира Путина не освободил ни одного крымского политзаключенного.

В целом за прошлый год российские силовики незаконно лишили свободы еще 24 человека по религиозным или политическим мотивам. А незаконные крымские и российские суды приняли 260 решений о содержании под стражей и продлении этой меры. Крымские правозащитники утверждают, что оккупационная власть сознательно затягивает рассмотрение апелляционных жалоб на меры пресечения.

В прошлом году оккупационные и российские суды также вынесли 15 приговоров о лишении свободы. Десять из них — на срок от 12 до 19 лет. В рамках уголовных дел Россия лишила свободы 69 человек, возможности свободно передвигаться — пятерых.

Подавляющее большинство дел касалось «Хизб ут-Тахрир» и организаций, которые государство-оккупант расценивает как террористические или экстремистские, впрочем, по украинскому законодательству, они таковыми не являются.

На конец 2020 года по делам «украинских диверсантов и шпионов» в заключении пребывали 15 человек — Андрей Захтей, Владимир Дудка, Алексей Бессарабов, Дмитрий Штибликов, Глеб Шаблий, Геннадий Лимешко, Леонид Пархоменко, Константин Давиденко, Денис Кашук, Дмитрий Долгополов, Анна Сухоносова, Юнус Машарипов, Иван Яцкин, Константин Ширингу и Галина Довгополая.

По их делам эксперты зафиксировали незаконные методы ведения следствия, применение пыток для получения свидетельств и признаний, нарушение презумпции невиновности и распространение ФСБ видео «признаний» через российские СМИ.

«Суды» по этой категории дел в 2020 году вынесли два приговора. Один — в отношении Юнуса Машарипова, которому заключение заменили принудительным лечением в психиатрической больнице. Теперь каждые шесть месяцев судебная медицинская комиссия решает, держать ли человека и дальше в психиатрической больнице. Второй приговор касался Дениса Кашука, которого «судья» незаконного «Армянского городского суда» Лариса Лихачева приговорила к лишению свободы на три года и восемь месяцев.

В заключении на конец года также находились Нариман Межмединов, Меджит Аблямитов, Февзи Саганджи, Дилявер Гафаров, Эдем Кадыров и Айдын Мамутов — в рамках дел против крымскотатарского добровольческого батальона им. Номана Челебиджихана. Россия обвиняет их в том, что они не явились в ФСБ и не заявили о своем участии в этом батальоне. В качестве доказательств деятельности батальона против интересов РФ следователи в «судах» приводят информацию из СМИ, что целью его создания была деоккупация Крыма.

Кроме того Россия лишила свободы шестерых людей в рамках уголовного дела против «Свидетелей Иеговы». Двух человек уже приговорили к шести годам, еще четверо продолжают находиться под стражей.

«Проанализировав дела 2019–2020 годов, видим, что РФ использует свое «антитеррористическое законодательство» для преследования представителей гражданского общества, для подавления какой-либо мобилизации людей, каких-либо объединений, не устраивающих российскую власть. Ситуация критическая, ведь политзаключенные  в российских тюрьмах подвергаются издевательствам и испытывают проблемы со здоровьем», — говорит руководитель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

Правозащитники констатируют, что Россия нарушает право граждан Украины на справедливое судебное разбирательство. В уголовных делах она использует чаще всего сотрудников ФСБ как тайных свидетелей. Отчасти свидетели в «судах» заявляют о давлении, которое на них будто бы оказывали со стороны обвиняемых во время досудебного расследования.

Российские следователи приводят в судах в качестве доказательств лингвистические экспертизы разговоров крымских мусульман. Но доказательства, предоставленные сторонами защиты, оккупационные и российские судьи обычно не принимают во внимание.

Сразу после победы на президентских выборах Владимир Зеленский встретился с правозащитниками и заявил, что готов поддержать законопроект «О социальной и правовой защите лиц, лишенных свободы вследствие вооруженной агрессии против Украины», над которым работали профильные государственные органы, правозащитники и эксперты по международному гуманитарному праву. Документ определяет критерии принадлежности к «людям, лишенным свободы вследствие вооруженной агрессии против Украины». Он также регулирует вопрос предоставления ежегодного или единовременного пособия, трудоустройства, предоставления во временное пользование жилья и получение бесплатного образования. Но президент до сих пор не внес в Верховную Раду проект закона, который все еще находится в его офисе на согласовании.

Пытки

В прошлом году Россия так и не расследовала надлежащим образом случаи насильственных исчезновений, задокументированные правозащитными организациями. Виновные в этих преступлениях до сих пор не установлены и не привлечены к ответственности.

Проанализировав судебные решения, в КПГ пришли к выводу, что Россия эффективно не привлекает к ответственности своих силовиков за пытки. В российском уголовном кодексе нет соответствующей статьи. Даже если дело и возбуждают, то следователи используют статью о превышении служебных полномочий. «Судьи» также выносят приговоры с условным сроком. Да и присуждают сроки наказания меньшие, чем предусмотрены этой статьей.

Крымские правозащитники отмечают: ни один случай истязания со стороны сотрудника ФСБ так и не дошел до суда, в то время как политзаключенные в своих свидетельствах подчеркивают, что именно эфэсбэшники наиболее жестоко пытают во время досудебного следствия.

В своем отчете правозащитники также приравнивают к пыткам ненадлежащие условия содержания в Симферопольском СИЗО. Ранее крымский адвокат Эмиль Курбединов заявил: российские следователи угрожают крымчанам заключением в этом следственном изоляторе, если те не признают свою вину.

Колонизация полуострова как военное преступление

Правозащитники также констатируют, что Россия не препятствует замещению населения полуострова своими гражданами.

Согласно миграционной информации «Крымстата», на ноябрь 2020 года по меньшей мере 33 тысячи человек переехали в Крым и Севастополь в рамках «межрегионального перемещения».

Общее количество таких лиц с начала временной оккупации на конец 2020 года превышает 200 тысяч. Правозащитники отмечают, что к этой статистике «Крымстат» приобщает перемещение жителей из Севастополя в «Республику Крым» и обратно. Кроме того, эта статистика не учитывает перемещения военнослужащих и работников силовых структур.

Лидер Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров считает, что в Крым незаконно переместились по меньшей мере 500 тысяч россиян. По его словам, если к моменту оккупации население Симферополя составляло 300 тысяч человек, то теперь там 600 тысяч.

Право на здравоохранение

Правозащитники сетуют, что РФ не создала во время пандемии условий для защиты населения от коронавирусной инфекции. Даже больше, содействовала ее распространению.

Государство-оккупант не смогло развить медицинскую систему на полуострове. Проблемы, связанные с нехваткой медиков, неуплатой гарантированных им выплат и ненадлежащим обустройством больниц, были постоянно. Правозащитники фиксировали случаи, когда медучреждения могли оказать помощь, но людей с симптомами коронавируса отправляли лечиться домой и даже не направляли на тестирование. Такие ситуации они связывают с политикой России на занижение статистики распространения инфекции и ковидной смертности в Крыму.

КПГ задокументировала подтверждение того, что Россия скрывала факты смертей, например, среди медиков. Они не попадали в официальную статистику. Летом оккупационная власть изменила подход к подсчету смертности от коронавируса, чем в несколько раз занизила эти данные.

КПГ также мониторила крымские аптеки и обнаружила, что в большинстве из 124 аптек нет базового лекарства, необходимого для лечения осложнений от COVID-19.

В то же время, заметила Ольга Скрипник, пограничная ФСБ на админгранице с Херсонской областью не позволяла гражданам Украины провозить необходимое лекарство. Россия также ограничила крымчанам свободный выезд из Крыма на подконтрольную Украине территорию. Для них установили ограниченный перечень оснований для выезда.

Парад российских войск и техники к 75-летию победы во Второй мировой войне 24 июня 2020 в Керчи

Милитаризация

В прошлом году Россия продолжила незаконно призывать граждан Украины в свои вооруженные силы и преследовать крымчан, отказывающихся от этого.

В целом в результате последних двух кампаний в армию принудительно пошли 6 300 крымчан. Если до 2019 года в «суды» передали 82 уголовных дела за уклонение от службы в российской армии, то лишь за прошлый год таких дел было 81.

По словам аналитика КПГ Александра Седова, призывная кампания и преследование крымчан нарушают нормы Римского устава Международного уголовного суда и другие положения международного гуманитарного права.

Россия также продолжила масштабную и систематическую пропаганду службы в своих вооруженных силах среди украинских детей младшего и среднего школьного возраста. РФ называет такую пропаганду «военно-патриотическим воспитанием», в то время как украинские правозащитники — «милитаризацией крымского образования».

Детей обучают обращению с огнестрельным оружием — пистолетами, ружьями и автоматическим оружием. Такие тренинги происходят как во время массовых мероприятий в школах и общественных местах, так и в условиях специальных сборов и детских лагерей для прохождения военной допризывной подготовки.

Программа «военно-патриотического воспитания» финансируется из федерального бюджета РФ. Ее координируют также «Крымпатриотцентр», ДОСААФ (Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту России), «Юнармия» и другие организации.

КПГ отмечает милитари-пропаганду таких учреждений как «Муниципальное бюджетное общеобразовательное заведение «Средняя общеобразовательная школа, детский сад №36», «Государственное бюджетное общеобразовательное заведение Республики Крым «Крымский учебный воспитательный комплекс интернат-лицей искусств», «Государственное бюджетное образовательное заведение дополнительного образования г. Севастополя «Центр военно-патриотического воспитания учащейся молодежи». На тамошних курсах детям дают базовую подготовку по тактике ведения боя, владения стрелковым оружием, преподают прикладные спортивные дисциплины, которые в будущем помогут легче проходить службу в Вооруженных силах РФ.

Как известно, Генассамблея ООН в своей резолюции №75/29 выразила обеспокоенность милитаризацией украинских детей в Крыму и призвала РФ удержаться от создания образовательных заведений на полуострове.

Информационная изоляция Крыма

Весь прошлый год Россия продолжала политику наступления на свободу слова на полуострове. Правозащитники зафиксировали незаконные задержания блогеров и журналистов, запрет задержанным на доступ к адвокатам, безосновательные блокирования украинских медиа, а также запрет журналистам на въезд в Крым.

Оккупационная власть продолжала штрафовать и подвергать заключению людей за высказывание своего мнения. Например, 19 сентября российские силовики арестовали жителя Евпатории и 22-летнего одессита Александра Долженко. Парни распространяли листовки, содержащие призывы вернуть Крым под контроль Украины. Теперь им угрожает до четырех лет лишения свободы.

Россия продолжала использовать «террористические статьи» в отношении общественных журналистов «Крымской солидарности» и блогеров, освещающих политические преследования и нарушения прав человека на полуострове. Российские силовики задерживают их будто бы за участие в запрещенной в России и Крыму, но легальной в Украине организации «Хизб ут-Тахрир».

Среди прочего, рядом с КПВВ «Чаплинка» на оккупированной территории Россия установила новую телерадиовышку.

Эксперты КПГ предполагают, что оккупационная власть, вероятно, использует ее для блокирования украинского радиосигнала на севере Крыма. Ведь прием сигнала ухудшился после установки этой вышки. Если раньше украинские радиостанции можно было принимать в 12 населенных пунктах, то теперь только в семи. Уменьшилось и количество вещателей.

Вместе с тем 11 крымских провайдеров блокируют по меньшей мере 25 украинских сайтов и страницы Меджлиса крымскотатарского народа, «Свидетелей Иеговы» и Минреинтеграции.

Кроме того, в 2020 году РФ приняла ряд законов, направленных на ограничение свободы слова, действие которых также незаконно распространяют на территорию временно оккупированного Крыма.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК