"Он всего себя отдал благотворительности и меценатству"

18 октября, 16:37 Распечатать Выпуск №39, 19 октября-25 октября

Это заголовок очерка-некролога Владимира Короленко в газете "Киевская мысль" в связи с кончиной Семена Семеновича Могилевцева 10 августа 1917 года.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

История богата именами созидателей. О жизни и деятельности некоторых мы знаем больше, о других — меньше, а о ком-то неизвестно почти ничего. Забвение особенно коснулось тех, кто не принадлежал к числу знаменитых общественных и государственных деятелей, полководцев, мыслителей, писателей, артистов, художников. Однако создать объективную картину прошлого нельзя, оставляя без внимания тех, кто не был "на авансцене истории", но творил благие дела, стал примером человеколюбия, милосердия и благотворительности. 

Во всех изданиях БСЭ, в различных советских справочниках понятие "благотворительность" вообще отсутствует. Это естественно. Вековая славянская и христианская традиция общественного призрения в 1920-х была прервана. Слепая вера во всемогущее государство, которое всех накормит, утешит и обогреет, позволяла не замечать, как много вокруг людей слабых, больных, увечных, одиноких и просто сбившихся с пути, потерявших кров и работу, тех, кто без помощи других уже не поднимется на ноги.

А до революции многие жили, руководствуясь знаменитыми словами из "Поучения Владимира Мономаха": "Всего же более убогих не забывайте". И отдавали средства, время и энергию нуждающимся, организовывали благотворительные общества, открывали детские приюты, богадельни и больницы, строили школы и ремесленные училища, учреждали общины сестер милосердия. Именно таким человеком был промышленник Семен Могилевцев.

Родился в Брянске, в большой семье старообрядцев. Окончил гимназию и юридический факультет Петербургского университета. Работал нотариусом в Брянске, избран почетным уездным судьей, а затем утвержден Правительственным Сенатом на этой должности. Вскоре Семен Семенович присоединился к делу отца — стал торговать лесом.

Много сделали братья Семен и Павел Могилевцевы для родного Брянска. Подарили женщинам города родильный приют и женское училище. В училище обучали (бесплатно!) основам ремесла швеи, поварихи и няни. Для местного техучилища братья купили за рубежом более мощные машины и оборудование. Построили две больницы, Спасо-Гробовскую церковь… В 1909 г. Брянская городская управа подвела итог всему, что построили и подарили братья Могилевцевы городу. Оказалось, общая сумма пожертвований составила 1 млн 28 тыс. рублей!

Переехав в Киев в 1881 г. и занимаясь торговлей лесом, Семен Могилевцев построил первый в городе паровой лесопильный завод. Был членом Киевского сиротского суда, директором-казначеем Городского кредитного общества, председателем совета старейшин Киевского купеческого собрания, возглавлял многочисленные комитеты и комиссии по сооружению различных общественных зданий, широко занимался благотворительностью. 

Среди добрых дел Семена Могилевцева — участие в создании Киевского политехнического института и Женской торговой школы. Он — один из основателей и главный опекун Коммерческого института. Руководил перестройкой домов на Бибиковском бульваре, в которых позже расположился Педагогический университет им. М.Драгоманова. Мецената избрали почетным членом комитета Киевского художественно-промышленного музея, казначеем Общества древностей и искусства. В 1914 г. Семен Могилевцев подарил Городскому музею две золотые подвески (колта) великокняжеской эпохи. На его средства построена больница на 40 мест (угол Большой Васильковской и Лабораторной улиц). В ней в годы Первой мировой войны был расположен госпиталь Красного Креста. Над госпиталем предприниматель взял полную опеку: специально ездил в Германию, купил там оборудование и открыл в Киеве первый в империи рентгеновский кабинет в детской больнице. Помог с приобретением помещения для станции скорой помощи (ул. Владимирская, 33) и строительством больницы на 30 коек в Никольской Слободке, участвовал в строительстве Введенского храма на Подоле… На деньги Семена Семеновича в 1895 г. было сделано "чудо современной техники" — электрическое освещение поднятого над Днепром креста на памятнике князю Владимиру. Это событие воспето Михаилом Булгаковым в романе "Белая гвардия": "Сверкал электрический белый крест в руках громаднейшего Владимира на Владимирской горке. И был он виден далеко, и часто летом, в черной мгле, в путаных заводях и изгибах старика-реки, из ивняка, лодки видели его и находили по его свету водяной путь в Город, к его пристаням…"

В годы независимости на кресте вновь появились электрические лампочки, но не так давно их убрали. А зря. "Электрификация князя Владимира", состоявшаяся куда раньше ленинской, безусловно, могла считаться одной из городских достопримечательностей — того передового и преуспевающего Киева конца XIX — начала XX вв., который был первым или одним из первых во всем. Первым в империи запустил электрический трамвай, вторым в империи — фуникулер, в числе первых познал прелести железнодорожных путей сообщения…

С.Могилевцев в 1899 году поселился в центре Киева в собственном особняке. Горожане назвали его "Шоколадный домик" (проект друга Могилевцева — архитектора Владимира Николаева). В пышном декоре использованы черты палаццо эпохи Ренессанса, а во внутреннем убранстве комнат объединены многие стили — готика, барокко, модерн, мавританский и русский классический. Фасад украшен лепниной — львиными головами и кадуцеями (крылатые змеиные жезлы бога торговли Меркурия намекали, что здесь проживает купец 1-й гильдии).

Особняк был необычайно красив, но жил в нем Семен Семенович один, бобылем. Легенда гласит, что дамой его сердца была брянская дворянка Зинаида. В юности в нее были влюблены оба брата Могилевцевых — старший Павел и младший Семен, но она предпочла первого и стала его женой. 

"Шоколадный домик" оброс множеством легенд. В первые годы революции здесь жил глава Одесского ЧК Христиан Раковский, который первый этаж превратил в тир, а второй — в пыточную. В 1925 г. в особняк вселился "руководитель Украины" Лазарь Каганович, повелевавший все картины на стенах, позолоту и роспись итальянских мастеров покрыть "глухой черной краской". Потом в "Шоколадном домике" обреталось НКВД. С 1960 года здесь размещался ЗАГС…

И последняя легенда, появившаяся уже в новые времена, — о волшебном зеркале в зале бракосочетаний. У молодоженов существовало поверье: чтобы брак был счастливым, нужно заглянуть вместе в одно и то же зеркало в белом зале…

С именем Семена Могилевцева связаны в Киеве не одна улица или дом. К примеру, Педагогический музей…

Дом Учителя
Василий Артюшенко, ZN.UA

Сооружению этого здания предшествовали довольно бурные события. Строительство народной аудитории было властями запрещено. Но С.Могилевцев решил вместо "опасной" народной аудитории построить заведение, благопристойно названное "Педагогический музей". Он говорил: "Народное образование всегда было близко моему сердцу, и в нем я вижу залог будущего благоденствия нашей великой России. И я тем охотнее пойду на жертвы, чем больше пользы могу ожидать для народа".

Он ассигновал на строительство здания 300 тыс. рублей, а затем — еще 200 тыс. Единственная его просьба: чтобы Педагогический музей носил имя цесаревича Алексея и был открыт в 1911 г. — к 50-летию освобождения крестьян, из среды которых происходил и сам Могилевцев (дед был крепостным).

"Педагогический музей" стал украшением города. Само здание выполнено в формах неоклассицизма. Изящный резной фриз на тему истории просвещения охватывает сооружение по третьему этажу. Архитектура отличается общей ясностью композиции, новаторским подходом в использовании исторических деталей.

В 1917 г. в этом здании разместилась Центральная Рада во главе с Михаилом Грушевским. Здесь в ночь с 24 на 25 января 1918 г. был принят IV Универсал, провозгласивший независимость Украины. С 1921 г. тут располагался Пролетарский музей, с 1924-го — Музей Революции. В 1937 г. в здании разместили Центральный музей Ленина. Это потребовало перестройки и расширения здания почти вдвое, но фасад остался прежним. После освобождения Киева в 1943 г. здесь вновь находился музей Ленина, а с 1982-го — городской Дом учителя.

Заслуги С.Могилевцева были отмечены. В 1893 г. его наградили золотой медалью с надписью "За усердие". В 1896 и 1901 гг. он получил вторую и третью  медали "За усердие". В 1903 г. — награжден орденом Св. Станислава 3-й степени. 

В весьма известной книге "Киев в 80-е годы. Воспоминания старожила", вышедшей в 1910 г., ее автор — адвокат и журналист Сергей Ярон — пишет: "На нужды киевского отдела Императорского русского исторического общества Могилевцевым С.С. недавно пожертвовано 10 тысяч рублей. О сравнительно мелких пожертвованиях я не упоминаю, хотя и этих "мелких" пожертвований наберется на много-много тысяч. В настоящее время господин Могилевцев состоит председателем Киевского биржевого комитета, имеет звание коммерции советника, и нет ни одного общественного и благотворительного учреждения, членом коего он не состоял бы".

С.Могилевцев относился к тем замечательным людям, которые, по словам известного украинского мецената Евгения Чикаленко, "любили Украину не только до глубины души, но и до глубины собственного кармана". И на протяжении всего своего жизненного пути он жил на благо общества, не ждал, когда кто-то придет и сделает, а нес сам созидательные изменения в мир своим выбором, решениями и поступками.

"Могилевцев умер на редкость вовремя, всего за два месяца до тех страшных и роковых дней, когда "город прекрасный, город счастливый" окунется во тьму, а его мебель, картины и изумительную библиотеку книг по истории и искусству разворуют или попросту кинут в печку", — писал Владимир Винниченко в 1923-м.

Сегодня можно услышать, что благотворительных фондов у нас уже слишком много. А ведь по сравнению с дореволюционным временем у нас ничтожно мало и фондов, и средств, и людей, желающих принять посильное участие в подвиге милосердия. Для многих наших политиков, предпринимателей и банкиров благотворительность — это что-то вроде макияжа, чтобы красиво и с пользой для себя выглядеть в обществе. Но есть, к счастью, и те, кто самолюбованием не занимается, кто не словами сорит, а делает столь необходимое для беднейших членов общества дело. 

Все, что человек творит на земле, не проходит бесследно. Неслучайно говорят, что там, где раньше располагалось кладбище, нельзя строить дома для живых, а там, где много лет назад стояла церковь, никогда не случится убийства…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 14 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно