На Ивана, ой, на Купала

6 июля, 2017, 12:45 Распечатать Выпуск №26, 8 июля-14 июля

Вряд ли найдется в Украине человек, который бы не вспомнил вечером 6 июля, что наступает ночь на Ивана Купала: знаменитая, поэтическая и вместе с тем жуткая,  когда цветет папоротник, и открываются сокровища.

7 июля — праздник Рождества Святого Пророка Предтечи и Крестителя Господнего Иоанна. Христианский праздник, который удивительным образом совпал с древнеславянским праздником Ивана Купала — праздником летнего солнцестояния, культа Солнца, подготовки к сбору урожая; праздником молодежи, очистительной и брачной магии...

Вряд ли найдется в Украине человек, который бы не вспомнил вечером 6 июля, что наступает ночь на Ивана Купала: знаменитая, поэтическая и вместе с тем жуткая, когда цветет папоротник, и открываются сокровища. На улице или в семейном кругу обязательно кто-то вспомнит о приближении купальской (ивановской) ночи. Напомнят своим внукам об этой ночи бабушки таинственными историями о цветении папоротника, неуловимом сокровище, лесовиках, ведьмах и русалках. Вспомнят о ней юноши и девушки, поскольку это лучший повод пойти вечером в лес, на берег реки и там, без докучливой родительской опеки, на свободе попрыгать через купальский огонь, поводить вокруг костра хороводы, пустить с высокого берега символ Солнца — зажженное колесо — или погадать.

О празднике Ивана Купала есть упоминания в старинных источниках, в частности в Ипатьевской летописи (ХV в.). Вот как описывает купальский праздник Густинская летопись (ХVІ в.): "Купало, бог обилия, яко же у элин Церез (Церера. — В.О.). Ему же безумнии за обилие благодарение приношаху, егда имяше настати жнива... Сему Купалу — бису еще и доныне по никоих странах безумнии память совершают, наченше июня 23 дня (по юлианскому календарю. — В.О.) в навечерие рождества Иоанна Предтечи, даже до жатвы и далий, сицевим образом и с вечера собираются простая чадь обоего пола и соплетают себи винцы из ядомога зелия или корения и... возгнитают огни, инди поставляют зеленую ветвь и, емшеся за руци около, обращаются окрест оного огня, пояще свои писни, переплитающе купалом, потом через оний огнь прескакуют".

У чехов, сербов, болгар и поляков купальская ночь называется "Собутки". Польский ученый Мартын Бельский (1495–1575), описывая Собутки, отмечал, что в преддверие праздника девушки приносили в жертву (жгли) траву чернобыль, плели венки и ими украшали себя. В этот дьявольский день они разжигали огонь, добывая его трением, пели "сатанинские" песни, и с ними прыгали "от радости дьяволы, которым они молились и их восхваляли, а Бога забывали". В день Рождества святого Иоанна в храмах было безлюдно, "поскольку все проводили Собутки с бесами со всякими бесчинствами". Женщины с утра ходили в поле собирать "волшебное зелье": иванов цвет, лопух, богородицкую траву — чабрец, медвежье ухо — коровяк, которые в этот день имели магическую силу. Девушки плели венки, пускали на воду и гадали: чей тонул, та девка не выйдет замуж. Также венки святили в церквях и хранили их как оберег в течение всего года. Больных людей и животных поили настоем из зелья этих венков.

321_2
Генрих Семирадский, "Ночь накануне Ивана Купала", 1880-е гг. Львовская картинная галерея

Сербы верят, что "Иван-дан" такой большой, что солнце трижды останавливается на небе, затем танцует и отправляется дальше. К этому дню сербы сочинили множество песен, в которых упоминаются языческие славянские божества Коляда и Купало. Сербские девушки на Купала собирают "ивановские" цветы и травы, водят хороводы, прыгают с парнями через костер. А пастухи накануне Иванового дня зажигают факелы и обходят с ними овечьи ограды и коровники, после чего складывают факелы на ближайшем холме и сжигают.

В Болгарии это праздник носит название "Энев дэн". На рассвете девушки и молодые женщины собирают цветы и лекарственные травы (эневи билки), затем до восхода солнца варят их и отваром моются для "очищения от злых духов". Сплетенный из цветов "энев венец" хранят круглый год и при необходимости кладут в кадильницу и окуривают больных. Конечно же, прыгают через огонь, сжигают чучела Купала и его женского соответствия Марены, водят хороводы, поют купальские песни...

Впрочем, Купала праздновали не только в Украине и не только славяне. Обряды купальской ночи (разжигание костров, прыганье через огонь, плетение венков) еще в ХІХ в. проходили едва ли не во всех землях Германии и графствах Англии. У немцев это Иванов день, или серединнолетняя ночь (Hanstag, Mitte Sommernacht). Именно "середина лета" полнее всего объясняет характер и содержание купальского празднования, его обрядность. Это остатки старинного мифического почитания культа Солнца, которое достигает в ту пору своего самого большого влияния на Землю, перерождаясь из теплого в знойное. В дохристианские времена это был праздник почитания одного из солнечных боговых славян — Ярила. Со временем, под влиянием христианства, с памяти стерлось первоначальное содержание купальской ночи, представления слились, и люди забыли Ярила, празднуют теперь ночь под Иванов день, а святому Иоанну дали название Купало.

Празднование летнего солнцестояния у язычников совпало с христианским празднованием Рождества Иоанна Предтечи, так же, как зимнее солнцестояние с Рождеством Христовым. Отсюда разительная аналогия этих праздников: гадание, мифические образы, чудеса природы. Под Рождество можно слышать голоса животных, накануне Купала разговаривают травы и деревья. И если вместе с зимним солнцестоянием появлялась надежда на приближение света и тепла, с летным, когда начинает уменьшаться продолжительность дня, в сознании древнего человека невольно возникало представление о неминуемом ослаблении силы Солнца, о наступлении зимней тьмы и холодов. Поэтому в обрядности праздника, среди мрака купальской ночи, появляются злые силы, ведьмы и колдуны. В Украине в некоторых местностях еще до сих пор хозяйки с вечера накануне Ивана Купала кладут на подоконник и пороги помещений крапиву — как защиту от ведьм, которые в эту жуткую ночь "бывают злее, чем обычно". А то, что эта ночь действительно страшная, видно из того, что после Ивана Купала по вечерам появляются светлячки ("ивановские черви"), которые в народном представлении олицетворяют умершие души, временно вышедшие "на белый свет".

Разжигание костров и прыганье через огонь было известно у многих древних народов. В июне, в День огня, персы осуществляли огненное и водное очищения, поскольку они, как отмечал Димитрий Ростовский в Четьи-Минеях, составленных на основе византийских источников ІХ в., "уважают самую светлую огненную силу". Во время элевсинских мистерий в честь богинь Деметры и ее дочери Персефоны у греков или Цереры в Риме прыгали для очищения через священные огни. Овидий в своих "Фастах" рассказывает, что и он перепрыгивал через "три огня" и был окроплен лавровой ветвью, смоченной в воде.

321_5
Иван Соколов "Ночь на Ивана-Купалу", 1856 г

То, что монголы были огнепоклонниками, известно. Никоновская летопись рассказывает историю о князе Михаиле Всеволодовиче, который в 1246 г. отправился вместе со своим внуком Борисом Ростовским и боярином Федором к Батыю, рассчитывая получить ярлык на Черниговское княжество. По поручению хана жрецы предложили князю осуществить ритуал "прохождения через очистительный огонь". Это был обычный обряд, который монголы проходили едва ли не ежедневно — отчасти для очищения от болезней, а также для задабривания теней умерших душ, которые через огонь приобщались к "надзвездному миру". Русичи отказались от обряда, за что были казнены. Со временем Церковь канонизировала мучеников.

Впрочем, огню поклонялись не все и не во все времена, некоторые правители боролись с огнепоклонничеством. Карл Великий в своих капитуляриях запрещал нечестивые огни. Епископ Бонифаций Святой в 731 г. в Тюрингии, во время обращения местных жителей в христианство, напрасно пытался праздник Янового огня заменить церковным обрядом.

В Украине гуляние на Ивана Купала церковная власть всегда осуждала и приравнивала к бесовским обрядам. В "Житии Владимира" (XVI в.) сказано: "В вечер зобравшися младенцы и панны плетут венки из зелия разного, которые кладут на голову и опоясуются ими; кладут зась огонь и берутся за руки и около огня оного скачут, спиваючи писни, в которых часто споминают Купала, а потом през оный огонь прескакуют, бису оному Купале офируючи сами себе и иных много вымыслов бисовских бридких на той час на оных соборищах чинят".

Под давлением христианства произошло соединение языческого обряда Купала и христианского праздника Рождества Иоанна Крестителя. Изменив содержание, языческое действо сохранило свои архаические черты, среди которых самым характерным является ряженье в зелень, раскладывание костров, пение древних песен:

Купало, купало, де ти зимувало?

Зимувало в лісі, ночувало в стрісі,

Зимувало в пір'ячку, літувало в зіллячку.

Боролись с языческим наследием Иванового дня и в Московии. В 1505 г. игумен Спасо-Елеазаровского монастыря Памфил в послании к Псковскому наместнику писал: "Егда приходит великий праздник Рождества Предтечи, исходят огневницы мужи и жены чаровницы по лугам и по болотам и в пустыни и в дубровы, ищущи смертные отравы, от травяного зелия на пагубу человеком и скотом; туже и дивия коренья копают на потворение мужем своим. Сия вся творят действом дьяволим в день Предтечев с приговоры сатанинскими. А в самую святую ночь мало не весь город возмятется, и в селах взбесятся в бубны и в сопелы, и гудением струнным и всякими неподобными играми сатанинскими, плесканием и пещанием, женам же и девкам и главами киванием, и устами их неприязщнен клич, вся скверная, бесовския песни, и хребтом вихляние, и ногами скакание и топтание. Так то день Рождества Великаго Предтечи празднуют по своим древним обычаям". Но уже в 1837 г. профессор Московского университета Иван Снегирев констатировал: "Мифическая подкладка у великорусских обычаев Иванова дня давным-давно исчезла, даже имя Купалы не сохранилось. В Малороссии же до сих пор уцелели песни, в которых упоминается Купало. На Украине, Подолии и Волыни в Купалу, по закате солнца, девицы собираются в одно место, куда приносят ветвь вербы, убранную цветами, и, утвердив ее в землю, ходят вокруг этого дерева, называемого у них Купайло, и поют песни".

Наиболее аутентично старинные дохристианские купальские обряды сохранились в Беларуси, где они непременно связаны с культом огня и отличаются от аналогичных обрядов в Украине. И хотя теперь это празднование носит постановочный, театральный характер, ученые ХІХ в. полностью донесли до наших дней описание тех неповторимых действ. В частности, Михаил Забилин в 1880 г. писал, что в Минской губернии вечером накануне Ивана Купала вся сельская молодежь сходилась во двор ранее выбранного распорядителя праздника — "урадника". По его приказу одна ватага отправлялась по дворам собирать всяческий хлам, а в то же время другая складывала телегу. Все детали для нее брали у разных хозяев: у одного — колеса, у другого — оглоблю, еще у кого-то — коня, шкворень... На этой телеге вывозили хлам в поле и разводили из него костер. Когда он разгорался (имел вид длинной линии), "урадник" разводил ребят и девушек по разные стороны. Сначала прыгали девушки, потом парни. К купальской ватаге приходила самая старая крестьянка — "за огнем". Как только она брала головешку, ее начинали прогонять, бить полынью, пока "ведьма" не убежит. В Витебской губернии костры разжигали из деревьев, которые стояли во дворах на Зеленые праздники.

321_3
"На Купале" - белорусский художник Михаил Филиппович, 1921 г.

В завершение напомним самое романтичное купальское поверье о цветении папоротника, который расцветает только в купальскую ночь. Найти такой цветок практически невозможно, поскольку вся лесная нечисть этому противится. Но тот, кому удастся отыскать желанный цветок, получит богатство, дар прозрения будущего и способность понимать язык животных. А еще существует легенда о разрыв-траве, которая понадобится тем, кто охоч к чужому добру, поскольку это зелье открывает любые засовы. И эту траву могут отыскать только колдуны, ведьмы или счастливые владельцы цветка папоротника. Не менее важна плакун-трава, которая тоже цветет в купальскую ночь. У этого зелья целебные свойства: если его прикрепить к кресту бесноватого, он исцелится. А еще наши предки верили в мифическую траву-архилин: "Кто насобирает через золотую или серебряную гривну и будет носить ее всегда при себе, тот никогда не будет бояться ни черта, ни антихриста или злого человека; а растет зелье около большой реки". Но эти травы легко не достаются простым смертным. Без креста, один-одинешенек в темную ночь, в дремучем лесу "очертив" себя свяченым кругом, искатель молитвенно замирает в ожидании. Ровно в полночь звучит треск — это распустилась почка и засверкала роскошным красным цветком. Из бутона слышатся голоса и щебетание, но на эти бесовские ухищрения нельзя обращать внимание, надо скорей хватать цветок и бежать к дому. По дороге владельца цветка будет преследовать нечистая сила, страшные чудовища громовыми голосами будут пугать беглеца — но горе тому, кто обернется, — нечисть разорвет его на куски.

321_1
Олег Ершов. "Ивана Купала". 2000 г.

Кульминация лета, солнце вошло в свою самую высокую фазу, и вслед за этим постепенно, но неотвратимо наступает спад природной активности. Завершился и праздник Ивана Купала — праздник, который дошел к нам с глубокой древности, праздник язычников и христиан, праздник духовного очищения через огонь и воду, праздник магии и гадания, праздник легенд и поверий, праздник молодежи и не только, праздник романтиков и влюбленных.

Не за горами осень — пора свадеб, которые непременно нагадал веселый Купайло...

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно