Была ли Вторая мировая война глобальным имперским конфликтом?

31 августа, 15:38 Распечатать Выпуск №32, 1 сентября-7 сентября

Понимание современных мировых проблем часто коренится в событиях Второй мировой войны. 

Советский танкист общается с немецким патрулем, конец сентября 1939

В мировой истории трудно найти более судьбоносное, нежели Вторая мировая война, событие, которое бы так глобально повлияло на человечество.

Этот вооруженный конфликт и по сей день остается источником мифологем не только на постсоветском пространстве, но и в Великобритании, США, Германии, Японии... Противоречивыми остаются его хронологические рамки: для европейцев обычной датой является 1 сентября 1939 г., когда начался немецко-польский конфликт. Мировым он станет через два дня, когда Великобритания и Франция объявили войну нацистской Германии. Совершенно иной вид имела картина в Восточной Азии, где с 1937 г. продолжалась японская агрессия против Китая, который и без того был ослаблен гражданской войной между Гоминьданом и коммунистами. Следовательно, для Азии определяющей датой является 7 июля 1937 г. — начало вооруженного инцидента на мосту Марко Поло, положившего начало японско-китайской войне 1937–1945 гг. 

Для государств бывшего СССР Вторая мировая война больше известна как Великая Отечественная. Термин, куда вложено мощное идеологическое содержание, создан советской исторической наукой. В украинской историографии с 1990-х гг. вместо него начинают употреблять другой — немецко-советская война. А для западных историков — это Восточный фронт.

Анализируя события тех времен, важно понимать, что большую часть мира в конце 1930-х гг. составляли колониальные империи европейских метрополий (Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландов, Португалии, Испании, Италии), внутренних империй (СССР) и глобальных экономических сверхдержав (США). Мировому порядку, установленному после Первой мировой войны (Версальско-Вашингтонская система), бросили вызов государства, недовольные национальным унижением и территориальными изменениями, во главе с нацистской Германией. Немецкими союзниками со временем стали фашистская Италия, стремившаяся властвовать в Средиземноморье и Северной Африке, и милитаристская Япония с паназийской идеологией "освобождения" от белого ига государств Юго-Восточной Азии и контролем над территориями в Восточной Азии. 

вторая мировая_1
Британский газетчик с заголовками о нападении Германии на Польшу.

Современные немецкие историки Ю.Остерхаммель и Я.Янсен в своей книге, посвященной деколонизации, в 2017 г. высказали мнение, что Вторую мировую войну можно обозначить как глобальный межимперский конфликт, где действия Германии, Италии и Японии вписываются в борьбу за получение новых территорий остальных империй. В этом случае важным также является то, что во время войны появились будущие сверхдержавы, которые и определяли свыше 40 лет будущее мира, — США и СССР. Европейские метрополии оказались ослабленными как никогда, причем не следует забывать о важной роли деколонизационных процессов, набиравших силу в форме развития националистической идеологии и антиколониальных протестов. 

Продолжительное время участие колониальных войск в боевых действиях преуменьшалось в историографии, а их роль, скажем, была не последней как на европейском театре военных действий, так и на ближневосточном и тихоокеанском. Только в 1990–2000 гг. историки начали говорить о месте индийских и марокканских частей во Второй мировой. Конечно, использование колониальных частей не было чем-то новым: вспомним Первую мировую с сенегальскими стрелками и рост откровенно расистских и ксенофобских настроений в Германии, где эти части находились в Рурской области с 1923 г. Так же существовала сегрегация относительно чернокожих и в армии США, которой был положен конец только во времена президентства Г.Трумэна. 

вторая мировая_5
Социальный работник читает письмо сенегальскому солдату в центре Африканской дружбы. 1 декабря 1943

Но вернемся в Европу и посмотрим на расстановку сил в конце 1930-х гг., где ведущие позиции занимали Великобритания и Франция, проводившие политику умиротворения относительно Германии и Италии, фактически потворствуя их территориальным аппетитам (агрессия Италии против Эфиопии, демилитаризация Рейнской области, аншлюс Австрии, Мюнхенское соглашение, расчленение Чехословакии). Аналогичную позицию занимала и Лига Наций, созданная после Первой мировой для урегулирования международных конфликтов. Справиться с задачей ей не удалось. Функционирование этого органа оказалось неэффективным: вместо того чтобы действовать решительно, его руководство лишь исключало поочередно агрессоров из своих рядов (Германию, Италию, Японию, СССР), высказывая свою, такую нам знакомую, "глубокую обеспокоенность". Ситуацию с отсутствием собственных миротворческих сил мировое сообщество решило исправить только с образованием в 1945 г. новой организации — ООН. Но и сейчас мы видим неуверенные шаги Объединенных Наций по поводу глобальной информационной войны России и кибертерроризма, агрессии путинского режима в Крыму и Донбассе. Конечно, исторические аналогии не во всем могут быть подобными или сравнимыми, но в этой ситуации выводы напрашиваются сами. 

Восточноевропейские страны в межвоенный период восстановили свою государственность, накапливали обиды на своих соседей и постепенно становились на рельсы авторитаризма. К 1938–1939 гг. некоторые из них (а именно Венгрия) стали сателлитами Германии и начали использовать свой шанс получить утраченные "исторические" территории. Почти каждое из государств региона в той или иной форме стремилось образовать, например, "Великую Сербию", "Великую Венгрию", "Великую Румынию" и др., что потом в условиях войны дало о себе знать ассимилирующей политикой и этническими чистками. Союзники А.Гитлера часто враждовали между собой, а Берлин выступал арбитром, сохраняя свое влияние в Юго-Восточной Европе.

Скандинавские и балтийские страны пытались максимально придерживаться нейтралитета на случай будущей войны. Но у Москвы и Берлина были свои планы на эти территории. Подписание пакта Риббентропа—Молотова ночью 24 августа 1939 г. создало ситуативный союз, в котором СССР стремился получить новые территории в Восточной Европе, а Германия — использовать природные ресурсы Советского Союза для продолжения своей экспансии и получить военную поддержку в разгроме Польши. 

Между советским и нацистским имперскими проектами важной отличительной особенностью было то, что в СССР экономику определяла политика, а не наоборот, как это было в Германии. Когда советский режим в 1939–1940 гг. приходил на новые территории (в государства Балтии, Западную Украину, Западную Беларусь, Молдову), то первым его шагом для дальнейших социально-экономических преобразований было создание именно политического фундамента (ликвидация многопартийности, политические репрессии). В конце концов, добытые новые территории были впоследствии закреплены Ялтинско-Потсдамской системой международных отношений, свидетелями разрушения которой мы сегодня являемся. 

В противоположность государствам Балтии, Финляндия в противостоянии с СССР оказалась крепким орешком (Зимняя война 1939–1940 гг.). Мобилизовав максимум сил и ресурсов, она получила международную помощь и добровольцев со всего мира. Финский пример еще раз наглядно демонстрирует, что национальная консолидация внутри страны является важным, если не решающим, фактором во время отражения атак соседа-агрессора. И убедительно доказывает, что прежде всего надо рассчитывать на собственные силы, а не сидеть сложа руки, надеясь на помощь иностранных государств (как это делало руководство Чехословакии в 1938 г., имея одну из самых мощных армий в Европе). Борьба за независимость и суверенитет была основной целью как финского военно-политического руководства в лице главнокомандующего маршала Карла Густава Маннергейма, так и финского народа. Финляндия и сейчас остается на границе противостояния Россия—Запад, и в этом контексте совсем не случайно встреча Трампа и Путина в июле с.г. состоялась именно в Хельсинки. 

вторая мировая_4
Польские военнопленные под охраной немецкого солдата

Нападение Германии на Польшу окончательно подтвердило то, что для Гитлера уже не существовало барьеров для получения мировой гегемонии, и в этом ему хорошим подспорьем были дешевая рабочая сила сателлитов Третьего рейха и румынские нефтепродукты, которыми заправлялась военная техника... Почти два года достижению этих целей помогал и СССР. Но заметим, что такое могло произойти только при осторожной позиции Великобритании и Франции. США в период 1939–1941 гг. постепенно отказывались от политики изоляционизма. Неспособность ведущих государств мира решительно подавить попытки развязать новую мировую войну привела к трагическим последствиям. 

Вторая мировая стала временем беспрецедентного насилия с обеих противоборствующих сторон (этнические чистки, массовые изнасилования и убийства гражданского населения, Холокост, принудительные депортации, голод), сотрудничества с оккупантами, т.е. коллаборационизм, — явления, до сих пор вызывающие дискуссии как среди специалистов, так и внутри государств всего мира. Эту войну совершенно по-разному воспринимают и анализируют историки в Великобритании, Германии, Украине и Японии. 

Для британских ученых основное внимание, конечно, приковано к Битве за Британию, участию британских войск в операциях в Северной Африке, операции "Оверлорд", военно-политическому сотрудничеству с США. Отличается даже стиль написания научных работ, который более обобщающий, в отличие от детализированного немецкого. Например, одно из последних академических изданий — Кембриджская история Второй мировой войны (2015 г.) — трехтомное, а немецкое "Германия и Вторая мировая война" — десятитомное! 

вторая мировая_3
Обложки трехтомной Кембриджской истории Второй мировой войны

Отечественные историки, интерпретируя тогдашние события, прежде всего акцентируют внимание на том, что украинские земли стали центром противостояния Германии и ее союзников с СССР. Здесь проходили ключевые военные операции, пострадало больше всего гражданских лиц; Украина понесла едва ли не самые крупные человеческие и материальные потери. С середины 2000-х исследовательский фокус смещается в сторону изучения социальной истории, устной истории, Холокоста. 

В Японии некоторые события японско-китайской войны откровенно замалчивают и не освещают в школьных учебниках (в частности, Нанкинскую резню 1937 г.). Даже сейчас китайско-японские отношения в вопросах прошлого далеки от идеала. Действия Японии в Юго-Восточной Азии в 1940–1945 гг. относительно экономической эксплуатации этих территорий послужили причиной невиданного всплеска местного национализма и понимания того, что японцы в своих замыслах и действиях мало чем отличаются от европейцев. Восстановлению власти бывших метрополий в этом регионе в 1945–1949 гг. активно помогали США. Но колониальные империи как форма господства над другими территориями неизбежно становились анахронизмом и отходили в прошлое. 

Пример противостояния Япония—США показал, что лакмусовой бумажкой наглядного военного могущества государства является наличие такого нового типа техники, как авианосец, который можно назвать настоящей боевой крепостью. И то, что США, поставили на конвейер производство этого типа кораблей, стали залогом успеха в Тихоокеанском театре боевых действий. Для понимания главных тенденций войны историкам часто не хватает использования глобальной перспективы. Ведь украинцы тогдашние события воспринимают преимущественно через призму нацистско-советского противостояния, иногда забывая о роли немецких союзников. Написание глобальной истории Второй мировой войны даст возможность увидеть взаимовлияние событий на разных территориях, тем более что историки в целом пишут о военном, политическом и дипломатическом аспектах войны, не сравнивая их с аспектами социокультурными. 

В массовом сознании Вторая мировая остается прежде всего идеологическим конфликтом, развязанным немецким и советским тоталитарными режимами. Но если взглянуть на проблему шире, то окажется, что это была борьба разных типов империй за свое существование. Конечно, такое обобщение в определенной мере упрощает подход к изучению тогдашних событий, но именно в тот период европейцы искали новые формы управления своими колониями, где формировался и вступал в силу средний класс, получивший западное образование и стремившийся освободиться из-под власти иностранцев. Именно тогда мир империй начал трансформироваться в мир наций, стали распространяться и развиваться глобализм и мировой порядок, который определяли бы несколько государств. 

вторая мировая
А. Гитлер, Г. Геринг и И. Сталин уничтожают Польшу. Карикатура.

Начало сентября — это очередная годовщина не только начала, но и завершения Второй мировой войны, когда человечество начало осознавать, что следующей такой бойни оно может не пережить. Возникла потребность создать институт, который предотвращал бы военные конфликты. Так появилась ООН. Другим, не менее важным фактором международных отношений, стало невиданное усиление влияния СССР в мире, в частности и в Восточной Европе. В свою очередь западные политики и экономисты постепенно переходят к внедрению социально ориентированной капиталистической экономики. Зато США становятся форпостом Запада, окончательно подтвердив свой статус сверхдержавы. Тогдашнее начало реформ в социальной сфере заложило основу современных государств с высоким уровнем благосостояния. Но вместе с тем внедрение метрополиями, нуждавшимися в рабочей силе, единого гражданства для жителей своих колоний со временем привело к массовой миграции выходцев из Африки, Карибского бассейна, Южной и Юго-Восточной Азии в государства Западной Европы. 

Как видим, понимание современных мировых проблем часто коренится в событиях Второй мировой войны. Глорификация победы СССР в ней активизирует массовое распространение мифов о тех временах нынешним российским имперским режимом, который во многом является эклектичным и объединяет в себе достояния и стереотипы прошлого. Например, сейчас активно реанимируются конспирологические теории о заговорах и о том, что страна находится в перманентном состоянии "осажденной крепости". В определенных аспектах, в частности деколонизационном по отношению к странам Африки или Азии, война памяти продолжается до сих пор, и отсутствие взвешенной позиции относительно во многом политизированных тем не содействует урегулированию конфликтных ситуаций. Вопреки важности идеологического фактора в годы Второй мировой, определяющим оставался фактор имперский, когда одни государства хотели расширить свое влияние, другие сохранить его, а подчиненные народы — получить овеянную мечтой и выстраданную независимость. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно