ВПАДАЕМ В ДЕТСТВО. А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

31 августа, 2001, 00:00 Распечатать

С Павлом Горностаем, заместителем председателя Киевской ассоциации психодрамы, я встретилась после публикации в «ЗН» статьи нашего львовского корреспондента под заголовком «Мельпомена в белом халате»...

Павел Горностай с Маршей Карп
Павел Горностай с Маршей Карп

С Павлом Горностаем, заместителем председателя Киевской ассоциации психодрамы, я встретилась после публикации в «ЗН» статьи нашего львовского корреспондента под заголовком «Мельпомена в белом халате». Оказалось, и киевские психодраматисты не бездействуют. Более того, Павел Горностай недавно возглавил работу по созданию Всеукраинской ассоциации и формирует учредительный комитет. Такая необходимость возникла в связи с тем, что в Киеве психодрама с 1996 года изучается по европейским стандартам, а в Украине есть группы, работающие по стандартам московских тренеров. В разных группах свои стилевые особенности, поэтому представители различных проектов хотят теснее общаться друг с другом, делиться опытом практических наработок, учиться друг у друга. Назрела необходимость в проведении совместных тренингов. В перспективе — организация профессионального журнала, посвященного психодраме и другим методам психотерапии. В январе психодраматисты Киева провели I Всеукраинскую конференцию «Психодрама: метод, возможности, перспективы» с участием зарубежных специалистов. Конференция показала: такие встречи и общение необходимы.

В то время, когда я, посещая психодраматические группы, пыталась вникнуть в премудрости процесса, в Киев приехала «королева британской психодрамы», ученица Джекоба Морено (основателя психодрамы) Марша Карп. Благодаря усилиям этой хрупкой и потрясающе красивой женщины классическая психодрама получила признание в Великобритании. В 1974 году Марша Карп основала Холвеллский центр психодрамы, где по сей день проходят подготовку психодраматисты из различных европейских стран.

 

— Психодраме в Украине трудно пробиться к своему потенциальному потребителю (и мы очень благодарны «ЗН» за публикацию на эту тему), — с этих слов начался наш разговор с Павлом Горностаевым. — Есть много людей, нуждающихся в подобной помощи, но они и не слышали о существовании нашей ассоциации, наших терапевтических групп и не знают, как нас найти. У Минздрава к психологии традиционно не очень хорошее отношение. Например, психолог, даже прошедший серьезную многолетнюю школу, не может получить лицензию Минздрава на психотерапию. А врач любой специальности: окулист, кардиолог, проктолог проходит трехмесячный курс психотерапии (в Харькове есть такие курсы) и получает квалификацию психотерапевта, даже если он до этого о психологии ни сном, ни духом не ведал. Как вы думаете, такую тонкую организацию, как человеческая психика, можно постичь за три месяца?

— А какова практика за рубежом?

 

— В Европе, например, в Австрии и еще ряде других стран изданы законы, согласно которым человек с базовым образованием психолога, прошедший психотерапевтическую подготовку, приравнивается к врачу-психотерапевту и имеет право заниматься психотерапевтической практикой. А такой вид психологической помощи, как та же психодрама, в ряде цивилизованных государств включается в медицинскую страховку. В Европе не осталось практически ни одной страны, где не лечили бы методом психодрамы. Мы со своей стороны пытались обращаться в киевские поликлиники к терапевтам, чтобы они направляли к нам пациентов. Увы, эти люди, в лучшем случае имеющие весьма приблизительное представление о психодраме, к сожалению, критически настроены по отношению к ней.

— Тогда давайте проведем небольшой ликбез. Вы познакомите наших читателей с тонкостями психодрамы, и, может, об этом явлении узнают больше.

 

— Согласен. Начнем с классической психодрамы, или психодраматической ролевой игры. Строится она на игровом моделировании жизненных ситуаций, жизненных историй самих пациентов (вне клиники их называют «клиентами»). Эта игра может быть ориентирована на протагониста (протагонист — тот, чья жизненная ситуация в данный момент разыгрывается), на тему (выделяется проблема, общая для группы) или ориентирована на группу.

В игре, ориентированной на личность, мы работаем с теми проблемами, которые для человека в данный момент актуальны: возможно, он хочет разобраться в себе, что-то изменить, избавиться от определенных комплексов, научиться реализовывать скрытый потенциал, выпустить на свободу подавляемые эмоции и т. д.

При ориентировании на тему собираются люди, которых волнуют общие проблемы. Например, тема «Я у себя одна» — для женской группы. Как это ни парадоксально, большинство людей не только не любят себя, но часто вредят сами себе больше, чем все окружающие вместе взятые. Этим людям нужно помочь принять себя такими, какие они есть, полюбить себя и в результате помочь себе. То есть убедить в том, что «я у себя одна», а люди станут больше любить тебя тогда, когда ты сама будешь себя любить (я примитивно-схематически объясняю).

Есть группа «Мои планы на будущее» — для людей, не умеющих реализовывать свой потенциал, не знающих своего призвания. Мы учим их соизмерять способности со своими возможностями и планами, помогаем открывать в себе скрытые резервы. Возможна тема «Разочарование в любви». Участие в такой группе поможет клиенту пережить трудный период и предотвратит развитие негативных последствий, в том числе и психосоматических болезней. Или «Мои отношения со взрослыми детьми»: немногие умеют строить их так, чтобы сохранить баланс теплых и близких отношений и право каждого на личную независимость.

Следующая разновидность психодрамы — социодрама — ориентирована не на личность, а на взаимоотношения в коллективе и различных социумах. Речь идет об иерархии ролей, статусов, рангов. Социодрама не собирает в группу различных людей, а работает с реально существующими в социуме коллективами. С ее помощью можно оптимизировать отношения в реальном коллективе (на Западе руководители, которые видят, что в коллективе есть проблемы, специально приглашают психолога для их решения). В социодраме, на мой взгляд, следует обращать особое внимание на работников, получающих в социуме самые низкие статусные оценки, дабы понять их самооценку и помочь реализоваться.

Следующий вид психодрамы — психодраматический театр, где за основу берутся не реальные жизненные ситуации, а драматические произведения, но задача ставится не культурологического свойства, а психотерапевтическая. В процессе игры участники, импровизируя, могут полностью отойти от первоначального сюжета и текста, зато вплотную приблизиться к своим проблемам и решить их.

Психодраматический театр — более щадящий вид психодрамы. Здесь работа строится на ассоциациях между драматическим произведением и реальной жизненной ситуацией, кроме того, существует меньшая опасность обнажения глубинных личностных особенностей — клиент всегда может «спрятаться» за роль, если не желает открыться. Такой метод незаменим в работе с психически неуравновешенными людьми. Такова классическая психодраматическая игра: она более раскованна, имеет больше возможностей для глубинных изменений. Она менее щадяща, но более эффективна — своеобразное хирургическое вмешательство.

— Наверное, многое зависит и от каждого конкретного человека. Одни способны обнажить душу перед посторонними, других это шокирует...

 

— Да, нередко люди должны переступить через множество барьеров, преодолеть самих себя, прежде чем решиться прийти в группу. Они думают: «Боже, как рассказать о том, о чем никому в жизни не говорил?» Мы сразу предупреждаем: необязательно выворачивать себя наизнанку, никто никого ни к чему не принуждает, пусть каждый рассказывает лишь то, что хочет и может. В группе создается такая атмосфера доброжелательности и безопасности, что через несколько сеансов даже самые робкие решаются рассказать о своих проблемах.

Еще один жанр психодрамы — театр «плэй бэк» (с англ. «игра назад»). Он существует, в частности, в Венгрии. Есть специальное помещение и группа актеров, владеющих основами психодрамы, либо психодраматистов с актерскими данными. Клиент покупает билет и заявляет свою тему, рассказывая личную историю. Актеры эту историю проигрывают мимическими и пластическими средствами. Таким образом клиент смотрит на себя и свою ситуацию со стороны. Со стороны действительно виднее: человек начинает понимать причины происходящего, видит свои ошибки и пути их исправления.

Элементы театра «плэй бэк» мы используем в классической психодраме, когда члены группы проигрывают протагонисту его ситуацию, а он видит ее со стороны. Это, конечно, удается только тогда, когда группа уже достаточно раскованна и готова к самовыражению, что отчасти компенсирует отсутствие актерских способностей ее участников. Кстати, одна из целей нашей работы — повысить у человека способность к самовыражению.

Следующий жанр психодрамы — библиодрама: в качестве литературной основы для игры здесь берутся сюжеты из Библии. Библия, как и религия в целом, несет большой нравственный заряд. И после игры, основанной на библейских сюжетах, происходит колоссальный нравственный подъем.

— Понятно, что для верующего человека библейские сюжеты святы и на него они имеют огромное влияние. А для неверующего?

 

— Если относится к Библии как к литературному памятнику, памятнику культуры, имеющему богатейший нравственный опыт, то и на неверующего библиодрама оказывает колоссальный эффект. Близка к библиодраме и сказкодрама, когда разыгрывается сказочный сюжет — одно из самых любимых в группе занятий. Причем состав группы не имеет значения: одна роль может быть сыграна несколькими людьми и наоборот.

— Простите, но нет ли у вас ощущения, что сказкодрамы волей-неволей впадают в детство?

 

— В какой-то мере да — у участников тренинга раскрывается «внутренний ребенок» (пользуясь терминологией Эрика Берна). И это хорошо. Поскольку нередко источником многих проблем становится именно зажатость «внутреннего ребенка», что не дает человеку возможности проявлять себя в жизни сполна. «Ребенок» — это спонтанность, непосредственность. У людей с комплексами, как правило, они заблокированы (от неуверенности в себе). Им нужны эмоциональные всплески.

— А если, скажем, руководитель большого предприятия после вашей игры, придя утром на совещание, начнет «выпускать эмоции»?

 

— Нормальный, здоровый человек этого делать не станет. Зато в ситуации, когда надо поиграть с ребенком, — пожалуйста.

После наших занятий человек начинает вести себя как ребенок там, где нужно. Это позитивно сказывается на здоровье — не только на психическом, но и соматическом. Когда эмоциональная сфера оздоравливается, улучшается самочувствие, более результативным становится общение.

— В театре «короля играет свита». У вас тоже так?

 

— Порой происходят удивительные совпадения. Однажды у участника, игравшего короля, упала корона. Когда потом шло обсуждение игры, оказалось, что у него в настоящий момент и в жизни «корона падает».

Группа в какой-то мере сразу чувствует человека и соответственно себя ведет. Роли каждый выбирает сам, и ее выбор — уже и есть самооценка личности. Иногда выбирают роль по принципу компенсации того, чего в жизни не хватает.

— Если человек и в игре убеждается, что он все-таки не «король», а может, это... его последний шанс...

 

— Значит, ему нужно объяснить, что его призвание в другом. Если человек, на языке психологии, «фрустрирован», нужна дополнительная игра на его тему, что мешает ему реализовать себя, найти ресурсы, которые он сам не смог найти, чтобы выйти из тупиковой ситуации...

— А если этих ресурсов нет?

 

— Такого практически не бывает. Психика очень богата, гибка, и на самом деле данных ресурсов гораздо больше, чем нам кажется. В моей практике не было случая, чтобы ситуация оказалась совершенно безысходной. Цель игры — познание себя. Если человек всю жизнь убеждался в том, что он «не король», для него отрицательный результат игры не несет ничего фатального. Наоборот, бывает для человека избавление от беспочвенных надежд — уже облегчение, поскольку он устал стремиться соответствовать тому, чему не соответствует, жить не своей жизнью. Просто нужно помочь ему найти свое место в мире.

Существует также психодрама сновидений. Как правило, сновидения — не просто случайные образы, а символический язык, на котором наше бессознательное беседует с нашим сознанием. Конечно, не любое сновидение заслуживает психодраматической постановки. Есть сновидения как сгусток впечатлений дня, так называемые дневные остатки. Встречаются люди, страдающие регулярно повторяющимися сновидениями, которые их тревожат, после чего не могут прийти в себя, теряют работоспособность, боятся засыпать. Каждый такой случай требует индивидуального подхода. Самый простой вариант — если в сновидении присутствует пугающий образ. Тогда этот образ кем-то играется, и протагонисту предлагается вступить с ним во взаимодействие, которое строится уже не по законам сновидения, а по законам психодрамы. Как бы человек ни был напуган, ощущая поддержку группы, он в конце концов вступает с «образом» в противоборство и побеждает его. Часто в процессе игры к нему приходит понимание истоков своего страха. В конце концов, сны прекращаются. Если выясняется, что у человека в жизни была проблема, травма, которая как бы вытеснена из его сознания, но является источником сновидения, тогда нужно работать с этой проблемой.

— В одной статье мы, конечно, не можем объять необъятное и рассказать о психодраме все. Поэтому давайте остановимся, скажем, на основных психодраматических техниках.

 

— Очень эффективной считаю технику «шаг в будущее», когда проигрывается не реальная ситуация, а предстоящая, вызывающая у человека волнение (своего рода репетиция события). «Шаг» помогает найти правильную линию поведения, устранить причины беспокойства. Порой человек понимает, что от предстоящего события лучше вообще отказаться (оно не пойдет ему на пользу) либо перенести время или место действия.

Арт-терапия — еще один хороший прием. В процессе рисования становится особо актуальной тема человека, заостряется его видение себя (причем владение техникой рисования не играет никакой роли). Например, человек подробно рисует черты лица, волосы, руки, даже ногти и совершенно не изображает нижнюю часть: скорее всего, он страдает отрицанием всего, что связано с телесностью. Такой человек не ласкает своего ребенка (если он у него есть) и, по всей видимости, испытывает проблемы в личной жизни. В процессе работы с ним выясняется, что и его родители были скупы на ласки — то есть в семье какие-то вещи были неоправданно табуированы.

Я часто предлагаю нарисовать две маски: «каким бы я хотел быть» и «каким бы я не хотел быть». Человек часто об этом не задумывается. И вдруг выясняется, что он, к примеру, боится показаться агрессивным, а на самом деле его никто и никогда агрессивным не видел. Не потому, что в его природе нет агрессивности, а потому, что он ее все время подавлял. А все подавляемое ведет к проблемам со здоровьем. Значит, нужно помочь человеку эту «задавленную» агрессию хотя бы в психодраматической игре и научить проявлять ее в жизни.

— Каким образом?

 

— Скажем, пойти на стадион и покричать там во время матча. Заняться спортом. Еще одна психодраматическая техника: корректировка неэффективного жизненного сценария человека.

— Психологи говорят: жизненный сценарий формируется зачастую на основании детских впечатлений и опыта.

 

— Туда входят и родительские наставления в том числе. Можно проиграть какие-то ситуации из детства иначе, то есть получить другой опыт, который тоже остается. Техника «пустого стула» дает возможность протагонисту, вообразив на этом стуле человека, сказать ему то, что он никогда не мог бы сказать в жизни. Возможно, этого человека уже нет среди живущих, а несказанные слова стали невыносимым грузом. Затем происходит обмен ролями: протагонист садится на стул и беседует с собой от имени этого человека. Ведь из роли другого можно многое понять о себе...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно