Влияние и обаяние единого участника

28 августа, 2009, 13:28 Распечатать

Когда у нас 1 сентября? В смысле — когда в школу пойдут? По календарю, естественно, во вторник. Но это вовсе не означает, что в этот день все дети сядут за парты...

Когда у нас 1 сентября? В смысле — когда в школу пойдут? По календарю, естественно, во вторник. Но это вовсе не означает, что в этот день все дети сядут за парты. Всемирная организация здравоохранения считает, что начало учебного года нужно перенести. И чем дальше, тем лучше. Как известно, ВОЗ продолжает разработку программы противодействия распространению нового вируса гриппа A/H1N1. Эксперты утверждают, что, согласно одному из ее пунктов, все школы во всех странах мира не должны приступать к занятиям до тех пор, пока эпидситуация не стабилизируется. (Сидело ж многомиллионное Мехико взаперти возле телевизоров, посидят и остальные.) На тот момент, когда возникла эта идея, было зарегистрировано около 700 летальных случаев. По всей видимости, до стабилизации очень далеко — в середине августа жертв гриппа уже было в три раза больше.

Лето так баловало нас своим теплом, изобилием цветов и витаминов, что мы и думать забыли о том, что тревожило нас совсем недавно. Всего четыре месяца прошло с тех пор, как в нашу жизнь ворвался новый вирус, который сохранился в файлах памяти как свиной грипп, хотя ему потом присвоили нейтральное название — А/H1N1. Вначале мы еще следили за сводками, где и сколько людей заболело, ужасались количеству жертв, тревожились по поводу надвигающейся пандемии. Летние каникулы и отпуска направили мысли совершенно в другую сторону: какой грипп, когда вокруг солнце и море? Подумать о том, что вместе с холодами придут и сезонные болезни, а вместе с ними А/H1N1, заставляет Министерство здравоохранения, которое предупреждает, что в Украине вот-вот может начаться эпидемия. По словам специалистов Украинского центра гриппа и респираторных инфек­ций, это может произойти на гребне лета и осени, когда многократно усиливается миграция — люди возвращаются из отпусков, съезжаются школьники и студенты, большие города быстро превращаются в «муравейники». Несомненно, прилетят туристы и студенты и из тех стран, где вспышки гриппа были массовыми. Медики считают, что вероятность попадания вируса на нашу территорию весьма высока. Вскоре мы сможем проверить эту гипотезу — вместе с осенними дождями придут простуды и ОРЗ. А может быть, и новый грипп.

За то, что нас предупреждают об опасности, — большое спасибо. Хотелось бы еще узнать, готова ли наша система здравоохранения противостоять вспышкам гриппа — как сезонного, так и того, что появился в неурочное для гриппа время — в апреле. Ин­терес этот подогревается несколь­кими фактами. Во-первых, четыре месяца подряд нам регулярно сообщают о вспышках А/H1N1, ведут мартиролог жертв, число которых растет изо дня в день. Нас всех уже убедили, что опасность существует и нужно быть начеку. Во-вторых, т-а-ак убедили, что даже президент и правительство выступили единым фронтом — оперативно выделили 50 млн. гривен на борьбу со свиным гриппом. Это произошло действительно быстро — вирус к тому моменту даже не успел поменять свое название.

В-третьих, апрельская атака вируса заставила раскошелиться многих. На противоэпидемические и профилактические меры Евросоюз выделил 1 млрд. евро. Мексика, которая первой попала под удар, должна получить
200 млн. долл. от Всемирного банка и 3 млрд. долл. от Межаме­риканского банка развития. США выделили 1,5 млрд. долл., Бразилия — 66,5 млн. долл. На этом фоне украинские 50 млн. грн. выглядят, конечно, скромно, но в кризисное время для нашего бюджета и это немалая сумма. Результат будет зависеть от того, кто и как этими деньгами будет распоряжаться.

Кто — известно. Конечно же, Министерство здравоохранения Украины. Как — неизвестно. Хотя догадаться не трудно, исходя из опыта проведения противоэпидемических мероприятий вообще и борьбы с птичьим гриппом в частности. Очевидно, в министерстве в рабочее время исповедуют ту истину, что молчание — золото, поэтому, вопреки обещаниям, на вопросы журналистов официально ответов не дают. Есть что скрывать от встревоженной общественности? Или действительно не нашлось свободной минутки, потому что МЗ имеет планов — громадье?!

Хотелось бы, чтобы энтузиазм борьбы с заокеанским гриппом не закончился на стадии выбивания денег — он еще понадобится, чтобы реализовать все намеченное. Как известно, планы, утвержденные Кабмином и МЗ в апреле, предусматривают много различных мероприятий, которые должны защитить население от эпидемии или даже пандемии свиного гриппа. В частности, предусмотрено провести инвентаризацию и создать нацио­нальный и региональный запасы материальных ресурсов на случай пандемии — имеются в виду антивирусные препараты, средства индивидуальной защиты, оборудование, дезсредства, диагностические и расходные материалы для проведения лабораторных исследований.

Профилактика, как известно, у нас сводится к прививкам. Заместитель министра здравоохранения В.Бидный утверждает, что МЗ не собирается покупать зарубежную вакцину против гриппа А/H1N1 — деньги на это не предусмотрены. Но в то же время подчеркнул, что разрабатывается программа профилактики против этого вируса. Он также сообщил, что Украина получила от ВОЗ гуманитарную помощь, но не стал уточнять какую именно. Что касается других материальных ресурсов, в частности, антивирусных препаратов, тест-систем, диагностикумов и лабораторного оборудования, — здесь тоже все закодировано.

Не прошло и недели после первого сообщения о новом вирусе, а в Киеве уже состоялась пресс-конференция, на которой представители одной из общественных организаций громогласно объявили, что в Украине «начинается выпуск лекарств против свиного гриппа». Новость состояла в том, что один из многочисленных благотворительных фондов приобрел технологию производства генерика, который будет производиться предположительно в Харькове. Этим «антивирусным щитом» отечественного производства собираются защищать население не только Украины, но и соседних стран. Зная наши «традиции», легко угадать, откуда ветер и почему он подул накануне майских празд­ников. За чьи средства планируют производить чудо-лекарство? А закупать? Неуместный вопрос конечно, когда речь идет не больше и не меньше чем об «антивирусном щите». Наверное, это случайное совпадение, что новость торжественно преподнесли общественности буквально на следующий день после решения Кабмина о выделении бюджетных денег на борьбу со свиным гриппом. И, наверное, никакой роли не играет тот факт, что все (!) госзакупки в рамках борьбы со свиным гриппом «совершаются Министерством здравоохранения по процедуре закупок у единого участника».

Сведущие люди обратили внимание не столько на «щит», сколько на заявление благотворительного фонда о том, что уже получена лицензия на производство нового лекарства. Даже новый вирус гриппа имеет значительно меньшую скорость распространения, чем «спасатели» от него — по словам специалистов, на получение лицензии у нас нужно потратить минимум год. Опять же Минздрав ни подтвердил, ни опроверг информацию о предстоящем выпуске чудо-препарата. Его чиновников, говорят, на пресс-конференцию не приглашали, поэтому узнать официальное мнение о сенсации никому не удалось. Неизвестно когда, где и на ком собираются испытывать наш «щит», если хотят успеть до эпидемии. И собираются ли вообще?!

Апрельское распоряжение Кабмина №446-р обязало МЗ и Академию медицинских наук Украины в кратчайшие сроки — до 20 мая — разработать и утвердить стратегию обеспечения антивирусными препаратами, критерии их применения в период угрозы эпидемии и пандемии. Отдельным пунктом стоит требование разработать протокол и алгоритм ведения и лечения больного свиным гриппом, а также стандартное определение случая заболевания и предоставления экстренной медицинской помощи.

Похоже, сроки брались с потолка — ведь со дня подписания распоряжения Кабмина (28 апреля), из-за праздников и переносов рабочих дней, почти две недели некогда было свободно вздохнуть, не то что стратегии и протоколы писать. Но нам ведь не занимать опыта проводить тендеры за одну ночь и подписывать документы задним числом, так что с этим мы легко справились. Объявление на сайте МЗ появилось накануне празд­ника, сроку на подготовку предложений дали всего один день, очевидно, чтобы «чужие» зря не беспокоились. Как справимся с эпидемией — пока трудно сказать. Алгоритм ведения, лечения больного и оказания экстренной помощи все же требует не только бумажной работы, но и материального обеспечения.

Во всем мире лечение начинается с диагностики. Но только не у нас. О том, насколько плачевно состояние лабораторно-диагностической службы, еженедельник «ЗН» писал неоднократно. Если банальный анализ крови на гемоглобин или сахар дает совершенно неадекватные результы в половине случаев, то о какой точности диагноза можно говорить? И это в больших городах, а что творится в провинциальных городках и райцентрах? Вы, наверное, замечали, когда сообщают о новых случаях заболевания вирусом А/H1N1, каждый раз подчеркивают — лабораторно подтвержденные случаи. В Украине, как известно, тоже был зафиксирован один случай нового гриппа. По международным правилам, результаты исследования национальной лаборатории должна также подтвердить зарубежная (как известно, мы прикреплены к Лондону). Экзамен на выявление единичного случая, слава богу, мы сдали. А что будет осенью, когда налетят сезонные простуды, ОРВИ, среди которых может затесаться и А/H1N1? Справится ли наша санитарно-эпидемическая и лабораторная службы?

По данным Минздрава, лабораторная диагностика гриппа и ОРВИ проводится вирусологическими лабораториями санэпидемстанций. Всего же в системе государственного санэпиднадзора функционирует 38 вирусологических лабораторий. Чем они оснащены — отдельный вопрос, на который чиновники не отвечают, потому что считают его провокационным. По официальным данным, сегодня проводится доукомплектование современным лабораторным оборудованием, лаборатории своевременно обеспечиваются диагностическими препаратами, клеточными культурами и другими реагентами, которые необходимы для эффективной изоляции и определения типов вирусов. Судя по документам, только лаборатория вирусологии и СПИДа имеет возможность выявлять вирус гриппа А/H1N1 методом полимеразной цепной реакции (ПЦР). А остальные? Очевидно, обходятся более простыми и несовершенными методами исследований. Хочется надеяться, что после выделения 50 млн. гривен из резервного фонда ситуация изменится к лучшему.

ВОЗ рекомендует диагностировать новый грипп методом ПЦР в реальном времени. В распоряжении №446-р четко указано, что вирусологические лаборатории будут обеспечиваться оборудованием, диагностикумами, диагностическими тест-системами, сыворотками, дезсредствами и т.д. Деньги выделены, осталось только реализовать намеченное. Оборудование для про­ведения молекулярной диагностики методом ПЦР-исследований в реальном времени запланировано закупить для 15 вирусологических лабораторий. Обой­дется это бюджету недешево — только тест-системы для ПЦР стоят около 2 млн. гривен. Но поскольку такое оборудование используется также и для диагностики других заболеваний, расходы вполне оправданы.

Определенную тревогу специалистов вызывало решение о закупках «у единого участника», но была надежда, что рабочая комиссия, куда входят 25 чиновников и специалистов МЗ и других ведомств, будет принимать взвешенное решение по каждой позиции. Внимательное изучение главного для данной ситуации документа — «Технические задания закупки товаров» — у многих специалистов вызвало неудомение, переходящее в возмущение. В кулуарах министерства стали активно обсуждать, какие требования и под какого конкретного поставщика выписывались. По некоторым позициям это сразу было видно, как на ладони, но кое-где пришлось поломать голову. Тем не менее опытные специалисты вычислили, что, например, для прибора ПЦР-диагностики заданы параметры, которым отвечает только один аппарат — термоциклер iQ5 фирмы BioRad (США). Почему это вызвало так много споров? Во-первых, в «Технических заданиях» почему-то были указаны тест-системы для выявления сезонного гриппа, а не свиного, на что, собственно, выделялись бюджетные деньги. Во-вторых, наши источники в МЗ и в рабочей группе сообщают, что тендер должна выиграть именно американская фирма. Так получилось, что никто другой не имеет ни единого шанса. Не зря же добивались права закупки у единого поставщика!

По большому счету, пациентам абсолютно все равно — у какой фирмы и по какой цене минздрав закупает лекарства, тест-системы и оборудование для лабораторий. Но если в стационаре нет необходимого лекарства или не помогает то, которое выдают, есть возможность пойти в аптеку и приобрести то, что лечит. С диагностикой все гораздо сложнее. Можно даже сказать — безнадежнее. Пациент не в курсе, на каком оборудовании и с помощью каких тест-систем определяют — болен он или здоров, и можно ли безоговорочно доверять результатам. Находясь в стационаре, повлиять на этот процесс он никак не может. Выход один — поручать закупки для системы здравоохранения тем специалистам, которые действительно в этом компетентны.

Специалисты знают, что на рынке лидируют несколько производителей реагентов для диагностики сезонного гриппа А: три американские фирмы, германская и российская. Боль­шинство из них не производят наборы для диагностики гриппа А/H1N1, которые применялись бы в практическом здравоохранении, поскольку они ориентированы на научные исследования. Что касается фаворитки торгов, то эксперты утверждают, что она ни-ког-да не была ни разработчиком, ни производителем тест-систем для ПЦР-диагностики вируса гриппа вообще и А/H1N1 в частности. Более того, они впервые слышат о применении ПЦР-систем данного производителя в практическом здравоохранении. С какими же тест-системами будет работать у нас ее термоциклер? Что-нибудь, конечно, придумать можно, но кто будет гарантировать, что полученные результаты дос­товерны?! А ведь именно на основании лабораторных исследований больному ставится диагноз, назначается курс лечения. Необходимые наборы производит другая американская фирма — Roche. Она, кстати, имеет лицензию на производство тест-систем именно для практического здравоохранения. Может, на это и рассчитывали, планируя торги? Говорят, что чиновники весьма удивились, узнав, что действие лицензии не распространяется ни на Украину, ни на другие страны СНГ.

Странный, однако, синдром проявляется в Минздраве в предэпидемический период— как будто мало было незарегистрированной вакцины против кори и краснухи. Даже не верится, что предпочтение могут отдать незарегистрированным тест-системам. Ладно бы, поддержали отечественного производителя, который второпях не успел подготовить документы. Когда в Мексике циркулировал свиной грипп, в нашей прессе циркулировала информация, что вскоре появятся тест-системы против нового вируса, которые при поддержке АМН разрабатывает известная украинская фирма, позиционирующая себя как крупнейший производитель диагностикумов в Европе. Пресс-служба сообщала, что новый продукт будет готов буквально к концу мая, первые промышленные серии пройдут внешнюю оценку в референс-лабораториях ВОЗ. Не сложилось, хотя академики остались при своем мнении — наша страна вполне может разрабатывать и производить диагностикумы мирового уровня.

Но пока мы собираемся с потенциалом, США успели предоставить благотворительную помощь — подарили лабораторное оборудование. В прессе вместе с хвалебными отзывами появилась информация, что именно в США есть те производители, которые уже выпускают комплекты реагентов, необходимые для диагностирования вируса А/Н1N1. Сотрудники лаборатории уже прошли стажировку, готовы к работе на новом оборудовании и с новыми диагностикумами.

Официальный документ, выданный департаментом регуляторной политики МЗ, утверждает, что в предыдущие годы были зарегистрированы в установленном законом порядке тест-системы для ПЦР украинского и российского производства. Что касается вируса А/H1N1, то заявку на регистрацию подала только одна фирма из России, которая уже получила разрешение на использование в практическом здравоохранении у себя на родине. Данная тест-система имеет марку СЕ, то есть соответствует европейским требованиям к данному виду диагностической продукции.

И все! Список исчерпан.

А как же был диагностирован первый случай А/H1N1 в Украине? С помощью тест-систем именно российского производителя. А само исследование ПЦР проводится на австралийском оборудовании, которое есть в некоторых наших лабораториях. Кстати, результат исследований, как вы помните, подтвердили и в референс-лаборатории в Лондоне. Что же касается американского оборудования, то, по некоторым данным, тот термоциклер уже снят с производства как устаревший, и менеджеры ломают головы, как побыстрее освободить склады. Конкуренты с завистью говорят о новом, более точном оборудовании, которое пришло на смену данной модели. Понятно, что оборудование американской фирмы на разных рынках имеет разную цену. Но почему именно у нас оно в два раза дороже, чем в соседних странах? Наши источники в МЗ утверждают, что чиновники отлично осведомлены в ценовой политике. Однако это не помешало им выбрать такие тест-системы и оборудование, что каждое исследование обойдется почти в пять раз дороже, чем могло быть.

Эта проблема более серьезная, чем кажется на первый взгляд. Инфекционные заболевания развиваются стремительно, счет идет буквально на часы — успеют врачи распознать болезнь и назначить правильное лечение — пациент выздоровеет. Или нет. Но много ли могут врачи без современных методов лабораторных исследований, без надежных тест-систем? Нередко бывает, что пациента уже выписали, а после этого пришли результаты анализов. Настораживает тот факт, что в соседних странах уже выявлено десятки, сотни случаев заболевания вирусом A/H1N1, а у нас всего один. Действительно ситуация стабильна? Или нечем диагностировать?

Может быть, правы скептики, которые изначально утверждали, что внеплановое выделение средств означает только одно — бесконтрольное их использование? Если с защищенными статьями бюджета творят просто-таки космические чудеса, стоит ли ждать рационального использования денег из резервного фонда?

Мнения ученых, специалистов и практических врачей в принципе совпадают. Некоторые члены рабочей группы, которая по идее должна защищать нас от эпидемии, откровенно признают, что на заседания не ходят и не намерены ставить подпись под решениями — не желают присутствовать просто для галочки. Врачи-инфекционисты вновь напоминают о плачевном состоянии инфекционных больниц и отделений — они надеялись, что толика денег дойдет и до них. Вирусологи тоже просят на бедность. И тоже безуспешно. Те, кто всерьез занимается лабораторной диагностикой, вообще в ужасе от происходящего, они наивно полагали, что угроза пандемии заставит чиновников отнестись к проблеме если не по-государственному, то хотя бы профессионально, не поддаваясь влиянию и обаянию «единого участника».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно