В КОРОЛЕВСТВЕ ШВЕЦИИ РОЖАЮТ ПО-КОРОЛЕВСКИ

6 октября, 1995, 00:00 Распечатать

Каждая женщина мечтает родить здорового ребенка. Это неоспоримо, как, впрочем, и то, что в обыденном сознании прекрасной половины населения нашей страны роддом ассоциируется с девятью кругами ада...

Каждая женщина мечтает родить здорового ребенка. Это неоспоримо, как, впрочем, и то, что в обыденном сознании прекрасной половины населения нашей страны роддом ассоциируется с девятью кругами ада.

Вспоминаю случай, который рассказывала одна моя знакомая. Ей пришлось рожать своего первого ребенка не в присутствии мужа, как это принято в Швеции и других западных странах, а... сантехника. Ибо в этот ответственный момент, когда женщина лежала на столе и вот-вот должна была явить миру новую жизнь, в родильной палате прорвало трубу отопления.

Как оказалось позже, вариант «роженица-сантехник» стал уже довольно характерным для наших роддомов, ибо через несколько дней я услышала похожую интерпретацию сюжета двух других женщин, которые удивлялись сходству пикантных ситуаций, рассказывали в подробностях о процессе рождения своих чад.

Впрочем, мы немножко отвлеклись от темы, поскольку дальше речь пойдет о том, как, оказывается, можно рожать в хороших условиях, жить в палатах, которые больше напоминают модернизированные квартиры, причем вместе с мужем, новорожденным и старшими детьми. И чувствовать себя просто королевой, к ногам которой готов «упасть» целый штат медперсонала, и даже (о, ужас!) бесплатно.

И все это - в той же далекой Швеции, которая, казалось бы, совсем недавно воплотила идею социализма и живет нынче лучше других.

Итак, не в тридевятом царстве, а в окрестностях Стокгольма, в королевском государстве Швеция, в живописной местности с лесами и холмами, стоит... госпиталь Гуддинг. И избушкой его, как в сказке, не назовешь, поскольку площадь он занимает воистину огромную.

Если представить себе на минутку Стокгольм, который расположен на 14 островах, то один из островов, где стоит именно старый город - Гамла Стан, - по своим размерам - как раз с территорию Гуддинга. Огромный полис, со множеством корпусов, подземными стоянками и супермаркетами - это больница.

Миновав прозрачные раздвижные двери центрального входа, вы попадаете в огромный (как зал ожидания аэропорта Борисполь), светлый холл. Вы волнуетесь: ваш близкий человек попал в больницу. Или наоборот - вам нужна информация о медперсонале и отделениях. И вариант с тетей Маней, которая в наших роддомах сидит на пропускнике и жадным взглядом провожает кульки с передачей для больных (или требует «на чай», но «зеленый»), здесь не существует.

В углу вестибюля стоит главный контролер больницы - компьютер. В отличие от некоторых представителей человеческого рода, он добрый и любезный. По вашему желанию компьютер выдает всю необходимую информацию о состоянии здоровья больного, справочные данные о персонале, а также карту-распечатку планировки больничного комплекса и кратчайшего маршрута в нужное вам место. И тогда вы беспрепятственно проходите внутрь больницы к лифтам, и никто вас не останавливает: пропускника попросту нет.

Первое, на чем себя ловишь после нескольких минут «путешествия» больницей: где же здесь врачи (?), поскольку и на первом, и на втором поворотах коридоров, и даже на третьем этаже в операционных палатах белых халатов не встречается. И сами вы идете в чем пришли, с опаской проходя мимо медоборудования (как бы ваши нешведские микробы не заразили пациентов!).

Ответ простой. Вопрос выбора рабочей одежды шведским медперсоналом решается очень демократично - каждый ходит в том, в чем удобно. А белые халаты считаются чуть ли не «пещерными пережитками» и вообще - явлением антисанитарным.

Открывая двери родильного отсека (если вам это разрешат сами «хозяева»), вы попадаете в мир радости и счастья, в мир, где полноправно правит только один человек и все ему поклоняются - новорожденный.

В роддоме больницы Гуддинг ежегодно принимают около 4 тысяч родов. Цифра, согласитесь, небольшая. Может быть, это связано с тем, что Швеция малонаселенная страна (в ней проживает около 9 миллионов населения). Может, с тем, что женщины здесь выходят замуж поздно, в основном - после тридцати, когда сделана карьера. И решение иметь ребенка для них порой бывает уже проблемным. А может, свое влияние оказывают многочисленные аборты, которые считаются явлением нормальным, но не всегда соизмеримым со здоровьем. Ясно одно: что-то в королевстве с рождаемостью туго, ибо проблема усыновления детишек из-за рубежа для Швеции выходит сегодня на первый план.

Но если уж женщина рожает, то рожает она действительно по-королевски.

Молодая мать имеет право выбирать, где именно она приведет на свет малыша: в так называемом «семейном отделении» или же в «легком роддоме». Многое зависит от того, сможет ли муж присутствовать при родах, а потом, не опасаясь потерять работу, жить с женой и ребенком несколько дней в отделении. Если такой возможности у папы нет (или папа попросту отсутствует), вариант «легкого роддома» - вне конкуренции, ибо там и персонала побольше, который присмотрит за роженицей, и нянечек, которые помогут с малышом.

Каждая семья имеет свой отдельный бокс, который представляет собой небольшую уютную квартиру. Кроме спальни, где установлены телевизор и телефон, есть комнаты для старших детей, здесь также имеется кухня со столовой и ванная комната с туалетом.

Наружная дверь в такой бокс обычно закрыта, и даже медперсонал не имеет права входить сюда без разрешения его обитателей. Как правило, семья сама при необходимости вызывает звонком врача или медсестру.

Каждая семья по-своему готовится к празднику появления на свет малыша. Входные двери оклеены красочными поздравительными открытками, а некоторые - даже фотографиями маленьких розовеньких человечков, так похожих друг на друга.

Молодые папы также как будто вышли из одного «детсадика». Лучший эликсир молодости для мужчин, которые (как мы, женщины, свято помним) и так «большие дети», на время омолаживает их почти что до уровня новорожденного чада, что значительно упрощает процесс родительского общения с ребенком.

И если маленькие девочки любят купать своих пупсиков, то такой куклой для папы становится его малыш, которого он с восторгом «оттирает» в ванной комнате (как будто тот только что играл на детской площадке). Еще неумело (наверное, жалея об отсутствии третьей руки) уже «чистого» ребенка папы учатся пеленать.

В то же время в соседней столовой молодая мама готовит отцу-герою завтрак.

Присутствие отца с первых секунд жизни ребенка в больнице (ведь некоторые папы даже самостоятельно, под присмотром врача принимают у жены роды) считается очень важным. В дальнейшем он будет лучше чувствовать своего малыша, понимать жену и те проблемы, с которыми ей иногда приходится сталкиваться. По крайней мере, тот восторг в глазах, который встречаешь у здешних отцов, мало известен нашим, которые получают, так сказать, «все готовое», завернутое в пеленки, откуда торчит только носик, и орущее. Может, поэтому у них семьи «в моде» и разводов мало?

Старшие братики, сестрички тоже чувствуют в роддоме весьма уютно. Устав играться с новой большой крикливой «куклой» (и рискуя составить «конкуренцию» отцу), они возвращаются к своим привычным слоникам, машинкам, конструкторам, с которыми возникает значительно меньше проблем.

В родильном отделении не существует больничного режима кормления детей и утомительного ожидания своего малыша. Он с первых минут своей жизни находится рядом с мамой. И именно она сама решает, когда ребенка нужно кормить.

Закрывая дверь родильного отсека, вы словно чувствуете, что побывали в другом измерении жизни, которая для здешних обитателей проходит совсем в другом ритме.

Но сказка еще не окончена, сказка еще впереди.

Когда сквозь прозрачные стены отделения для недоношенных детей вы увидите «нечто», лежащее в барокамере и активно шевелящее ручками, представление о выживаемости человеческого организма кардинально меняется.

Мать родила девочку на

26 -й неделе беременности. Когда мы ее увидели, ей исполнилось 15 дней. Крошка хорошо набирала вес и на этот момент уже весила 700 граммов. Как говорили врачи, ребенок растет довольно сильный и не нуждается в дополнительном кислороде. Вскоре его должны были переложить в соседнюю колыбель «менее строгого режима», в каких выхаживаются дети до поступления в одно из отделений роддома или выписки домой.

В таких кроватках - матрасы с подогревом, что напоминает малышам материнское тепло. Если в колыбели лежат двойняшки, согревая друг друга своим теплом, им, конечно же, нужно меньше подогрева.

Это далеко не уникальный случай из здешней медицинской практики. Выхаживание недоношенных детей с 25-й недели беременности - явление обычное. Процент «жизни» для 26-недельного малыша составляет примерно 90 из ста.

Все это не означает, что матери изолированы от своих «проблемных» детей. Даже после выписки домой мама (или папа) могут ночевать в отделении для недоношенных вместе со своим ребенком.

К каждом детскому телу прикреплен маленький датчик, фиксирующий малейшее изменение веса и общее состояние организма. Обработанная информация поступает на монитор компьютера, расположенного возле каждой кроватки в комнате. Пока ребенок не набирает веса 900 граммов, он остается в отделении для недоношенных.

Когда уходишь из больницы, становится невероятно грустно. Сказка подходит к концу, и двери сказочного дворца закрываются. Как в тумане, вы вспоминаете маленькие ручонки семисотграммовой девочки, которые говорят о том, что здесь рождается жизнь. Грустно от того, что в совсем других условиях, в больницах со стафилококком и тараканами, впервые смотрят на мир наши дети.

Стокгольм - Киев

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно