Три сапога — пара

19 февраля, 2010, 14:40 Распечатать

Смена власти в нашей стране каждый раз усиливает движение, а точнее — мельтешение чиновников и всех тех, кто имеет хоть какое-то отношение к бюджетным денежным потокам...

Смена власти в нашей стране каждый раз усиливает движение, а точнее — мельтешение чиновников и всех тех, кто имеет хоть какое-то отношение к бюджетным денежным потокам. Сфера здравоохранения весьма показательна в этом плане. Только не надо скептически хмыкать: что, мол, взять с нищей отрасли? Кто знает, где взять, — тот берет. И еще как берет. Пролистайте файлы в памяти — совсем недавно, в конце года, именно здравоохранение получило баснословные суммы на борьбу то ли со свиным гриппом, то ли с карантином, который, в отличие от пандемии, таки был. Впоследствии выяснилось (об этом, кстати, была публикация в «ЗН»), что никто — ни Минздрав, ни Кабмин — так и не взял на себя ответственность, чтобы документально сообщить стране, что у нас действительно эпидемия. А деньги взяли. И кто теперь, при смене власти, вспомнит, куда они делись, или строго спросит с тех, кто их «дел»?

Недавно в очередной раз всплыла тема: кто в доме хозяин — Министерство здравоохранения или Академия медицинских наук? Не в смысле спасения нашего с вами здоровья, а в том плане, кто из них более достоин денежными потоками распоряжаться. Не забудьте, что худо-бедно, но на каждого гражданина Украины из госбюджета ежегодно выделяются деньги, нас, конечно, становится все меньше, но если «подушные» умножить на 45 с хвостиком миллионов, то получится внушительная цифра.

Немало средств наша бедная держава выделяет и на государственные целевые программы, одна из которых касается проблем онкологических больных. Когда пришло время менять власть, о больных напрочь забыли, зато вспомнили о Национальном институте рака, который к тому же занимает солидную территорию в уютном месте столицы. Почувствовав, что хватка министерства несколько ослабла, АМН атаковало Кабмин: верните наше «дитя» в семью! Рассчитали правильно — сейчас самое время правительству, которое и само висит на волоске, решать такой запутанный вопрос. Министр, который два года назад при вступлении в должность утверждал, что двух министерств в стране не будет, отреагировал дипломатично, в стиле Черномырдина, когда невозможно отличить «да» от «нет».

Что характерно, профильный комитет ВР, который всегда запаздывает с реакцией, на сей раз активно подключился к драке. Но, видимо, торопился, потому и приписал себе фразу министра о том, что страна не выдержит двух минздравов. При этом забыли посмотреть архив, где ровно два года назад их коллега по партии озвучивал совершенно противоположную позицию — тогда преданно любили штаб академической науки, передачу института из системы АМН под крыло министерства оценивали как «откровенное рейдерство», а нынешнего директора института объявляли чуть ли не исчадием ада — и специалист он никакой, и работу над программой «Борьба с онкологическими заболеваниями на период до 2016 года» завалил. (И как только он успел это завалить еще в 2007 году?)

Сегодня же для накала страстей оппоненты каждый раз называют АМН общественной организацией. Эффектно смотрятся заявления о том, что бюджетными деньгами по программе «Онкология» будет распоряжаться какая-то общественная организация. Разве можно такое допустить?!

Во время баталий ни одно ведомство, которое взвалило на себя непосильную ношу — охрану здоровья населения, — так и не вспомнило о нуждах того самого населения. Никто не занялся мониторингом ситуации: почему в ХХI веке онкологическое заболевание диагностируется примерно у каждого 270-го жителя планеты, а в Украине этот диагноз имеет каждый 50-й?!

Может быть, потому что некому всерьез этим заниматься? Не только желания нет, не хватает знания ситуации и соответствующей квалификации, а всю проблему рассматривают только через призму бюджетных потоков. Не секрет, что онкология — одна из самых денежных сфер медицины, и финансируется она не только государством, но и самими пациентами — тут отдают последнее. Пребывание института рака в системе Минздрава еще ничего не доказало — как было плохо с диагностикой и лечением, так и осталось. Но если раньше утверждали, что излечиваются 70—75% больных, теперь называют более реальные цифры — 50%. Потому что обращаются люди поздно, да и лечиться им не за что.

Кому станет лучше от того, что в институтских документах снова появится шапка АМН? Вопрос риторический. Или кто-то еще верит в то, что в институт придет большая наука и все изменится? Зайдите на официальный сайт Академии медицинских наук. Уже через пару минут каждый посетитель забудет о проблемах института рака точно так же, как академики забыли о суетности нашего бытия. Подчеркивая свою важность в жизнедеятельности державы и общества, академия напоминает, что «в ноябре 1992 г. Верховная Рада Украины приняла Закон «Основы законодательства Украины об охране здоровья», в 20-ю статью которого было включено следующее: «Высшим научным медицинским учреждением Украины с уставом самоуправляющейся организации и независимой в проведении исследований и разработке направлений научного поиска есть Академия медицинских наук Украины». Независимость поддерживается отдельной строкой в бюджете страны и солидными льготами для тех, кто возглавляет науку. Но при этом совершенно непонятно, почему сайт, созданный за деньги госбюджета, излагает всю информацию не на государственном языке? Даже опытные хакеры не справились с задачей — они тоже не нашли вариант сайта на государственном языке.

Если кто захочет узнать о медицинской науке что-то новенькое, сначала смахните пыль и паутину, а заодно убедитесь, что на календаре не 1 апреля. Иначе, прочитав список светил нашей науки, подумаете, что это розыгрыш. Цитируем оригинал, не изменив ни единой буковки: «Президиум Академии Медицинских Наук Украины. Президент — акад. НАН и АМН Украины О.Ф.Возіанов. Вице-президенты — акад. АМН и чл.-корр. НАН Украины Ю.П.Кукушка. Акад. НАН и АМН Украины Ю.І.Кундієв. Акад. АМН Украины Л.Г.Розенфельд. Главный ученый секретарь — чл .-корр. АМН Украины В.А.Міхньов. Члены Президиума — академик НАН и АМН Украины Є.Г.Гончарук…».

Хотите знать о нынешних академиках больше? Пожалуйста.
«Кукушка Юрий Афанасьевич — Директор института нейрохирургии им. акад.А.П.Ромоданова… Пирог Любомир Антонович — Заведующий кафедры нефрологии КМАПО им. П.Л.Шупикатупика, тупика,шипика,шпика, шулика,шупила,щупика… Шалімов Александр Алексеевич — Почетный директор института хирургии и трансплантології АМН Украины… Гончарук Евгений Игнатович — Ректор Национального медицинского университета им. О.О.Богомольця…».

Не верите? Смотрите http://amnu.gov.ua/ . Еще не то прочитаете.

Как сообщает официальный сайт, «в состав АМН Украины сначала входило 13 научных учреждений. За 15 лет, которые прошли, было создано еще шесть научных учреждений. Кроме того, в 2000 г. постановлением Кабинета министров Украины к подчинению Академии было передано еще 18 научно-исследовательских институтов». Есть в списке и новенький — «Институт медицины РАБОТЫ Академии медицинских наук Украины». Странно, однако, что возглавляет его Ю.Кундиев, которого мы знаем как директора Института медицины труда. (Собственно, ничего удивительного нет в том, что растет количество академических институтов — за это время подросли не только дети, но и внуки академиков, надо же им где-то реализовать свой потенциал.)

В нынешнем году многие академические институты будут отмечать юбилеи. О чем будут говорить? Чем хвастаться? Первый банкет, простите, отчет, перед общественностью уже состоялся. Традиционно вспомнили научные достижения тех, кого уже нет среди нас, пообещали развивать, углублять и улучшать. Попросили денег. Точно по такой же схеме будут проходить и другие юбилеи. Судя по наполнению сайта, научных открытий в последнее десятилетие зафиксировано не было. На оперативные ситуации академия не реагирует — не царское это дело объяснять, чем и как лечить простых людей во время карантина. Новые лечебные корпуса и исследовательские лаборатории? Полтора года руководитель института нейрохирургии (правда, с другой фамилией, чем в президиуме АМН) обещает, что вот-вот вступит в строй радиохирургический комплекс. Уже все сроки прошли, но на сайте АМН об этом ни слова. Или это не новость в академических масштабах? В стране как не было, так и нет банка крови, нет контроля за донорской кровью, без которой не может нормально работать ни одно медучреждение, кому бы оно ни принадлежало — АМН или Минздраву. И те, и другие эту проблему игнорируют, в то время как обещанный Центр крови в Киеве превращается в долгострой, который скоро снесут, чтобы поставить там высотки. Имея научный и лечебно-профилактический потенциал, Украина как кукушка пристраивает своих больных детей в зарубежные страны — у нас пересадку костного мозга так и не делают. А Беларусь спасает не только своих малышей, но и украинских граждан. Правда, наших — за деньги родителей, а своих — за казенный счет.

Это все касается не только АМН, но и Минздрава, и профильного комитета Верховной Рады, который старается вначале угадать, откуда ветер дует, а потом уже выступает, правда, чаще всего вдогонку событиям. Киевляне — и пациенты, и медики — не раз писали заявления, просили комитет повлиять на ситуацию в столице, где ввели незаконные поборы, где из-за длительного недофинансирования медицины наступили необратимые процессы, медучреждения на грани закрытия. Парламентарии же возмутились — что вы пристаете с мелочами, не мешайте работать!

Лучше ли будет больным, если институт рака останется в ведении Минздрава? А если это ведомство присоединит к себе и остальную собственность АМН? Эффективный менеджмент в медицине, как известно, в природе встречается — в основном в развитых странах, а у нас он маячит только в предвыборных обещаниях. За восемь месяцев циркуляции слухов и самого вируса калифорнийского гриппа на планете умерли почти 14 тысяч человек. Из них около тысячи — граждан Украины(!). Вспомните осеннюю панику, шокирующие сводки о невиданной пневмонии, пустые полки аптек и сумасшедший ажиотаж вокруг марлевых повязок. А министр оценил уходящий год как победный — мы все вместе, сказал он, победили страшную пандемию. Мы, наверное, это министерство и его менеджеры. В спокойное от эпидемии время в больницах горят кювезы с младенцами и взрываются баллоны, унося жизни пациентов и медиков. Кстати, в том же Луганске функционирует скандально известный онкологический диспансер, где при прежнем руководстве торговали лекарствами, которые поступали за бюджетный счет, и каждого третьего пациента оперировали и назначали химиотерапию, зная, что там нет онкологии. Есть ли разница для тех людей, какому ведомству принадлежит диспансер — министерству, академии, местной власти?

Кстати, на сайте АМН деликатно умалчивают о суете вокруг института рака. Сайт Минздрава, конечно, отличается от академического в лучшую сторону. Хотя многие министры даже за короткое время пребывания в руководящем кресле успевают подготовить и защитить докторские диссертации, которые «вносят огромный вклад в медицинскую науку», почему-то на сайте наукой никто «не заморачивается». Сколько ни ищи, но так и не узнаешь, какие «приоритеты» сегодня у Минздрава, чем озабочена «коллегия министерства» и «ученый совет».

По оценкам экспертов, в сфере здравоохранения циркулируют от 300 до 500 млрд. гривен казенных и почти сколько же, вынутых из карманов пациентов и их родственников. В последнее время уже не стесняются говорить, что медицина — это бизнес, и весьма прибыльный бизнес. О спасении жизни, врачебном долге и милосердии вспоминают раз в году — в официальном поздравлении ко Дню медика. Пациентов же давно воспринимают исключительно как клиентов — оценивая не состояние здоровья, а платежеспособность. Не все ли равно в таком случае, в чьем ведомстве будет институт рака? Как, впрочем, и все остальные...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно