РАДИОФОБИЯ В КВАДРАТЕ, ИЛИ ПСИХИКА ПОД УДАРОМ МАЛЫХ ДОЗ - Здоровье - zn.ua

РАДИОФОБИЯ В КВАДРАТЕ, ИЛИ ПСИХИКА ПОД УДАРОМ МАЛЫХ ДОЗ

25 января, 2002, 00:00 Распечатать

Если бы вас спросили: «Что лучше — один раз в жизни перенести налет грабителей или быть постоянной жертвой мелких воришек?», вы наверняка предпочли бы первое...

Если бы вас спросили: «Что лучше — один раз в жизни перенести налет грабителей или быть постоянной жертвой мелких воришек?», вы наверняка предпочли бы первое. Ведь сколько бы ни унесли грабители, если это произошло всего один раз, всегда есть возможность восстановить утраченное. А вот постоянные мелкие кражи могут нанести куда более серьезный ущерб. Во-первых, никогда не знаешь, чего придется лишиться на сей раз — может быть, самого дорогого, да и ожидание неприятностей всегда хуже их самих...

Владимир Бебешко
Виталий Корзун
Анатолий Чумак
Владимир Бебешко

Лукавая статистика

Сходный эффект наблюдается и при воздействии на организм различных доз ионизирующего излучения. О губительности для человека постоянно действующих малых доз радиации я слышала еще в детстве — от своей мамы-физиолога. Меня интересовало, за какую такую «вредность» ей выдают на работе молоко. Мама пояснила, что работает с радиоактивными изотопами, а это очень опасно. Ведь даже после серьезной атомной катастрофы, как, например, происшедшей в Японии, у человека есть шанс восстановить здоровье. Постоянное же воздействие малых доз влияет на все жизненные функции, вызывая необратимые изменения в крови, различные мутации клеток, остановку их митоза, ослабляет иммунитет и приводит к раннему старению организма.

Между тем вся постчернобыльская пропаганда ученых-медиков сводилась к тому, что жить на радиоактивно загрязненных территориях можно. Можно питаться выращенными на таких землях хлебом, овощами и фруктами, есть мясо животных, пасущихся на «относительно чистых» лугах, рожать и растить детей. Конечно, «при разумных ограничениях и соблюдении режима питания». За прошедшие с тех пор полтора десятилетия политика, как, впрочем, и экологическая ситуация пострадавших в аварии районов, ничуть не изменилась. Иными стали лишь данные статистики.

Анатолий Чумак

Если говорить в общем о здоровье нации (а воздействие радиации испытали на себе не только жители четырех зон, к тому же у каждого свой порог чувствительности к излучению), то часть взрослых, признанных здоровыми за последние четырнадцать лет, уменьшилась с 62,5 до 15,2%. Средняя продолжительность жизни сократилась почти на пять лет у мужчин и на два года у женщин. Растет смертность: с 11—12 человек на 1000 населения в 1989-м до 15—16 к началу нынешнего десятилетия. При этом более всего возросла смертность самой активной части населения — 16—59-летних. Сохранилась на высоком уровне и младенческая смертность. В 1999 г. в Украине умирало 13—14 младенцев на 1000 населения. В загрязненных районах в первые два года после аварии умирало 20—39 малышей на 1000 населения, затем наметилась тенденция к уменьшению печальной статистики и к 1999 г. она составила уже 16—18 новорожденных на тысячу.

Виталий Корзун

Эти данные — из материалов международной конференции, приуроченной к 15-летию Научного центра радиационной медицины (НЦРМ) АМН Украины (октябрь 2001 г.). Но какова доля непосредственно радиации, в том числе и постоянно действующих малых доз, среди факторов роста заболеваемости и смертности населения? Директор Центра профессор Владимир БЕБЕШКО считает:

— И сразу после аварии, и сейчас существуют две полярные точки зрения на проблему. Согласно одной из них, радиация небольших доз никакого влияния на здоровье человека не оказывает, либо оказывает, но далеко не такое, чтобы причинить столько бед, как об этом пишут. Иная точка зрения: радиация негативно влияет на все участки жизнедеятельности человека.

— Способность человека противостоять болезням, выдерживать радиационные нагрузки во многом зависит от состояния его иммунной системы. Насколько разрушительно действие радиации на иммунную систему людей, в особенности проживающих на загрязненных территориях?

— Те, кто по месту жительства или долгу службы и раньше контактировал с малыми дозами радиации, выработали своеобразный радиоиммунитет. У ранее облученных относительно небольшими, чуть выше фоновых, дозами, более высокие дозы радиации — 0,6—0,7 и даже до 1Гр* — могут не вызывать костно-мозговой синдром или гормональные заболевания. Этот эффект защищает и тех, кто пережил катастрофу и продолжает ежедневно подвергаться воздействию ионизирующего излучения — если они позже будут иметь контакт с высокими дозами радиации, то перенесут его намного легче, чем те, кто не подвергался излучению. В то же время существуют и особо радиочувствительные люди, у которых даже относительно невысокие дозы в диапазоне от 0,5 до 0,8 Гр могут вызвать отклонения, характерные для острой лучевой болезни. Как ведет себя иммунная система в диапазоне малых доз? Активационно. Те отклонения, которые раньше были значительными, сейчас почти пришли в норму, и где-то, наверное, процентов у тридцати детей может отмечаться некоторая нестабильность в работе иммунной системы. Если у таких ребят возникнет инфекционная или какая-нибудь иная болезнь, то иммунная система может ответить неадекватно. Кстати, к подобному негативу приводят и иные неблагоприятные экологические факторы.

Словом, виной всему не радиация, а экология и индивидуальные особенности организма. А поскольку экологически «чистых» мест в стране практически не осталось и изменить восприимчивость отдельно взятого человека нельзя, то не все ли равно где жить — в Крыму или Полесском районе? Конечно, вклад неблагоприятных факторов в онкопатологию внушителен. Именно с началом применения в агротехнике гербицидов и пестицидов, по словам того же Владимира Бебешко, кривая онкозаболеваний резко пошла вверх. Но именно сочетание негативных факторов окружающей среды с действием ионизирующего излучения и привело к столь масштабным последствиям.

При этом лепту, внесенную радиацией в рост заболеваемости населения, можно было бы легко выявить, ведись у нас должным образом статистика. Но, к сожалению (или великой радости отдельных чиновников), более-менее точные цифры имеются лишь по послеаварийному периоду. (К тому же, уверяют отечественные медики, подобные сравнения были бы некорректны, учитывая постоянное совершенствование методов диагностики.) К примеру, утверждают украинские меддемографы, смертность от лейкемий в стране практически не возросла и как на загрязненных территориях, так и по стране составляет 0,06% в общей структуре смертности. В Белоруссии же подобная статистика велась и потому на вышеупомянутой конференции прозвучали данные по некоторым заболеваниям, обычно связываемым с воздействием ионизирующего излучения. Белорусские ученые, проанализировав положение дел с гемопатиями в стране за период 1979—1997 гг., делают несколько иные выводы. При сравнении на 100 тыс. населения показатели заболеваемости острой лейкемией в первые семь лет после аварии увеличились (28% всех лейкемий), затем в последующем периоде несколько снизились, но остались выше доаварийных. Заболеваемость хроническим лейкозом (71,5% всех больных лейкемией) имеет ту же динамику. В целом заболеваемость гемопатиями взрослого населения Республики Беларусь имеет тенденцию к росту, при этом заболеваемость острой лейкемией и хронической лейкемией, множественной миеломой — выше фоновых показателей. Неужели на состояние здоровья украинцев радиация действует иначе?

Если хочешь быть здоров, улыбайся

Об особенностях поведения иммунной системы ликвидаторов аварии мы решили поговорить с заведующим лабораторией молекулярной биологии отдела клинической иммунологии НЦРМ профессором Анатолием ЧУМАКОМ.

— Авария на Чернобыльской АЭС и ликвидация ее последствий оказали комплексное влияние на человеческий организм, — убежден А.Чумак. — Однако непреодолимая жажда всего живого к жизни обусловила реакции восстановления даже у лиц, переживших острую лучевую болезнь. У одних эти реакции прошли в течение нескольких недель или месяцев, у других — растянулись на три-пять лет, да и степень восстановления не всегда оказывалась стопроцентной.

— Сейчас в аптеках продается огромное количество иммуностимуляторов. Неужели невозможно обеспечить ими всех пострадавших?

— Призывы стимулировать иммунную систему звучат на первый взгляд вполне убедительно, и с ними можно было бы согласиться, если бы стимуляции предшествовала оценка иммунного статуса. Наши исследования последних лет свидетельствуют о том, что дефицитность определенных звеньев иммунной системы людей, пострадавших в результате аварии, может быть обусловлена хроническими инфекциями, такими, как цитомегавирусная, гепатит С-вирусная, герпесвирусная, токсоплазмозная, хламидийная. В таких случаях необходимо лечение причины — хронического заболевания. Иммуностимуляция же, в лучшем случае, будет просто неэффективной, в худшем — будет способствовать прогрессированию болезни.

Кроме того, где-то с середины 90-х мы заметили, что у лиц, перенесших воздействие радиации, иммунная система активизировалась. Сигнал «размножайся», который подаст иммуностимулятор, может быть воспринят и теми клетками, которые под воздействием радиации изменились и потенциально являются злокачественными.

— То есть применение продающихся без рецепта настойки эхинацеи и других иммуностимуляторов может спровоцировать развитие рака?

— Вполне. И причем не только онкологическую патологию, но и другие расстройства, усилить аллергию. Поэтому прежде, чем применять какое-то средство, воздействующее на иммунную систему, проконсультируйтесь у специалиста. У нас сегодня имеется все необходимое для лабораторной оценки состояния иммунной системы.

— Какие же методы «закалки» иммунной системы можно применять без визита к врачу?

— Одно из них — хорошее настроение, положительные эмоции. Дело в том, что нервная и иммунная системы между собой тесно связаны. Нервная система регулирует интенсивность иммунного ответа на проникновение в организм инфекции, а иммунная, в свою очередь, регулирует способность нервной справляться с различными психотравматическими ситуациями.

«В моей смерти прошу винить...»

Вероятно, именно этой тесной взаимосвязью обеих систем объясняется и тот факт, что среди ликвидаторов так много людей с психическими расстройствами. Возник «заколдованный» круг: чем больше человек болеет, чем слабее его иммунитет, тем хуже и его психологическое состояние. Постоянный же стресс ослабляет иммунитет, открывая ворота всевозможным инфекциям. Несколько докладов на конференции были посвящены именно этой проблеме — эффекту воздействия радиации на психику пострадавших в результате аварии.

По данным российских ученых Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.Сербского, изучавших в последние пять лет здоровье ликвидаторов, уровень распространения среди них психических нарушений составляет 84,4%! Это значительно превышает аналогичный показатель у населения других групп, который равен 60,9% среди населения загрязненных территорий России и 47% среди проживающих на чистых территориях. Причем если во всех других группах преобладают доклинические формы психической декомпенсации, то почти у половины ликвидаторов выявлены клинически выраженные патологии.

К примеру, случаи временной амнезии. «Могу прийти домой, поругаться с женой, наговорить бог знает что и уйти. А потом ничего этого не помню — возвращаюсь как ни в чем ни бывало и не понимаю, почему домашние «дуются», — рассказывал один из участников ликвидации аварии. Другой говорил о частых головных болях, головокружении («боюсь спускаться по лестнице, выходить на балкон»), о сложностях с восприятием текста («читаю примитивный детектив — и вдруг ловлю себя на мысли, что ничего не понял»). У некоторых в связи с появлением подобных симптомов возникает неуверенность в себе, в своей полноценности.

К проблемам со здоровьем добавляются сложности с социализацией, во взаимоотношениях в семье. Устроиться на работу «чернобылец» может, в основном, лишь «по знакомству»: работодатели не особенно их жалуют, так как помимо зарплаты такому сотруднику придется выплачивать и обещанное государством социальное пособие. Прожить же только на пенсию и пособие невозможно — практически все лечение бесплатно лишь на бумагах высоких чиновников, за лекарства и большинство жизненно необходимых медпроцедур приходится платить (к примеру, компьютерная томограмма обходится больным где-то в 250 грн.). Раз в три-пять лет нужно пройти ВТЭК и подтвердить наличие заболеваний и их связь с аварией — это выливается приблизительно в ту же цифру, но уже в валюте.

Низкий уровень доходов, отсутствие перспективы и осознание того, что здоровье не вернуть, приводят к хроническому стрессу и депрессии. В результате, по данным донецких ученых, в общей структуре смертности пострадавших от аварии почти треть составляет насильственная смерть. Это бытовые и производственные травмы, отравления угарным газом, бытовой химией и алкоголем, а также асфикции вследствие утопления, повешения и удушения.

Сходные социальные и психологические проблемы возникают и у хронически облучаемых в малых дозах. У них также наблюдается общая астения, повышенная утомляемость, снижение памяти и концентрации внимания, колебания настроения и нарушения сна. У многих отмечаются вегето-сосудистые расстройства — головная боль, колебания артериального давления и головокружения. Люди жалуются на боли в костях, тонические судороги в мышцах, проблемы с вестибулярным аппаратом, а также нервно-трофические изменения кожи и костей.

А в перспективе — лишь боль и страдания?

У живущих на загрязненных территориях так же, как и у ликвидаторов существуют серьезные сложности с трудоустройством, они живут в состоянии постоянного стресса, тревоги за здоровье своих детей, близких и свое собственное. Тяжелое психологическое состояние усиливает и тот факт, что изменить положение вещей самостоятельно люди не могут и чувствуют себя загнанными в ловушку. О том, что происходит в их семьях, можно предположить, ознакомившись с результатами опросов детей и подростков.

Группа украинских и американских ученых обследовала 35 тыс. детей, которым на момент аварии не исполнилось и шести лет. Примерно у каждого шестого выявили эмоциональные нарушения, 1,5% детей высказывали суицидальные идеи. Причинами этого, по мнению ученых, послужили факты постоянного насилия в семье, низкий уровень доходов, употребление родителями алкоголя, сексуальные домогательства и недостаточная социальная защищенность детей, пострадавших в чернобыльской катастрофе.

Сотрудники Харьковского института неврологии получили результаты исследования структуры ценностных ориентаций подростков-переселенцев. В их шкале ценностей доминируют счастливая семейная жизнь, любовь и здоровье. Далее следуют творчество, интересная работа и активная деятельность. Среди наименее доступных ценностей чаще всего называлось здоровье и материально обеспеченная жизнь.

Данные, полученные сотрудниками Центра радиационной медицины, также свидетельствуют о пессимистичных жизненных прогнозах примерно у 70% подростков, как проживающих на радиационно загрязненных территориях, так и переселенных на «чистые». В качестве значительных элементов своей жизненной перспективы подростки называют собственные болезни, недуги своих родственников, смерть близких, низкую продолжительность жизни. Одним словом все то, что вообще не присутствует в прогнозах обычных подростков. Эти данные, по мнению ученых центра, отражают угрожающую тенденцию развития у подростков позиции жертвы с характерными для нее пессимизмом, жизненной пассивностью и отсутствием структурированной картины будущего.

Социально-психологические проблемы подростков связаны, прежде всего, со стойкими негативными переживаниями, ощущением страха и неуверенности в будущем, что в значительной мере обусловлено специфическими моделями поведения взрослых, сосредоточенных на проблемах здоровья, что индуцирует подобные переживания и поведение у подростков. Можно говорить, отмечают специалисты центра, что при отсутствии социально-психологической реабилитации подростков формируется молодое поколение, которое будет нести в себе негативные переживания, связанные с чернобыльской катастрофой.

Психологическая напряженность сохраняется не только у непосредственно пострадавших в результате аварии, но и практически у всего населения страны. Многие испытывают тревогу за собственное здоровье и будущее своих детей. В совместном исследовании белорусские и украинские ученые отмечают радиационную тревогу, в той или иной степени присущую всем жителям обеих стран. Люди прочно усвоили, что причиной большинства заболеваний является радиация, которая продолжает свое воздействие и через пятнадцать лет после аварии.

Хлеб — так черный, крупы — так неочищенные

Единственное, чем, наверное, можно слегка успокоить страдающих радиофобией, так это тем, что ущерб, наносимый радиацией, вполне реально уменьшить — с помощью рационального питания и различных радиопротекторных пищевых добавок. Рассказать об этом мы попросили заведующего лабораторией радиационной гигиены питания профессора Виталия КОРЗУНА:

— Общеизвестно: человечество получает облучение как внешнее — теми нуклидами, которые находятся вне человека, так и внутреннее — с продуктами, поступившими в организм, с водой и воздухом, нуклидами, уже отложившимися в каких-то органах и создающими внутреннее облучение. Поэтому в первое время после аварии появилась проблема: как снизить дозу, главным образом, внутреннего облучения. Ведь оно давало 85—90% суммарной дозы.

Что можно было сделать? Во-первых, уменьшить загрязнение пищевых продуктов путем внесения в почву мелиорантов, специальных удобрений, выращивания радиоустойчивых культур, особого питания животных. Но эффект от всего этого незначителен. Кроме того можно попытаться ограничить потребление продуктов, выращенных на загрязненной местности. Если взрослый переходит на абсолютно «чистую» еду, то половина накопленного цезия выводится за 100 дней, у 12-летнего ребенка — за 50 дней, а у годовалого — за 12—13.

Человеку, особенно получившему большую дозу облучения, необходимо полноценное питание. Он должен получать достаточное количество белковых продуктов, солей кальция, калия, магния и фосфора, которые снижают всасывание или накопление радионуклидов в организме. И наконец, еще один путь снижения дозы внутреннего облучения — разработка пищевых продуктов, которые выводят радионуклиды. Причем слово «выводят» в данном случае совершенно неправильное. Если что-то и можно вывести, то это небольшую дозу, и только цезия. Стронций, который уже отложился в кости, никак не «вымоешь». А вот снизить всасывание, накопление радионуклидов — действительно можно с помощью специальных продуктов.

Это могут быть естественные пищевые продукты, которых нужно потреблять больше, чем в обычных условиях. Чтобы меньше откладывался в организме стронций, человек должен включать в рацион больше продуктов, содержащих аналог стронция — кальций, с большим содержанием белков. Это в первую очередь молочные продукты, мясо, рыба. Аналог цезия — калий. Его много в ягодах, фруктах и всякой растительной пище.

Также снижают процесс всасывания радионуклидов клетчатка и пищевые продукты, содержащие грубые волокна, например хлеб с отрубями. Среди грубых волокон особо выделяют пектин. Десять лет назад его считали чуть ли не панацеей. Но если клетчатки человек может безболезненно потреблять 15—30 г в сутки, то пектина — 3—4 г. В больших дозах он задерживает всасывание организмом других полезных продуктов — витаминов, калия, кальция и так далее.

Мы пошли по пути изучения возможностей натуральных продуктов — тех, которые есть в природе. Выяснилось, что снижают всасывание радионуклидов и улучшают их выведение из организма красная и черная смородина, черноплодная и красноплодная рябина, неосветленный персиковый сок, бобовые — горох, фасоль и так далее. Наконец, продукты моря. Еще в 60-х годах из морской капусты (ламинарии) начали выделять полисахарид натрия, альгинат кальция — то есть соли альгиновой кислоты. При попадании вместе с пищей в организм они блокировали всасывание стронция. Поэтому мы изучили морские водоросли и разработали десятка полтора продуктов с альгинатами — хлеб, печенье, колбасы, различные консервы.

К слову, наболее опасен для организма человека именно стронций. И хотя на загрязненных Чернобылем территориях выпало больше цезия, эффект от его воздействия не столь велик. Дело в том, что цезий практически полностью выводится из организма. Кроме того, он откладывается в мягких тканях, которые меньше подвержены повреждениям. Стронций же, откладываясь в костном мозге, облучает красный костный мозг, и потому эффект от его воздействия значительно выше. Для цезия был разработан химический препарат фероцин, в народе называемый «Берлинская лазурь», с помощью которого можно свести всасывание цезия к нулю. Но так как сам по себе этот порошок неприятен на вкус, то мы разработали полтора десятка продуктов, имеющих в своем составе 0,3—0,5% фероцина.

Эти продукты еще в 1988 году мы испытали в школах наиболее загрязненных сел Ривненской области. И хотя там выпало не так уж много цезия, кислые грунты и торфяники не связали его почвой, а отдали в растения. Поэтому тамошние молоко, мясо и другие продукты питания были самыми грязными по всей Украине. У ребят же, потреблявших загрязненную пищу с нашими добавками, радиоактивность по цезию за месяц снизилась вдвое! К сожалению, из-за бюрократических проволочек и финансовых сложностей до сих пор никто ни одного килограмма этого препарата не выпустил. Та же участь постигла и аппарат, позволяющий в домашних условиях очищать молоко от радиоактивного цезия.

— Одним из самых тяжелых последствий аварии на ЧАЭС стали заболевания щитовидной железы вследствие поражения радиоактивным йодом. По оценкам специалистов пик заболеваемости раком щитовидной железы ожидается в 2005 году. Разрабатывались ли препараты, препятствующие накоплению радиоактивного йода?

— Многие годы как в СССР, так и в других странах мира проблему содержания йода в суточном рационе пытались решить путем обеспечения населения йодированной солью. Но полностью решить проблему предупреждения заболеваний щитовидной железы таким путем невозможно. На сегодня достоверно известно, что с решением проблемы йода не всегда нормализуется функция щитовидной железы. Необходим еще один микроэлемент — селен. Учитывая это, мы создали рецептуру пищевых продуктов, препаратов, богатых не только йодом, но и комплексом микроэлементов, витаминов, полисахаридов и других элементов.

Далее. Многочисленные исследования показали, что бурые морские водоросли (ламинария, цистозира, костария) и цветочная морская трава зостера, богатые белками, полисахаридами, витаминами, макро- и микроэлементами (йод, селен, цинк, кобальт и др.), положительно влияют на обмен веществ в организме, снижают накопление цезия и стронция. На их основе нами были созданы препараты «Эламин», «Биостар» и «Барба-йод». Их эффективность доказана и клиническими испытаниями — у людей, больных зобом, через 1,5—2 месяца их применения зоб уменьшался.

— Как правильно питаться людям, которые хоть и не живут на загрязненных территориях, но все равно получают свою дозу из-за неблагоприятных факторов внешней среды?

— Чтобы вывести из организма радионуклиды, необходима нормальная работа гормональной системы. Эта слаженность достигается с помощью потребления натуральных пищевых продуктов. Мы гонимся сегодня за белым хлебом, а ведь черный с биологической точки зрения намного полезней, покупаем очищенные крупы. Конечно, неочищенные есть неприятно, но можно из того же овса, ячменя пить отвары, в которые попадают витамины и соли, содержащиеся в оболочке. Мы забыли, что такое брюква, белая редька, в которой много клетчатки, органических кислот и витамина С, рябина. Иностранные же витаминно-минеральные комплексы нужно применять лишь в том случае, если нет возможности наладить полноценное питание натуральными продуктами.

* 1Гр (грей) — единица поглощенной дозы облучения, равная 100 бэрам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно