ПРОГУЛКА ПО СЕРДЦУ НЕ ВОЗБРАНЯЕТСЯ

23 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 23 июня-30 июня

Как бы вы отнеслись к предложению попутешествовать по... человеческому сердцу? Прошу читателей не удивляться и сразу уточняю: по огромному макету этого важнейшего органа...

Как бы вы отнеслись к предложению попутешествовать по... человеческому сердцу? Прошу читателей не удивляться и сразу уточняю: по огромному макету этого важнейшего органа. Думаю, вряд ли кто-либо отказался бы войти вовнутрь, увидеть, где находятся клапаны, как они заменяются, понаблюдать за работой желудочков, движением артериальной и венозной крови.

— В Филадельфии, в музее медицины вот уже 40 лет существует такой уникальный экспонат, — рассказывает директор Центрального музея медицины Украины, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки Украины Александр Абрамович ГРАНДО. — Я был очень много наслышан о нем, и вот в прошлом году, когда читал лекции в Америке, увидел эту диковинку. Несмотря на ее «немолодой» возраст, интерес к необычному экспонату отнюдь не ослабевает. Вот и подумал: «А почему бы у нас, в Киеве, не создать подобное?» Естественно, не копию, а современную модель: более яркую, красочную, насыщенную электроникой. Ведь, согласитесь, увидеть сердце на картинке — это одно, а совсем другое — в прямом смысле слова, войти в него. Пока это только проект, но, будем надеяться, вскоре нам удастся его реализовать.

Музей медицины Украины открылся в 1982 году в Киеве. И сразу стал необыкновенно популярен. Шутка ли: желающие побывать здесь записывались в очередь загодя за 2 — 3 месяца. И так в течение почти целого десятилетия. Да и сегодня картина необычная для нашего, мягко говоря, немузейного времени: ежедневно — 100 — 120 посетителей. А секрет успеха в том, что медицинский принципиально и выгодно отличается от своих «собратьев». Нет привычной статичной экспозиции, пресловутой музейной тишины, перегруженных экспонатами витрин. Полуторачасовая экскурсия — как увлекательнейший фильм. Залов в музее немного, но в каждом из них две, а то и три экспозиции, бесшумно сменяющие друг друга, стоит экскурсоводу нажать кнопку. История медицины Украины воспроизведена с древнейших времен до наших дней. Сделано это очень бережно, кропотливо и вместе с тем, с выдумкой и находчивостью. Чего стоят только одни интерьеры с натурными фигурами?!

— Наш музей, — говорит Александр Абрамович, — часто сравнивают с музеем мадам Тюссо. Но там просто выставлены фигуры известных людей. А у нас, например, знаменитых Пирогова и Караваева вы видите в операционной. Весь антураж 150-летней давности. Больше всего хлопот было связано с лампой — я искал ее шесть или семь лет, не припомню уже точно. «Откопал», наконец, в Бориславе, в подвале аптеки, где она пролежала 110 лет. Ну очень уж не хотелось делать имитацию, — смеется директор. — Совершенно уникальным экспонатом является и аптека XVIII века. Ее поиски по всей Украине продолжались ровно пятилетку. Обнаружил же я «старушку» в городе Стрый Львовской области. Вся мебель, посуда, даже журнал регистрации рецептов — натуральные. Для «оживления» интерьера нам пришлось добавить только аптекаря.

Еще одно принципиальное отличие от музея мадам Тюссо: мы создавали фигуры с помощью совершенно другого материала. Через два года упорного труда, путем проб и ошибок, подобрали пластики, которые выглядят естественнее, чем воск, из которого сделана знаменитая коллекция. Видели бы вы изумленные лица англичан, выходивших от нас!

И впрямь — фигуры настолько живые, что просто диву даешься. А в интерьере, где изображен профессор Образцов, обследующий больную, мне разрешили потрогать живот пациентки. Ощущение потрясло: под пальцами пружинила человеческая плоть.

Кроме интерьеров, в музее еще масса других удивительных вещей. К примеру, два предревнейших черепа с аккуратными отверстиями отнюдь не естественного происхождения. К вашему сведению, их успешная трепанация была произведена... четыре тысячелетия тому назад. А изящный, звучащий и движущийся макет Киево-Могилянской академии! Вот она в своем первозданном виде, а за минуту-другую перед зрителями возникает ее сегодняшний облик. Не могу, хотя бы вкратце, не рассказать об уникальной в своем роде диораме «Медики в Великой Отечественной войне». Диорам в музее много, но эта — действительно особенная. Вы заходите вовнутрь и попадаете на... ступеньки, ведущие к одному из корпусов киевской сельхозакадемии. Совсем рядом идет бой, слышны пулеметные очереди и взрывы снарядов. Через некоторое время гаснет свет, наступает ночь: звезды, зарева пожарищ, медсестры и санитары подбирают раненых. Спустившись вниз по винтовой лесенке, видите импровизированный госпиталь, служивший одновременно и бомбоубежищем для киевлян. Да что рассказывать, ведь правду говорят — лучше один раз увидеть...

Идея создания медицинского музея принадлежит его директору. Над ее воплощением в жизнь Александр Грандо с горсткой помощников трудился более двадцати лет. Чего только не натерпелись энтузиасты за эти годы. Все было: и непонимание со стороны ректората мединститута, и экспедиции за свой счет во все области Украины, и работа без выходных. Очень поддержали Александра Абрамовича и его сподвижники, а также помогли им бывшие руководители Министерства здравоохранения. И, как оказалось, не зря. Буквально с момента своего открытия музей сразу же стал своеобразной визитной карточкой столицы. Директора крупнейших предприятий именно сюда привозили своих сверхважных гостей.

— Мы попросту не знаем и не ценим нашу историю, — с прискорбием замечает мой собеседник.
— А историю медицины — и подавно. Приоритет же Украины в этой области неоспоримый. Почти половина выдающихся медиков XIX века — наши с вами земляки. Из двадцати трех ректоров дореволюционного Московского университета 19 — выпускники Киево-Могилянской академии. Основоположником акушерства в России стал полтавский ученый Максимович-Амбодик. Лучшим эпидемиологом, борцом с чумой и холерой — черниговский Данило Самойлович. Своим появлением на свет современная педиатрия обязана ученому Котовицкому, уроженцу Хмельнитчины.

Не раз в западноевропейских музеях приходилось сталкиваться с такими вот досадными фактами. Среди портретов нобелевских лауреатов есть Павлов, но нет Мечникова, выходца с Украины, первого нобелевского лауреата в области медицины. В Лондонском музее содержится к примеру, информация, что «первооткрывателями» в 1911 году инфаркта миокарда являются немцы. А ведь прижизненный диагноз этого заболевания был поставлен еще в 1909-ом именно нашим профессором Образцовым. И подобные неточности — сплошь и рядом. Знаменитый хирург и анатом Буяльский, работавший в конце прошлого века, создал блестящий анатомический атлас, сопроводив его собственными рисунками. По нему училась вся Европа и Америка, его признали лучшим в мире. А побывавшие у нас в музее чикагские студенты-медики не только не знали, что именно по этому учебнику-атласу учились их предшественники, а и того, что их родной университет наградил украинского автора медалью. Как говорится, за державу обидно.

Справедлив упрек, слышанный мною не раз от англичан и французов: «Вы же ничего не пишете и не рассказываете о себе!» Вот мы и решили хоть немного, в меру своих сил, заполнить создавшийся пробел. Последние два года музей занимается издательской деятельностью. Вышел первый номер историко-медицинского журнала «Агапит» на трех языках: украинском, русском и английском. Готовится к печати второй номер. Издали книгу-альбом «Очима художників. Медицина в українському образотворчому мистецтві». В ней собраны наиболее интересные работы в области живописи, скульптуры, графики со всех музеев Украины. И третье издание — на мой взгляд, весьма важное и нужное сегодня — учебное пособие для врачей и студентов «Врачебная этика».

Стараемся «осовременить» и саму нашу музейную деятельность. Естественно, экспозиция статичной быть не должна. Многое мы изменили за последние годы. Теперь шире и полнее представлена медицина 20-х годов XX века, период репрессий, чернобыльская трагедия. Несколько лет шла работа над созданием пятиметрового многопланового панно, изображающего голодомор в Украине. Огромная, озвученная картина сама по себе является своеобразным мини-музеем. Обновляем и современный раздел. Вскоре здесь будут установлены несколько бюстов наших наиболее известных сегодня врачей. Хотя, честно говоря, в этом вопросе я разделяю мнение японцев: пока человек жив, надо меньше его хвалить и меньше о нем говорить.

К словам Александра Абрамовича хочу добавить самую малость. Не откладывайте на неопределенное «потом» посещение этого воистину уникального музея. Вы не только обогатитесь духовно, но и получите большое удовольствие. И кстати, не обеднеете и в сугубо материальном смысле: плата за вход не превышает стоимости одной порции отечественного мороженого.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно