Профессор Александр Усенко: "Украинские врачи должны быть обеспечены лучшим мировым оборудованием"

14 июня, 2013, 19:45 Распечатать Выпуск №21, 14 июня-21 июня

Хочу, чтобы наш институт с гордостью продолжал нести имя Шалимова и развивал заложенные им основы

 Национальный институт хирургии и трансплантологии им. Александра Шалимова на пороге перемен. 18 июня Национальная академия медицинских наук Украины будет выбирать его директора. Для учреждения, которое с момента своего основания в 1974 г. является флагманом отечественной медицины, это вопрос стратегический. О текущей работе и проблемах развития института рассказал корреспонденту ZN.UA один из кандидатов на должность руководителя "института Шалимова", ученик легендарного хирурга, более 20 лет проработавший под его руководством, профессор Александр Усенко.

— Александр Юрьевич, под руководством академика Шалимова многие операции были сделаны впервые — пересадка сердца, поджелудочной железы, сосудов. Какими уникальными операциями институт может, если такое слово допустимо, похвалиться сегодня?

— Похвалиться — вполне нормальное слово. Тем более что наш институт единственный в Украине делает операции по трансплантации печени от живого родственного донора. Почти нигде не делается ряд операций на пищеводе — например, удаление опухолей с помощью лапароскопической техники, операции на поджелудочной железе, протезирование аорты с использованием эндопротеза. Поэтому к нам едут люди со всей Украины и даже из дальнего зарубежья. И в каждом из отделов, созданных Александром Алексеевичем, ежедневно выполняются какие-то уникальные операции. Техника настолько шагнула вперед, что доступны многие вещи, о которых во времена Шалимова хирурги могли только мечтать. 

К примеру, я руковожу отделом хирургии пищевода и реконструктивной гастроэнтерологии, специалисты которого делают наибольшее в Украине количество операций на пищеводе, желудке, кишечнике и других органах брюшной полости. Но при этом под руководством профессора Андрея Лаврика, моего коллеги и друга, выполняется широкий спектр операций, связанных с проблемой ожирения. Это уникальное направление хирургии, очень востребованное в настоящее время. Но если есть возможность сделать что-то новое, мы стараемся это сделать.

В любом возрасте нужно учиться, перенимать опыт других и постоянно приобретать оборудование, позволяющее выполнять высокотехнологичные операции и манипуляции. Учиться хирургии и медицине нужно каждый день, как это делал шеф. Вот и все.

— Вы могли бы чем-то удивить своего учителя, если бы представилась такая возможность?

— Удивить чем-либо шефа было бы очень сложно. Но, безусловно, у нас уникальные врачи, которые иногда из невозможного делают возможное. Я много поездил по миру и знаю, что наши врачи часто на порядок превосходят своих коллег из ведущих медицинских центров. Нам бы их технику — мы бы жили просто великолепно. Но даже при имеющихся возможностях каждый руководитель направления в институте в своей сфере задает тон хирургии всей страны. Я очень хочу, чтобы наш институт с гордостью продолжал нести имя Шалимова и развивал заложенные им основы. 

— А хватает ли хирургам времени заниматься наукой? И является ли по-прежнему количество кандидатов и докторов показателем развития?

— Сейчас к написанию диссертаций в каком-то смысле мотивация утрачена. Если раньше за ними следовал карьерный рост и материальные блага, то теперь это проявляется в гораздо меньшей степени. Но наши хирурги сохраняют настрой и занимаются наукой по той простой причине, что у них есть желание развивать дело своей жизни. Действительно, такие клиники, как наша, где не только делают операции, но и занимаются наукой, — это наивысшая степень квалификации и профессионализма. 

— Существуют ли сегодня какие-то долгосрочные цели, которые ставит перед собой институт?

— Я очень хочу, чтобы наши врачи воплотили в жизнь то, что они не раз видели за границей. Нам нужны в операционной и в клинике такие же условия, как и у наших европейских коллег. Чтобы было удовольствие от работы, чтобы хирург работал и не думал, образно говоря, где достать нитки и иголки. Я думаю, что институтам с таким научно-практическим потенциалом, как наш, нужно дать возможность самим зарабатывать. Например, мы можем обучать других медиков и выдавать лицензионные документы. Кроме того, дорогостоящее оборудование должно работать 24 часа в сутки, чтобы могли заработать и врачи, и клиника. Но для этого нужны изменения в законодательстве. Развитие института невозможно без развития высокотехнологичных операций, дальнейшего внедрения малоинвазивной хирургии и трансплантационных технологий, без внедрения достижений той самой науки, которой занимаются наши врачи. Надеюсь, что в ближайшее время многое уже появится. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
  • Istina Istina 31 серпня, 06:56 Знающий)))) ваши уши торчат выше потолка директорского кабинета.)))) Знающий, а вы не пробовали просто иметь свое... а не брать чужое?А то какая то хроническая клептомания-чужой бизнес,чужой институт,чужие друзья,чужая жена и тд? Тырить чужое -это потому что слабо иметь свое?Вам как вообще спиться в чужой постели чужого дома? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно