ПЕРЕХОДНЫЙ ВОЗРАСТ МИНЗДРАВА

10 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 10 октября-17 октября 1997г.
Отправить
Отправить

Раньше Минздрав руководил работой всей своей отрасли. Он мог уволить любого сотрудника здравоохранения, если тот не справлялся со своими служебными обязанностями...

Раньше Минздрав руководил работой всей своей отрасли. Он мог уволить любого сотрудника здравоохранения, если тот не справлялся со своими служебными обязанностями. Министр отвечал за работу не только министерства, но и маленькой районной больницы. Времена меняются… Сегодня Министерство здравоохранения вырабатывает стратегическую линию развития отрасли, оно уже не занимается мелочной опекой и контролем работы каждой больницы. Его основная задача - выработка стратегии. Оно издает нормативные документы, которыми обязаны руководствоваться все органы и учреждения здравоохранения Украины. Но сейчас, пока еще не наработано необходимое количество нормативных материалов, Минздрав уже не хозяин отрасли и еще не стратег. Недавно я узнал, что после нескольких месяцев упорной борьбы ему наконец удалось добиться замены одного из руководящих работников - начальника управления здравоохранения одной из областей. Несоответствующего занимаемой должности работника, из-за некомпетентности которого был допущен целый ряд серьезных ошибок в принятии управленческих решений, с почестями проводили на пенсию.

Почему столько времени ждали? С этим вопросом я обратился к заместителю министра здравоохранения Украины Раисе Богатыревой.

- Дело в том, что руководителей областных управлений здравоохранения утверждает на своих сессиях областная администрация. Она должна согласовать с нами кандидатуру начальника управления здравоохранения, но принимает решение она и, как показывает практика, к нашей рекомендации не всегда прислушивается, если та расходится с их мнением. Некоторые администрации умудрялись назначить руководителя, не согласовав его кандидатуру с нами. В цивилизованном мире к управлению органами здравоохранения никогда не будет допущен человек, к какой бы партии он не принадлежал, не имеющий сертификата, удостоверяющего уровень его профессиональной и деловой подготовки. Там, человек, придя на рабочее место, работает, а не начинает осваивать азы управления. У нас сейчас переходный период. Если в работу областного управления мы можем при необходимости вмешаться, хотя часто и с большим трудом, то районное звено недоступно ни для нас, ни для областного управления. Когда мы наработаем нормативную базу, необходимость вмешательства отпадет сама собой, но пока еще и довольно часто такая необходимость существует.

- А кто контролирует работу органов здравоохранения?

- Работу областных управлений контролирует областная администрация и Минздрав, а районных - районная администрация. Вот здесь у нас небольшая неувязка. Если в областное управление поступила жалоба на работу органов районного звена, то после согласования с главврачом района областное управление может направить свою комиссию в район, но ее решение для районного органа здравоохранения носит исключительно рекомендательный характер и может не выполняться.

- Куда может обратиться рядовой гражданин с жалобой на работу районного лечебного учреждения? Предположим, он считает, что его лечили неправильно.

- Он может направить свою жалобу в районную администрацию, областное управление или Минздрав. Если действиями работников поликлинического отделения или стационара его здоровью был нанесен ущерб, то можно обратиться в судебные органы.

- А если на районном уровне человек не смог добиться решения своего вопроса, если он столкнулся с коррупцией, что ему делать?

- Как я уже говорила, он может обратиться с жалобой в вышестоящие инстанции. Если же он столкнулся с проявлениями коррупции, то должен обратиться в Комиссию по борьбе с коррупцией и организованной преступностью при Кабинете министров Украины.

- Получается, что сегодня между Минздравом и областными управлениями пусть очень слабая, но все-таки «вертикальная» связь есть, а вот между областными управлениями и центральной районной больницей (ЦРБ) «вертикальной» связи нет. Но это, в случае возникновения чрезвычайного происшествия, может привести к тяжелым последствиям.

- К сожалению, это так и есть. Вот вам конкретный пример. Несколько лет тому назад в 22-й киевской больнице в результате вспышки сальмонеллеза погибло двадцать два ребенка. Работники больницы сами пытались погасить вспышку. Не получилось. Известили городское управление. Были привлечены дополнительные силы, но безрезультатно. Тогда обратились за помощью к нашим главным специалистам. Я узнала об этом чисто случайно. Помню кто-то из сотрудников мне сообщил, что наши главные специалисты поехали в 22-ю больницу. Когда я узнала, в чем дело, сразу же поехала туда. Пришлось на месте принимать необходимые меры для подавления вспышки. Мы разобрались в ситуации, вынесли решение. Я пошла на коллегию городского управления. Рассказала, где, когда, кем и какие ошибки были допущены. А там огрехов хватало… Районная санэпидстанция перед этим проверяла больницу и дала заключение, что все в порядке. Как же тогда могло произойти ЧП? Значит, проверяли недобросовестно, если проверяли вообще. И что в результате? Провинившимся «погрозили пальчиком». А чтобы этого впредь не происходило, просто закрыли это отделение…

- Известный ученый С.Рубинштейн, исследуя психологию труда, выделил, так называемое репродуктивное торможение, когда в новой ситуации срабатывает старый, более прочный навык там, где он просто неуместен. Вот и наши врачи, я полагаю, переносят старые навыки работы в новые условия. Они еще не научились распоряжаться своей самостоятельностью. Следовательно, для того, чтобы избежать эксцессов во время переходного периода, необходимо усилить «вертикальную» связь Минздрав-областное управление и ввести «вертикальные» связи Минздрав-ЦРБ, областное управление-ЦРБ. Без этих связей сегодня нельзя говорить о системе здравоохранения. Без них нарушается принцип целостности, который автор общей теории систем Л. фон Берталанфи считал основным исходным принципом. Согласно этому принципу любые два элемента системы не могут быть независимыми. А у нас сегодня районные органы здравоохранения практически почти независимы ни от областного управления, ни от Минздрава. В связи с обретением самостоятельности остро встает вопрос о квалификации кадров. Кто сегодня отвечает за повышение квалификации?

- При Минздраве есть квалификационная комиссия, которая проводит аттестацию ведущих специалистов, специалистов из областей, разбирает конфликтные случаи. В областях есть при областных управлениях областные квалификационные комиссии. Эта система сложилась давно. Сегодня мы имеем много справедливых жалоб населения на низкий уровень квалификации отдельных врачей, пролонгации в установлении диагноза, которые иногда влекут за собой тяжелые последствия, иногда инвалидность и даже смерть больных. К сожалению, число жалоб не уменьшается. Поэтому мы считаем, что система повышения квалификации и выдачи квалификационной категории должна быть пересмотрена. Во всем мире ответственность за подготовку и деятельность специалистов берут на себя профессиональные ассоциации врачей. Предположим, что врач проходил при каком-то учреждении здравоохранения под руководством профессора или доцента повышение квалификации. Тогда ему выдают именной сертификат, подписанный его руководителем, что данный врач имеет необходимые знания и навыки для выполнения определенной деятельности. Если с течением времени на работу данного врача поступают жалобы от населения, тогда управление здравоохранения или Минздрав обращаются в ассоциацию врачей с просьбой рассмотреть соответствие квалификации врача его сертификату. Ассоциация может лишить врача сертификата, т. е. лишить его права работы.

- А не станет ли ассоциация защищать «честь мундира»?

- Станет. Только путем изгнания из своих рядов членов, позорящих его. В ассоциацию будут входить признанные специалисты. Они будут дорожить своим именем. Опыт работы зарубежных ассоциаций свидетельствует, что ассоциации дорожат своей честью. Данные о всех врачах, их квалификации, ее повышении, жалобы на их деятельность будут храниться в банке данных. Ассоциация будет следить за работой и карьерой своих членов. Она несет ответственность за работу своих членов и сертифицированных ею врачей перед органами здравоохранения и Минздравом вплоть до суда.

- Какова цель украинского здравоохранения на период до 2000 года?

- Мы подписались под документом ВОЗ «Задачи по достижению здоровья для всех. Европейская политика здравоохранения» (ЗДВ). Этот документ, принятый в 1980 году, ставит перед странами цель к 2000 году своим гражданам обеспечить: справедливость в вопросах охраны здоровья, полнокровную жизнь в течение многих лет, сокращение масштабов заболеваемости и инвалидности, продление полноценной жизни. Мы не снимаем с себя взятых обязательств, но… Деятельность органов здравоохранения в Украине пока еще поддерживается ценой неимоверных усилий всех их работников. Огромный дефицит государственного финансирования привел систему здравоохранения к границе, за которой начинаются разрушения, на восстановление которых в будущем понадобятся десятилетия. Поэтому до 2000 года мы не сумеем достичь поставленной цели. Мы хотим обеспечить каждого нуждающегося в квалифицированной адекватной медицинской помощи. К сожалению, оказать всем нуждающимся необходимую помощь безоплатно сегодня мы не может, не «по карману».

Для того, чтобы защитить все же население, гарантировать право граждан на квалифицированную медицинскую помощь, мы вводим институт семейного врача, или врача общей практики. Уже начата подготовка таких специалистов. Переподготовка врача-специалиста в семейного врача будет проводиться на специальных курсах. Длительность переподготовки - 2 года. Несмотря на нехватку средств, мы хотим помочь населению. Здравоохранение, как и государство, как и большинство населения находится в очень тяжелом положении. Но мне, врачу, особенно обидно и больно, когда я читаю письма, в которых люди жалуются не на отсутствие лекарств или оборудования, а на бездушное, я бы сказала, жестокое отношение к ним медработников. Идет деморализация наших работников. Врач должен быть человеком высокоморальным. Не может честный нормальный человек оббирать больного, нуждающегося больше, чем он сам. Не должен…

Но и больные виноваты. Они не отстаивают свои права. В лучшем случае расскажут родственникам и знакомым. В большинстве же случаев - молчат. Смирились. А жаль!

- Вы знаете, мне очень нравится одно из особых правил судов справедливости США, которое гласит: «Справедливость дается лишь борцу, а не пассивному обладателю права».

- Отлично сказано. Но там же сказано: «Справедливость предполагает: то, что ты морально обязан сделать, сделано». К сожалению, у нас часто нарушаются моральные принципы. Люди привыкают к безнаказанности. Надо с этим бороться. Хотя я понимаю, как это трудно и сложно.

- Через какое время Минздрав прогнозирует выход из создавшейся ситуации?

- Если мы внедрим наши предложения и они будут подкреплены финансированием, то через пять лет негативные тенденции в здравоохранении должны быть ликвидированы. Но, как вы понимаете, все зависит от экономики. Мы же даже не в состоянии оплатить труд юристов, которых привлекаем к работе над нормативными документами.

- Это о сокращении больничных коек?

- К сожалению, я вслед за поэтом могу повторить: «Как беден наш язык…» Мы говорим «сокращение». А что надо понимать под сокращением? Под сокращением надо понимать действительно сокращение, но сокращение только тех коек, которые простаивают, не работают. Если мы возьмем все стационары Украины, то окажется, что в большинстве из них есть койки, которые или «работают» несколько месяцев в году или «не работают» совсем. Зачем содержать такие койки? Мы не настолько богаты.

- Простите, но в сельских больницах часть коек используют только в зимнее время как социальные, т. е. они заняты одинокими стариками, для которых самостоятельно пережить зиму очень сложно. Вы будете сокращать эти койки?

- Социальные койки никто финансировать не хочет. Мы понимаем необходимость существования этих коек. Минфин не дает нам средств на их содержание. Социальные койки не входят в число нормативных. Отказаться от их содержания мы тоже не имеем морального права. Система здравоохранения будет содержать 60 тысяч социальных коек в сельской местности.

- А как обстоят дела с обеспеченностью кадрами сельских больниц и фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП)?

- К сожалению, в 19 сельских участковых больницах нет врачей, а в 301 ФАПе среднего медицинского работника.

- И все таки, не является ли это следствием реформирования здравоохранения?

- Сразу подчеркну - раньше эти показатели были еще хуже: в 1993 году не хватало соответственно 35 врачей и 451 среднего медицинского работника. Реформа, наоборот, помогла улучшить медицинское обслуживание населения. Так, вследствие реструктуризации коечного фонда были организованы при амбулаторно-поликлинических и лечебных учреждениях дневные стационары. Специально проведенные исследования показали, что дневные стационары не только позволили оказать больным эффективное лечение, но и сэкономили государству в 1996 году 37,8 млн. гривен. Более широкое распространение получили домашние стационары. Здравоохранение пошло по пути интенсивного, а не так, как было раньше, экстенсивного, развития. Должна отметить, что позитивным фактором стационарного лечения есть уменьшение летальности с 1,16% в 1995 году до 1,12% - в 1996 году.

- Когда я узнал, что в сельских районах закрывают больницы и ФАПы, то не мог понять - куда смотрит Минздрав? Как это мог допустить министр?

- Еще в начале этого года, выступая на совместной коллегии Минздрава и профсоюза медработников, А.Сердюк предупредил, что в сельских районах сокращать койки нельзя, нельзя закрывать медицинские учреждения, чтобы не лишить население медицинской помощи. Затем он еще неоднократно повторял это в своих выступлениях. 28 июня 1997 года Кабмин издает постановление №640 «Про затвердження нормативів потреб у стаціонарній медичній допомозі в розрахунку на 10 тисяч населення», в котором в пункте 3 записано, что Минздраву вместе с другими заинтересованными центральными органами исполнительной власти для разработки методики определения численности населения регионов и согласования с Минфином дается месячный срок. Следовательно, сокращение коек органы здравоохранения могли начать не ранее 28 июля. А в жизни, не на бумаге, сокращать койки стали еще в начале года. Спросите почему? Да потому, что органам здравоохранения слова министра не указ. Они подчиняются сегодня местной администрации. Министр не может призвать их к порядку. Он может их просить, может рекомендовать, даже настойчиво… и только.

- Если я правильно понял, то в здравоохранении существует только «горизонтальная» подчиненность, «вертикали» нигде нет?

- «Вертикальная» подчиненность, иерархическая система сохранилась только в санэпидслужбе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК