ПАЦИЕНТ ВСЕГДА НЕ ПРАВ?

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 20 июня-27 июня

По вине лечащего врача Катя Носикова умерла в бердянском роддоме через десять дней после рождения дочки («ЗН», №8, 2002 г...

По вине лечащего врача Катя Носикова умерла в бердянском роддоме через десять дней после рождения дочки («ЗН», №8, 2002 г. статья «Индульгенция на убийство»). Такой вердикт вынесли три врачебные комиссии, в том числе и проведенная в Киевской медакадемии последипломного образования ведущими специалистами страны. Сам по себе факт признания ошибок своих коллег — вещь достаточно редкая, тем более на таком уровне. Максимум, чего смогли добиться родственники погибшей, — временного лишения врача руководящей должности и квалификационных категорий. Но не прошло и трех лет, как виновного... назначили заведующим гинекологическим отделением.

Получается, доказать виновность врача наше законодательство позволяет, а вот с адекватным наказанием возникают серьезные проблемы. Привлечь к административной ответственности еще можно, а вот по уголовным статьям — «убийство по неосторожности» или «преступная халатность» — практически нереально. Тем более получить компенсацию за потерянное здоровье или жизнь близкого.

Об этом шла речь на недавнем заседании Украинского национального совета защиты прав и безопасности пациентов. Как отмечалось, клиенты европейских медучреждений имеют массу прав, в том числе на мнение нескольких врачей (консилиум), на самоопределение относительно методов лечения, на информацию (какие процедуры и лекарства прописаны, их действие и последствия) и даже на сохранение человеческого достоинства и помощь в отправлении религиозных обрядов.

Украинский пациент в этом плане абсолютно бесправен. То есть, конечно, можно в конце концов добиться, чтобы позвали еще одного врача для консультации, рассказали, почему прописаны те или иные лекарства и каковы их побочные эффекты. Но все это требует таких усилий, на которые у пациента часто просто нет сил. Какой измученный болью человек, слыша, что каждая минута промедления грозит гибелью, способен думать рационально и требовать созвать консилиум? Да и с лекарствами всей правды не узнаешь: расскажут, почему выписали именно этот хороший препарат за 280 грн., и все. А то, что есть ничем ему не уступающий отечественный аналог всего за 24 грн., никто не скажет, особенно если приобретать лекарство предлагают в больничной аптеке.

Наиболее проблемно — получить компенсацию за нанесенный моральный и материальный ущерб. О первом в нашем обществе пока не говорят: идет ли речь о некачественной медицинской консультации, оскорблении личности или автомобильной аварии — социальная психология не та. В то же время компенсировать материальные издержки, считают в Ассоциации юристов Украины, вполне реально. Правда, лишь в том случае, если пациент пострадал в частной клинике. Даже без истории болезни на руках можно добиться ареста имущества или средств на банковских счетах и взыскать таким образом компенсацию.

Но тут возникает еще одна проблема: где найти юриста, прекрасно разбирающегося в медицинском законодательстве? В обычных юридических фирмах от «медицинских» дел открещиваются как могут, а специализированных пока нет. Больше повезло клиентам страховых компаний, где работают целые отделы, специализирующиеся на защите прав пациентов и экспертизе качества лечения. В принципе, консультировать они могут и незастрахованного, но вряд ли такая помощь многим по карману, да и практика работы юристов-страховиков с государственными медучреждениями не богатая.

Справедливости ради нужно отметить: и на Западе, где уполномоченный по правам пациентов есть чуть ли не в каждой клинике, не все так гладко. Как явствует из материалов, предоставленных Советом защиты и безопасности прав пациентов, такие специализированные службы начали действовать в конце 60-х годов прошлого столетия. Тогда в США учреждения здравоохранения начали назначать представителей пациентов, так называемых адвокатов пациентов или омбудсменов. Они разбирали жалобы на плохое или «безразличное» (!) оказание медицинской помощи. Сегодня такие адвокаты действуют более чем в половине американских клиник, домах сестринского ухода, госпиталях и так далее.

Несмотря на опыт и более развитую демократию, многие проблемы у нас сходны. К примеру, в Великобритании все попытки получить у официальных лиц точную статистику по врачебным ошибкам, в том числе и фатальным, безуспешны — даже если запрос в адрес министра здравоохранения делают члены парламента. Судебный процесс для получения компенсации рассматривается не иначе как скандал и может длиться около пяти лет (абсолютный рекорд — 17 лет). Дороговизна, сложная процедура, часто некомпетентность юристов делают подобные случаи кошмаром и для врачей, и для пациентов.

Одним словом, в любой стране защита прав пациентов — дело сложное, требующее юристов с опытом, знаниями и навыками в ведении и разрешении таких дел. В Украине, отмечали участники заседания, все осложняется отсутствием не только соответствующих кадров, но и действенного законодательства в этой сфере, реальной системы защиты прав пациентов.

Хотя возможности изменить ситуацию есть. Например, через институт уполномоченного по правам человека в Верховной Раде вполне реально, полагают некоторые специалисты, осуществить переход от так называемой «защищающейся медицины» к «медицине защищающей». Именно служба омбудсмена имеет возможности решать как задачи повседневной защиты пациентов — объективно, быстро, бесплатно и профессионально, так и вопросы глобального совершенствования законодательства, правовой культуры пациентов и медработников. Первый шаг в этом плане уже сделан — в Программе защиты прав потребителей на 2003—2005 годы. Среди мероприятий по ее выполнению числится и разработка проекта закона о защите прав пациентов.

Сегодня же наш человек, прежде чем писать жалобу, должен уяснить, чего же он собственно хочет: излить душу, обеспечить обидчику несколько неприятных минут в кабинете вышестоящего начальства или получить компенсацию за нанесенный ущерб. В первых двух случаях можно смело браться за ручку — результат досягаем. В последнем же, смею уверить (вопреки заявлениям юристов, которые, впрочем, не смогли назвать ни одного выигранного ими дела по защите прав пациентов), ничего кроме нервотрепки приобрести не удастся. Даже с помощью высококлассных юристов: действенных законов пока нет и когда они появятся, неизвестно.

Те же, кто не теряет надежду призвать к ответу виновного медика, могут позвонить в юридическую службу Украинского национального совета защиты прав и безопасности пациентов: (044) 239-33-22.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно