Неотложка для скорой помощи

16 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-23 марта

Последние харьковские новости из службы скорой и неотложной помощи напоминают фронтовые сводки с необъявленной войны врачей и населения...

Последние харьковские новости из службы скорой и неотложной помощи напоминают фронтовые сводки с необъявленной войны врачей и населения.

7 февраля 2007 года. Бригада скорой помощи приехала на вызов в микрорайон «Горизонт». На снегу лежал пожилой мужчина, как потом выяснилось, в состоянии алкогольного опьянения. Рядом стояли его подвыпившие друзья. Медики осмотрели больного и приняли решение — везти в стационар. В это время один из стоявших рядом нетрезвых приятелей пациента накинулся сначала на врача, потом на фельдшера. Медработникам пришлось защищаться. Врач и фельдшер были госпитализированы.

7 февраля 2007 года. Инцидент произошел ночью возле одного из кафе, куда врачи приехали по вызову к 18летней девушке. Только ее поместили в машину скорой помощи, как друзья девушки — подвыпившие молодые люди — применили против медиков баллончик с токсичным газом. Девушку доставили в больницу, у нее установили алкогольное опьянение. Срочная медицинская помощь понадобилась и врачам — у них зафиксирован химический ожог глаз.

17 февраля 2007 года. Вызов в службу 03 поступил от неизвестного, который сказал, что гражданке, проживающей по улице Доватора, стало плохо. Бригада Городской клинической больницы скорой и неотложной помощи была на месте через 10 минут. Медики оказали пациентке помощь, после чего двое присутствующих в квартире мужчин нанесли врачу и фельдшеру удары по голове. Оба медика были направлены на стационарное лечение в нейрохирургию.

За прошедшие полгода зафиксировано восемь инцидентов такого рода, вызвавших громкий резонанс в Харькове.

Для справки

Первая карета с красным крестом, запряженная парой лошадей, выехала на улицы Харькова почти сто лет назад, в 1910 году. У истоков организации этой службы стоял известный и уважаемый в городе врач, действительный статский советник, профессор Иван Николаевич Оболенский.

Созданная им инициативная группа из видных граждан города образовала Комитет скорой медицинской помощи при Харьковском местном управлении Красного Креста. На первом же заседании по предложению профессора Оболенского был организован сбор пожертвований среди членов комитета, который составил немалую по тем временам сумму — 12 тысяч 550 рублей. Небольшие средства выделило и городское управление. В дальнейшем решение финансовой проблемы было возложено на Общество скорой медицинской помощи, своего рода благотворительный фонд, который пополнялся благодаря добровольным пожертвованиям харьковчан. В городском Музее скорой помощи сохранились данные о первом выезде 25 апреля 1910 года к больной, которой стало плохо во время посещения церкви. С этого времени харьковская «скорая» ни на один день не прекращала свою работу.

В прошлом году ее бригады обслужили около 400 тысяч горожан, шестая часть из них была госпитализирована в Городскую клиническую больницу скорой и неотложной помощи.

Наверное, многие телезрители смотрели знаменитый американский сериал «Скорая помощь». Смотрели и восхищались профессионализмом американских медиков, умеющих так четко действовать, искусно оперировать и грамотно выхаживать больных. Повседневная работа украинских врачей тоже могла бы послужить сюжетом для захватывающего фильма — наши специалисты умеют не хуже американцев бороться за жизнь человека, причем в гораздо более сложных материальных условиях и при несравненно меньшей оплате труда.

Что теперь делать врачам и фельдшерам скорой помощи? Как вести себя во время нападений, если в их «боевом арсенале» только лекарства и приборы для измерения давления? Надевать пуленепробиваемые жилеты и шлемы? Нанимать личных охранников? Учиться приемам самообороны? Устраивать митинги и забастовки?..

После того как департамент охраны здоровья и социальных вопросов Харьковского горсовета забил тревогу и направил обращение в Генпрокуратуру и МВД Украины, а сессия горсовета приняла соответствующее обращение от имени депутатов, коллектив больницы скорой и неотложной медицинской помощи написал письмо в прокуратуру Харьковской области, в котором выразил обеспокоенность угрожающей криминальной ситуацией:

«По сути, положение 43-й статьи Конституции Украины, гарантирующее каждому гражданину Украины право на надлежащие, безопасные и здоровые условия труда, в отношении работников здравоохранения Харьковщины соответствующими государственными органами не обеспечено. Вопросы безопасности исполнения своих должностных обязанностей медицинскими работниками, которые поднимаются руководством медучреждений, трудовыми коллективами, общественными организациями и средствами массовой информации, остаются без должного рассмотрения и реагирования».

— Почему в Харькове, который известен своими давними гуманистическими медицинскими традициями, сегодня небезопасно быть медработником? Как вы считаете, откуда берется такое агрессивное отношение к врачам? — с этими вопросами я обратилась к заместителю городского головы, руководителю департамента охраны здоровья и социальных вопросов Харьковского горсовета Игорю Шурме.

— Изменение отношения населения к «человеку в белом халате» характерно сейчас не только для нашего города, но и для всей страны. Сделав медицину реально нищей, но оставив ее формально «бесплатной» для населения, государство тем самым подставило под удар всех работников медицинской сферы.

Что касается нынешней беспрецедентной вспышки насилия против врачей скорой помощи в Харькове, то, по моему глубокому убеждению, ее корни лежат во все том же «деле харьковских врачей», которое тлеет вот уже несколько лет. Бездоказательные и оставшиеся безнаказанными обвинения в краже и убийстве детей, которые были растиражированы СМИ в нарушение всех цивилизованных норм презумпции невиновности, не могли не сыграть свою зловещую роль. Тем более что, к сожалению, ни медицинское сообщество, ни политики, ни правоохранительные органы до сих пор на эти обвинения внятно так и не отреагировали.

В результате хотим мы этого или не хотим, под каток этих обвинений попали все врачи в целом. Вот и получили соответствующую реакцию — насильственные действия по отношению к «убийцам в белом халате». Если средствам массовой информации и даже представителям ПАСЕ позволено без каких-либо последствий оскорблять врачей словом, то почему нетрезвому обывателю не оскорбить его действием? Логика здесь, к сожалению, простая. Сегодня не существует механизмов, которые могли бы обеспечить безопасность врача при исполнении им служебных обязанностей, и медицинский работник утратил надежду на безопасные условия труда.

Хочу привести еще один недавний пример. У подъезда к приемному отделению клинической больницы скорой и неотложной помощи стоит шлагбаум, чтобы гражданские автомобили не мешали движению машин скорой помощи. Подъезжает иномарка, из нее выходит водитель и требует открыть ему проезд. Вахтер отказывает — водитель вынимает пистолет и начинает стрелять. Вызвана милиция. Открыто уголовное дело. Но оно не завершено, обвиняемый — бывший сотрудник областного управления милиции — не понес наказания. Хватит ли вахтеру силы духа в такой же ситуации в следующий раз закрыть шлагбаум перед посторонней машиной? Может ли общество требовать от врача скорой помощи беззаветного служения, если он едет сейчас по вызову, как на войну?

— Что можно сделать в этой ситуации?

— Самое главное — городская власть однозначно и во всеуслышание продемонстрировала, что она на стороне врачей и требует довести до конца открытые криминальные дела. На мой взгляд, сегодня от позиции общественности многое зависит, потому что профсоюзы слабы, а медицинское сообщество не активно.

Помимо этого, есть конкретные меры, которые можно принять — и мы уже это делаем — на муниципальном уровне. Например, в «неотложку» направлен еще один работник милиции, который будет заниматься непосредственно охраной порядка на территории больницы. Установлены сигнальные кнопки, которые позволят работникам правоохранительных органов приехать в стационар в течение трех-пяти минут после вызова. Депутаты городского совета поддержали также нашу инициативу выделить 132 тысячи гривен на страхование выездных бригад медработников скорой и неотложной помощи, с условием, что в дальнейшем эта сумма будет пересматриваться в сторону увеличения. Мы намерены также расширять список застрахованных, например, за счет медперсонала приемного отделения стационаров.

Я уверен, что имеет право на жизнь и идея возрождения в городе системы медицинских, подчеркиваю, медицинских вытрезвителей для людей в алкогольном или наркотическом опьянении. Кстати сказать, во многих городах Украины, например во Львове, они как работали, так и работают.

Очень важно также информировать общество о труде врачей, о состоянии дел в медицинской сфере города в целом. Мы решили создать прецедент в Украине — в ближайшее время при больнице скорой и неотложной помощи начнет функционировать пресс-служба, которая будет оперативно снабжать корреспондентов газет и телевидения необходимой информацией.

— Игорь Михайлович, муниципальная власть объявила 2007 год Годом охраны здоровья. Что вы планируете сделать за это время?

— Городской бюджет здравоохранения в 2007 году составил 360 миллионов гривен. Это только половина от реальных потребностей города, хотя более чем на треть превышает размер средств, выделенных на здравоохранение в прошлом году, и составляет 17% от общего бюджета Харькова. Ассигнования будут увеличены практически по всем основным направлениям отрасли, в том числе на одно посещение в поликлинике и на одно койко-место в больнице.

Помимо этого, у нас есть несколько основных приоритетов: обновление материально-технической базы лечебных учреждений, в том числе автопарка скорой медицинской помощи на 30 автомобилей, приобретение нового томографа, реализация идеи создания харьковского хосписа, создание современного ожогового центра.

— Боюсь, что харьковчане уже не поверят в ожоговый центр… Помнится, выделить соответствующие бюджетные средства на его организацию обещал харьковчанам еще президент Ющенко. В то время в больницу скорой и неотложной помощи была доставлена Настя Овчар. И тут власти «вдруг» обнаружили, что в ожоговом отделении нет ни одной специализированной кровати...

— Харьковчане поверят, когда ожоговый центр вступит в строй — горсовет уже выделил на него 4 миллиона гривен из муниципального бюджета. Наш город также остро нуждается в санитарном вертолете — и МЧС пошло харьковчанам навстречу. Теперь мы решаем вопрос подготовки взлетно-посадочной площадки прямо на территории больницы скорой и неотложной помощи. Хочу подчеркнуть одну принципиальную вещь — город будет сооружать площадку для вертолета за свои средства, но мы готовы принимать пациентов и из области. Я уверен, что совместная эксплуатация санитарного вертолета будет выгодна обеим сторонам при условии последующей коррекции бюджетных трансфертов города и области.

Надеемся, что это будет первый шаг в создании единого медицинского пространства на Харьковщине. Сама жизнь поставила нас перед необходимостью урегулировать сотрудничество медицинских учреждений, которые принадлежат сейчас разным ведомствам и разным уровням административного управления. Нельзя инструкцией отгородиться от всех проблем — нужно активно помогать друг другу на взаимовыгодных условиях. Город слабо использует, например, потенциал медицинских академических НИИ, хотя мог бы сотрудничать на благо всех пациентов. Харьков готов разработать модель такого единого медицинского пространства и опробовать ее работоспособность на примере нашего города.

Конечно, многие вопросы здравоохранения муниципальная власть решить не может — требуется глубинное реформирование на законодательном уровне. Причем и разработка, и принятие базового закона в этой сфере должны быть результатом консолидации разных политических сил. Только в этом случае закон имеет шанс на реализацию.

* * *

У нашего ближайшего соседа — России — дела обстоят не лучше: за последнее время нападения на врачей скорой помощи совершены в Омске, Барнауле, Екатеринбурге, Москве… Только в Новосибирске за год было зафиксировано 30 таких фактов. Преступления по отношению к врачам все чаще совершаются и в других странах, включая высокоразвитые. По-видимому, человек в белом халате потерял в нынешнюю эпоху некий сакральный ореол, который защищал его надежнее правоохранительных органов.

Например, в больнице «Меир» (Израиль) в течение прошлого года произошло несколько нападений пациентов и их родственников на медперсонал. Когда на пожилого врача набросился молодой человек, ожидавший своей очереди на прием, терпение у медиков закончилось. По инициативе главы комитета врачей — общественной организации, объединяющей медиков лечебного учреждения для защиты своих прав, — была проведена четырехчасовая забастовка, а руководитель профсоюза врачей Израиля потребовал от министра здравоохранения и министра внутренней безопасности принять неотложные меры по защите медицинских работников от насилия. Применять жесткие санкции в отношении агрессивных больных начала Национальная служба здравоохранения Великобритании, ввиду все большего распространения таких преступлений.

Насилию в службе здравоохранения была посвящена целая серия статей в «Медицинском журнале Австралии» (Medical Journal of Australia). Оказывается, согласно статистике, в этой благополучной стране на своем рабочем месте каждый год погибает один медицинский работник. Что касается выборки по разным профессиям, то по числу словесных оскорблений медперсонал стоит на втором месте, уступая лишь таксистам, а по фактам физического насилия медики даже опережают таксистов.

Проблема настолько назрела, что пять лет назад представители Международной организации труда, Международного совета медицинских сестер и ВОЗ предприняли кампанию по выработке политики предотвращения насилия в сфере здравоохранения. И дело не только в защите врачей как таковой — специалисты отмечают, что распространение агрессии приводит к ухудшению результатов лечения пациентов. Международная организация «Профессиональное здоровье и безопасность» разработала единые технологические стандарты, регламентирующие деятельность медработников всех уровней в ситуациях словесной или физической агрессии.

* * *

Может быть, серия вспышек немотивированной агрессии в Харькове и других городах страны, наконец, вызовет протест и у украинских врачей? И не только против конкретных случаев насилия и безнаказанности преступников, но и против абсурдной ситуации, когда вся страна живет в рыночных отношениях, а медицина — «как бы» при социализме, правда, без соответствующего финансирования. Такое положение дел влечет за собой не только агрессию по отношению к медикам, но, как известно, и резкое снижение стандартов лечения, коррупцию в этой сфере, низкую продолжительность жизни. Президенту Украины впору говорить не «Моя нация», а «Моя вымирающая нация»…

Кто может инициировать движение «За здравоохранение»? Думаю, «не царь, не Бог и не герой», а только сами медики. В Харькове на днях состоялось первое заседание рабочей группы по созданию общественной организации врачей города, в которую вошли медики, юристы и представители органов самоуправления. Возможно, жизнь таки заставит «людей в белых халатах» создать по примеру коллег из других стран организацию по отстаиванию прав врачей на цивилизованные условия труда? Мы, пациенты, оказавшиеся в заложниках плачевного положения дел в здравоохранении, от этого только выиграем. «Быстрее и точнее всего определить уровень жизни народа в стране можно по состоянию дел в медицине», — сказал Альберт Швейцер.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно