НЕОКОНЧЕННАЯ ПЬЕСА ДЛЯ БАННОЙ МОЧАЛКИ

16 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 16 января-23 января

Кто любит народ, тот должен сводить его в баню. Г.Гейне Нет сомнений, что наши избранники, принявшие в этом году более трехсот законов, любят свой народ...

Кто любит народ, тот должен сводить его в баню.

Г.Гейне

Нет сомнений, что наши избранники, принявшие в этом году более трехсот законов, любят свой народ. Поднапрягшись, они вполне могли бы принять еще один, почти судьбоносный: о праве простого человека на еженедельную помывку. Как это было бы патриотично: подарить народу радость горячей воды!

Каким взрывом гражданской активности, так необходимой в год выборов президента, мы бы ответили на этот шаг, как бы он приблизил нас к европейским стандартам! Ну, если нельзя в закон, то хотя бы в предвыборную программу, а? Так хочется понежиться…

Ахиллесова пята

Если у вас в огороде, на даче, у родителей в ближней к нашему городку деревне есть банька, то считайте меня отныне своей рабой, порученцем, рыбкой на посылках. Прикажите, и я в лепешку разобьюсь. Только возьмите меня с собой в баню!

Люди, ау! Кто из вас слышит стон кое-как помытых тел или легкое почесывание и шелест отмирающего эпидермиса, когда вы, закутавшись в махровый халатик, вдруг вспомните о нас, живущих по городам и весям второй десяток лет не только без горячей, поставляемой централизованно, но зачастую и без холодной воды? Нас, у которых слово «ванна» стало означать сосуд скудельный? А личная гигиена стала настолько же личной, насколько и неприличной.

Признаюсь: баня — моя ахиллесова пята, я уязвима и несчастна, если меня ее лишают. Сколько тревог посещает меня уже накануне блаженной субботы: будет ли вода? Электроэнергия? Не перегорели ли в сауне ТЭНы? Не скупил ли все отделение на 12 помывочных мест какой-нибудь Наибольший мурза, для которого слова «частный заказ» не звучат, как «приговор»?

Наверное, это гены, последствие некоего недуга, какая-то запойная жажда телесного комфорта. Семейное предание повествует, что роды у мамы (шла война) фельдшер из медсанбата принимал в бане и буквально затыкал ей рот, обеспечивая и тишину, и затемнение. Потому я в сауне не умолкаю ни на минуту, словно говорю в последний раз.

Пушкин в своем «Путешествии в Арзрум» 175 лет назад признался, что ничего не знает роскошнее тифлисских бань.

…Что есть горячая вода: средство гигиены, субстанция, дарящая удовольствие и здоровье, радость бытия, чувство комфорта и неги? Где, кроме как в горячей ванне, можно расслабиться, согреться, снять стресс, особенно когда «придешь усталый, вешаться хочется. Ни щи не радуют, ни чая клокотанье. А чайкой поплещешься — и мертвый расхохочется от этого плещущего щекотанья». Это Маяковский, «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру». Писано ровно 75 лет назад в городе Свердловске, на Урале.

Томик со стихами поэта ветеран 395-й Шахтерской дивизии, старейший писатель Луганщины Яков Иванович Захаров в войну носил в кармане гимнастерки и читал про Козырева на привале, мечтая о краниках с «хол» и «гор». Сегодня ветеран носит… кастрюльку с кипятком, если пожелает в ванне «чайкой поплескаться».

И это не в наших Ровеньках, где «аварийную» баню прикрыли еще в середине восьмидесятых и удобно разместили в здании управление социальной сферы угольного холдинга. Это в самом центре областного Луганска, по улице Коцюбинского, 19а, рядом с облгосадминистрацией, федерацией профсоюзов, двумя театрами и прокуратурой. Ни в облкоммунхозе (кстати, бани как очаги коммунальной гигиены не имеют ныне отношения ни к выше, ни к ниже названным организациям), ни в управлении коммунального хозяйства при облгосадминистрации, а также в управлении торговли и бытового обслуживания при ней же, где есть отдел коммунальной гигиены, банями, этими «пережитками социализма», никто не занимается. В разговоре с Ириной Ивановной Колесник, работающей в облгосадминистрации, выяснила, что никто, кроме начальника областной санэпидстанции, про бани ничего мне не скажет: информации о них нет.

В приемной А.Докашенко, не дослушав вопроса, потом уже автоматически переключали меня раз за разом на телефон, где безымянный имярек, обладатель бархатного баритона, терпеливо разъяснял сложившуюся ситуацию: бани нынче все стали частными, там такие цены! А государство не может нести коммунальное бремя, хотя… Со временем придется вернуть давно забытые санпропускники: педикулез там и тут, чесотка, понимаете ли…

Ну а как же добрые санитарные нормы? Сегодня взглянуть на них можно только в старом «Справочнике помощника санитарного врача», новых еще не напечатали.

— Ну как же, есть у них этот справочник, не могли его потерять! — информирует меня бывший городской санврач, ныне пенсионерка В.Задорожняя. Но пришедшие ей на смену вчерашние одиннадцатиклассники из отдела коммунальной гигиены не могут сказать, норма ли почти стотысячному городскому населению иметь две душевые кабинки и 24 тазика для банного употребления. И вы думаете, горожане стоят в очереди, спеша отдать четыре гривни за овладение ими на час? Как бы не так! По словам руководства «Ровенькибытсервиса», городская баня только разоряет предприятие, в бюджет же не закладывается на ее существование ни копейки.

Зачем мне старый справочник, если я целый месяц смогу читать в библиотеке столичного мединститута что-нибудь из последних достижений гигиенической науки? И все это время посвятить практике, следуя рекомендациям санитарных врачей: из осенне-ледникового периода провинциального безбыта я переношусь в киевскую квартирку на Саксаганского, где можно не вылезать из ванны сутками, хватило бы здоровья. Хозяйка ее пустилась в вояж, оставив меня в обществе жизнерадостной дворняжки. Здесь-то, почувствовав себя собакой Павлова, я и оттачивала забытые рефлексы, намереваясь еще раз поведать землякам об ущербности нашего реноме. Ибо как может человек уважать себя, если он не бывает отмыт, как стеклышко?!

«Как будто пришел
к социализму в гости»

Гигиена, она бывает разная (достаточно походить по коридорам СЭС, изучая таблички на дверях): гигиена труда, окружающей среды и населенных мест, гигиена детей и подростков, а также нашего с вами питания. Какой гигиены ни коснись, в ней содержатся не только «стволы и ветви», отходящие от заглавного по теме древа познания, но еще и «листики-цветочки». И все-все гигиенистов интересует, они со тщанием изучают и описывают весь спектр жизни «древа» и публикуют открытия в российском журнале «Гигиена и санитария» (украинского его аналога не существует). Все их интересует, кроме… гигиены коммунальной (гостиницы, парикмахерские, бани там какие-никакие). Ни одной публикации за последние два года, даже рубрики такой нет. Может, частник к своим коммунальным объектам не подпускает? Или дорогие россияне не испытывают проблем с этим щекотливым обстоятельством, особенно летом, когда и пыль, и зной, и комары да мухи? Или у нас в Украине уже все слава богу?

Существует как бы некая культурно-гигиеническая эстафета, передаваемая из поколения в поколение, она совершенствуется по форме и содержанию, чтобы в конце концов стать простой как мычание: «…мыло в руки, и — бултых!» Вернее, существовала, но мы ее в третье тысячелетние не донесли, выдохлись на первой же стометровке: Украина испытывает экономические трудности. Ну и «ке фер? фер-то—ке?!» — вопрошал герой рассказа Тэффи, делать-то что будем?

Наверное, пойдем строить бани, не век же в тазах бултыхаться, шаря по дну мочалкой. Сегодня спасение утопающих (замерзающих, голодающих, больных) стало делом рук самих утопающих. И тогда будет нам и «хол», и «гор» в краниках, как у литейщика в 1928-м, не к ночи он будет помянут. Со своим социализмом, к которому как будто в гости пришел.

Но шутки в сторону: есть ли в Луганской области хоть одно предприятие бытового обслуживания, сохранившее свое исторически сложившееся предназначение? Оказывается, есть, в городе Свердловске. Тут, не мудрствуя лукаво, городская власть отдала баню предприятию БОН (бытовое обслуживание населения), удачно расположенному в черте городского рынка.

БОН живет за счет самообеспечения, за помывку берет по-божески, а многодетным, пенсионерам и малообеспеченным — скидка. Очереди в баню нет, а вот к редкостной профессии мастеру, 80-летнему Федору Козачуку — не пробиться. Он — точильщик инструмента, от топора до маникюрных ножниц, недавно его показывали как местную достопримечательность по TВ. Как и кассир Эмма Воронина, он всю жизнь — в сфере обслуживания, и оба давно стали ее «рекламным продуктом». У бани своя скважина, так что вода в избытке, 12 душевых кабинок, моечное отделение и сауна, бассейн и комната отдыха. Буфет, парикмахерская, платный, для приехавших на рынок за покупками, туалет. Со сторожами всего персонала девять человек.

— Нашу баню называют народной, мы же для простого народа работаем, — говорит бойкая Эмма Свиридовна. — У начальства свои баньки, у нас — своя. Тыщи людей ходят, и все довольны…

Господи, да разве можно это не заметить по румяным лицам, по влажным прядям, по возможности постоять нашему мужику после баньки голова к голове за пивной стойкой? Ах, как хорошо-то им!

Невезучее санэпидблагополучие

«Дано мне тело. Что мне делать с ним, таким ненужным и таким моим?» — восклицал поэт, не вооруженный знаниями об экологии человека. Как в свете этой науки нам, простым смертным, избежать загрязнения своей внутренней среды, сохранить физиологические резервы организма? Как добиваться санэпидблагополучия в «данном теле», которое по большому счету все же является неотъемлемой частью Природы?

Вопросам несть числа, и все — для любопытных: что есть границы если не комфортного, то хотя бы удовлетворительного существования индивида? Как относиться к бесценному дару — коже (у нас ее от полутора до двух квадратных метров!), что незаметно, ненавязчиво обеспечивает рецепцию тепловых, холодовых и тактильных раздражений? Она же — тепло- и газообменник между нами и окружающей средой.

Доказано, что кожа является местом синтеза витамина Д, а чистые кожные покровы защищают нас от проникновения микроорганизмов. Недостаточный уход за ними сопровождается не только образованием дурнопахнущих летучих соединений, что подвигает нас на покупку духов и дезодорантов: по данным зарубежных исследований, обратное всасывание пота через кожные покровы может даже вызывать интоксикацию организма (не тут ли кроются тайны нераспознанных диагнозов?).

Микроорганизмы и грибы, проникая в загрязненную кожу, способны вызвать потницу, дерматиты, пиодермиты, дермафитозы. Дыхание через загрязненную кожу снижается на 10—15 процентов, что приводит к ухудшению общего состояния. Всего пять минут под душем — и с кожи удалена грязь, пот, жир, ороговевшие и омертвевшие клетки. Чепуховые на первый взгляд гигиенические меры, а за ними — здоровье и работоспособность, сохраненные физиологические резервы организма, банальнейшая радость тела — как без нее?

Наш последний бастион — государственные санитарные врачи: данные им полномочия позволяют считать приоритетными те или иные меры, направленные на охрану здоровья населения. Но что-то не слышно их голосов в законодательном лесу, где рубят, а на нас щепки летят…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно