ЛЕКАРСТВА СТАНУТ ДОРОЖЕ И ХУЖЕ?

17 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 17 января-24 января

Кажется, на сей раз пронесло! Сегодня на вынесенный в заголовок вопрос можно с облегчением дать ответ: по крайней мере, в самое ближайшее время нам это не грозит...

Кажется, на сей раз пронесло! Сегодня на вынесенный в заголовок вопрос можно с облегчением дать ответ: по крайней мере, в самое ближайшее время нам это не грозит. Хотя в конце прошлого года страна была буквально на «волосок» от 30—35-процентного (по прогнозам ряда специалистов) повышения цен на медикаменты. Изыскивая средства для пополнения госбюджета, народные депутаты предложили отменить льготу по освобождению от НДС лекарственных средств и изделий медицинского назначения — мол, это наиболее объемная потеря казны. Однако, несмотря на то что страсти улеглись — инициатива не нашла поддержки на должном уровне, — проблема остается актуальной.

— Тема введения НДС на производство лекарственных препаратов уже не первый год поднимается депутатами накануне принятия бюджета, — прокомментировал ситуацию заместитель госсекретаря Минздрава Михаил Пасечник. — Мы считаем, что пока это преждевременный и недостаточно социально взвешенный шаг. Он не только не принесет той прибыли, о которой говорили депутаты, но и может привести к массе негативных последствий. В особенности сейчас, когда еще не окончена разработка системы государственного регулирования цен на лекарственные средства и изделия медицинского назначения, по-прежнему крайне низкой остается платежеспособность населения и финансирование медучреждений, отсутствуют эффективные системы компенсации затрат на лекарства.

— Авторы законопроекта оценивают «медикаментозные» потери бюджета-2001 в миллиард гривен. Не разумней ли все-таки собрать эту сумму у производителей и направить, скажем, на погашение льгот на медикаменты нуждающимся?

— Реальный объем отечественного фармрынка в том же 2001 г. составил 3,027 млрд. То есть НДС с этой суммы (20%) составил бы чуть больше 600 млн. грн. Но что означает такое повышение цен на лекарства для населения? Резко снизится доступность медпрепаратов, уменьшатся возможности бюджетов всех уровней для обеспечения льготных категорий и для реализации государственных программ. Предприятиям станет невыгодно выпускать дешевые препараты, и они начнут исчезать из продажи. Возникнет дефицит лекарств, в первую очередь отечественных, среди которых есть и жизненно необходимые.

— Почему? Ведь все прочие условия останутся прежними?

— Дело в том, что большинство отечественных препаратов изготавливают из импортных субстанций. Цены на них фиксированные. То есть исходная стоимость препарата останется прежней, добавится НДС, а соответствующим образом повысить отпускную цену предприятия не смогут — рынок не воспримет. В такой ситуации могут быть два выхода: остановить производство малорентабельной продукции либо искать более дешевые (а значит, и менее качественные) субстанции. Итог — не только общее повышение цен, но и снижение качества ряда препаратов. Более того, снизятся объемы производства — уменьшатся и отчисления в бюджет, часть оборотов по реализации уйдет в тень. Значит, и этих шестисот миллионов бюджет не получит. Я уже не говорю о том, что падает и рентабельность отечественных фармпредприятий.

— Народные депутаты утверждают прямо противоположное: она превышает 100%.

— Реально идет ее снижение. Если в 1997 г. рентабельность составляла 55,2%, то в позапрошлом — 37,5%. Начиная с 2000 г., цены на фармацевтическую продукцию росли значительно медленнее, чем по всей промышленности.

— Некоторые участники прошедшего не так давно «круглого стола», обсуждавшие вопрос «Отвечает ли стратегия государства по развитию фармацевтической отрасли национальной безопасности Украины?», полагают, что законопроект — происки российских фармацевтических компаний, которым после введения в России НДС на лекарства стало сложно конкурировать на украинском рынке.

— Думаю, вряд ли это связано с россиянами, тем более что сложно определить, кому на самом деле принадлежит то или иное предприятие. Но вот урок из российского опыта извлечь, на мой взгляд, следует. Там после введения 10% НДС розничные цены на лекарства в среднем выросли на 12%, а в отдельных регионах до 40%. При этом нужно учитывать, что отмене льготы предшествовало пятилетнее освобождение производителей жизненно важных препаратов и изделий медицинского назначения от уплаты налога на прибыль. Это позволило модернизировать предприятия, повысить качество и конкурентоспособность фармацевтической продукции. Повыше в России и покупательная способность населения. Для сравнения: каждый житель Украины тратит на лекарства в среднем 65,11 грн. в год, что почти вдвое меньше, нежели тратит россиянин.

— Насколько я знаю, нардепы предполагали ввести в Украине самую высокую ставку НДС на лекарства в Европе — 20%?

— Действительно, даже в развитых странах ставка этого налога на лекарства, как правило, ниже, чем на иные группы товаров. Так, в Бельгии она составляет 6%, столько же в Голландии, в Испании — 3%, Франции — 2,5%, Финляндии — 8%, Италии — 9% и Германии — 15%. К слову, вопрос о «лекарственном» НДС полностью с повестки дня ВР не снят. В качестве варианта для обсуждения предложена ставка налога 3—5%. Возможно, в середине года мы и вернемся к этой проблеме.

— Вы говорили о падении рентабельности украинских фармпредприятий. Разрабатываются ли правительством какие-либо меры по их поддержке?

— Наиболее действенным инструментом государственной политики в этой области является Национальный реестр жизненно необходимых лекарственных средств. Он у нас уже сформирован. Это порядка 740 международных названий, из которых 52% отечественного производства и 48% — импортного. Исходя из этого реестра, формируются и стандарты лечения. Так, предприятиям, выпускающим такие медикаменты, государство должно оказывать всяческую поддержку, начиная с разработки препаратов и заканчивая их реализацией, различных льгот и т.п. Существуют и другие формы поддержки. К примеру, мы предполагаем отменить таможенный сбор при ввозе в страну тех лекарственных субстанций, которые у нас не выпускаются, — всего 45 наименований. А на те, которые производятся, наоборот, повысить — с 5% до 10%.

Аналогичные меры планируется принять и в отношении крайне необходимых стране препаратов, которые также у нас не выпускаются (всего порядка 200 наименований): например, онкологических, части противодиабетических. Это должно поддержать фирмы, проводящие собственные исследования, в том числе и в рамках принятой в Украине программы импортозамещения. Надо сказать, что, несмотря на весьма скромное финансирование (в 20 раз меньше необходимого), уже замещено более 180 лекарств: в основном за счет самих производителей. Разработан также и механизм регистрации цен, что также должно привести к некоторой стабилизации рынка. Поэтому мы надеемся, что произойдет не повышение, а, наоборот, снижение цен на медикаменты. К слову, такая тенденция наметилась уже в прошлом году (данные за десять месяцев), когда фармпрепараты подешевели на 0,1%.

Однако представители фармацевтических предприятий в оптимистичный прогноз верят с трудом. С одной стороны, действительно, украинские фармзаводы за последнее десятилетие значительно «выросли»: желание выстоять в конкурентной борьбе с мощными «иностранцами» вынудило их расширить ассортимент, добавить в него не только необходимые, но и удобные в применении и приятные на вкус лекарства. Появились глазные капли и инфузийные растворы в полихлорвиниловых упаковках, твердые и мягкие капсулы, шипучие (легкорастворимые) и двухслойные таблетки и многое другое. Среди стран СНГ Украина первая начала выпускать детские препараты, сейчас готовятся к производству лекарства для матери и ребенка. Но, с другой стороны, как отметил директор государственного киевского предприятия «Биофарма» Константин Курищук, в последнее время на рынке наблюдается стагнация. Динамика разработок новых препаратов снижается, экспорт неуклонно падает, объемы производства стоят на месте. (По официальным данным, наблюдается небольшой рост приблизительно в 5%.) Сегодня, отметил г-н Курищук, вся наша фармпромышленность «сидит» на генериках тридцатилетней давности. В то же время основой процветания ведущих фармацевтических гигантов является их мощная научная база. Несмотря на то что выпуск генериков считается перспективным направлением для любой компании и приносит большие прибыли, именно внедрение оригинальных препаратов позволяет выйти на мировой рынок. Вложения в подобные исследования в итоге окупаются с лихвой.

Ставка же только на генерики, по словам директора государственного научного центра «Лекарственные средства» Виктора Георгиевского, в определенный момент может даже представлять угрозу национальной безопасности. «Необходимо не только завозить то, что имеется на Западе, — пояснил он, — но и создавать свои брендовые генерики и вести собственные разработки. Иначе возможна ситуация, когда некая мощная зарубежная фирма придет на наш рынок, продемпингует выпускаемые у нас генерики и «зарубит» украинское производство».

В общем, ситуация складывается следующая: государство понимает, что оно должно поддерживать родного производителя, знает как и даже вроде бы какие-то меры принимает, но почему-то они оказываются малоэффективными. В итоге этот самый производитель остается один на один с рыночными реалиями. Более того, «зависает» и большинство дельных предложений предпринимателей. Конкретный пример.

— Ежегодно на программу иммунопрофилактики населения из Госбюджета выделяется 80 млн. грн., основная часть из которых тратится на закупку импортных препаратов, — говорит заместитель председателя государственной акционерной компании «Укрмедпром» Инна Демченко. — Между тем на «реанимацию» соответствующего отечественного производства нужно 10,7 млн. грн. Два года мы обращались с просьбой включить в план госфинансирования проект восстановления производства вакцин на госпредприятии «Биопром-Одесса». Пока безрезультатно. А по рекомендациям ВОЗ, страна, население которой больше тридцати миллионов, должна обеспечивать потребность в иммунобиологических препаратах самостоятельно.

Остается открытым и вопрос реализации госзаказа на жизненно необходимые лекарственные средства. Статья 8 Закона Украины «О поставках продукции для государственных нужд» гласит, что «для исполнителей госзаказа, основанных полностью… на государственной собственности… госзаказ на поставку продукции является обязательным». В той же России на иммунобиологические препараты (их выпускает 14 предприятий) внедрен стопроцентный госзаказ. «Укрмедпром» два года вносит предложения о включении в госзаказ жизненно необходимых лекарств, выпускаемых его дочерними предприятиями, — антибиотиков, противотуберкулезных, наркотических и психотропных препаратов. Но вопрос опять-таки остается открытым.

Еще одна «болевая точка» — тендеры. По мнению И.Демченко, целесообразно было бы ограничить закупку лекарственных средств отечественными производителями при условии наличия собственного аналогичного производства. Кроме того, необходимо оптимизировать сами закупки лекарств: сегодня практически все средства, выделяемые на них централизованно, идут не производителям, а дистрибьюторам. То есть и в этом случае не способствуют модернизации отечественных фармпредприятий. И последнее. Фармацевты считают необходимым вернуться к государственным программам внедрения в производство препаратов, которые входят в реестр жизненно необходимых лекарственных средств по рекомендациям ВОЗ, а также к бюджетному финансированию научных разработок, как это, к слову, делается в Чехии. Исполнителей программ можно определять по результатам конкурсного отбора. Это позволит избежать многократного дублирования номенклатуры отечественными производителями и может стать основой для национальной и экономической безопасности страны.

Словом, разумной и взвешенной государственной политики в области поддержки украинского производителя фармацевтической продукции у нас нет. Редкие положительные шаги практически не влияют на общую довольно безрадостную картину. Конечно, нельзя исключать, что руководители фармпредприятий несколько сгущают краски. Но чем стараться «укусить» богатого, лучше попытаться защитить бедного. Ведь ситуация с медикаментами у нас и впрямь критическая, причем практически по всем группам. Так, почти два года не выделялись бюджетные средства на лечение онкологических больных: деньги шли только детям и на онкогематологию. Недовыполнялись программы по иммунопрофилактике, лечению больных диабетом и туберкулезом. Последние получали исключительно противотуберкулезные препараты, на приобретение лекарств для лечения оппортунистических болезней людям приходилось изыскивать собственные средства.

Практически совсем не финансируется приобретение антиретровирусных препаратов для лечения больных СПИДом, даже детей. Деньги, запланированные бюджетом на нынешний год (их хватит примерно на 50 человек), — капля в море по сравнению с более чем полумиллионной армией больных. При этом, вопреки бодрым рапортам правительства об общем снижении цен на большинство продуктов питания и медикаментов, они, наоборот, выросли. Если не принять срочные меры, в том числе и по расширению производства отечественных менее дорогостоящих препаратов, то нас через каких-нибудь пару лет ожидает самая настоящая социальная катастрофа. Действительно, сколько люди могут выбирать между таблеткой и стаканом молока?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно