ЛЕКАРСТВА ОТ ЛУКАВСТВА

18 апреля, 2003, 00:00 Распечатать

В Минздраве в который раз затеяли реформу. Нет, речь не о коренных преобразованиях в здравоохранен...

В Минздраве в который раз затеяли реформу. Нет, речь не о коренных преобразованиях в здравоохранении (за исключением кадровых рокировок, борьбы за портфели в обновленном министерстве реальных реформаторских шагов пока не наблюдается) — реформировать решили фармацевтический сектор. Разве в этой медицинской области хуже всего обстоят дела? Вопрос (вернее, ответ), по-видимому, заключается в другом. Что возьмешь с бедной медицины? А вот с фармацевтики, где сегодня крутятся немалые деньги, для будущих выборов собрать довольно-таки кругленькую сумму можно. Именно такой многим видится подоплека создания Государственной службы лекарственных средств и изделий медицинского назначения (далее — Служба), правительственного органа, наделенного всеохватывающими полномочиями в части контроля производства, регистрации и реализации лекарственных средств (ЛС). Для камуфляжа всей этой затеи использован чисто пиаровский ход: дескать, реформа проводится с благороднейшей целью — улучшить доступность лекарств для населения.

Каким же образом предполагается обеспечить «доступность» и какой смысл вкладывается в это понятие? Конкретного ответа на интересующий всех вопрос у «реформаторов» искать тщетно. Об этом красноречиво засвидетельствовала пресс-конференция в Минздраве, состоявшаяся несколько дней назад после совещания по вопросам создания государственной программы обеспечения населения лекарственными средствами.

Вот, к примеру, ответ высокопоставленного чиновника на вопрос, в чем заключается суть реформы и какие функции положены на новосозданную Службу?: «…кілька функцій. Одна з них — щодо формування державної політики забезпечення лікарськими засобами, оновлення національного переліку основних життєво необхідних препаратів, а також провадження реєстрації (дальше неразборчиво. — Авт.). Тому сьогоднішня наша зустріч була щодо одного з питань, тобто розробка національної політики, елементом якої і є такий орган як Державна служба лікарських засобів. Це велика програма… (неразборчиво. — Авт.) фінансування цих ліків, далі — система забезпечення лікарськими засобами, регулювання, використання… (неразборчиво. — Авт.) щодо розробки і підтримки впровадження нових лікарських засобів фармацевтичною промисловістю України. Це — основні засади цієї політики».

Все понятно?.. Руководство новосозданной Службы не смогло дать ни одного четкого и вразумительного ответа на вопросы журналистов. Другие участники пресс-конференции тоже уходили от конкретных ответов, мол, состоялась только первая встреча по вопросу разработки национальной лекарственной программы и говорить об основных ее положениях рано. Какие научные силы и специалисты привлечены к подготовке этого очень важного документа — осталось неизвестным. Совещание в Минздраве созывалось в очень спешном порядке, проходило за «закрытыми дверьми», и по некоторым косвенным признакам можно было предположить, что там царила отнюдь не непринужденная атмосфера. Очевидно, масла в огонь страстей подлила критическая публикация в «ЗН» (№ 12, 2003 г.) за подписью нескольких ученых — академиков АМНУ, в которой они высказали свое недоумение в связи с намерением подвергнуть коренной ломке сложившуюся систему регистрации и контроля качества лекарственных средств, напомнив новоявленным «реформаторам» основной принцип медицины «не навреди».

Кто ходит в обычную аптеку, где старики у кассы вытряхивают последние «хлебные» копейки, тот имеет представление, насколько остро стоит сегодня в нашем обществе проблема доступности лекарств. И это в то время, когда фармацевтический рынок Украины уже забыл, что такое дефицит медпрепаратов. Более того, в отечественном фармацевтическом секторе существует проблема перепроизводства. Такое положение в значительной мере обусловлено тем, что фармацевтика, в том числе система обеспечения лекарствами, работает в рыночных условиях, тогда как система здравоохранения по своей сути все еще остается «советской». Сокращение бюджетного финансирования здравоохранения, неэффективное использование средств, бестолковое руководство отраслью крайне негативно отразились на обеспечении лечебных учреждений лекарственными средствами. Низкая платежеспособность большинства наших сограждан, в свою очередь, привела к тому, что лекарства, особенно дорогостоящие, стали для них не доступными.

Согласно терминологии ВОЗ, используемой во всем мире, понятие «доступность лекарственных средств» рассматривается в двух аспектах: физическая доступность (предложение качественных, эффективных и безопасных лекарств) — собственное производство, импорт и система реализации, в первую очередь через аптечную сеть; экономическая доступность, которая включает, с одной стороны, систему государственного финансирования лекарств или компенсации больному, с другой — систему формирования спроса на лекарства для пациентов. И в том и в другом случае, по рекомендациям ВОЗ, должна быть разработана система эффективного использования средств, без которой невозможно внедрение страховой медицины, а также нельзя определить затраты на лекарственное обеспечение. Кто-то этими серьезными вопросами у нас занимается? И если с физической доступностью у нас сегодня дела обстоят неплохо, аптек развелось — не счесть и ассортимент — как в супермаркете, то, что касается экономической…

Многие полагают, что улучшение доступности ЛС (и даже озвучивают это с высоких трибун) означает снижение цен на лекарства. В этой связи знающий руководитель, с которым пришлось недавно беседовать, напомнил анекдот советских времен. Приехавший из райкома товарищ, вручая красное знамя за достижения в соцсоревновании, спрашивает у виновницы торжества: «Мария, а четыре тысячи литров от коровы ты можешь надоить?» «Могу!» — бойко отвечает доярка. «А четыре с половиной?» — «Постараюсь!» — «А пять?» — «Так одна вода будет…»

Похоже, в соответствии с такой логикой мы собираемся добиваться улучшения доступности лекарств. Не задумываясь при этом, откуда могут взяться дешевые медикаменты, если растут цены на сырье, субстанции, электроэнергию и т. д., наконец, налоги? Более того, пока не снят с повестки дня вопрос об НДС на лекарства. Специалисты подсчитали: в результате введения 10-процентного НДС за год умрут 50 — 60 тысяч человек. Такой может оказаться истинная цена благих намерений. Поэтому сама идея — сделать лекарства доступными путем их удешевления — заведомо провальная и может расцениваться не иначе как дешевая предвыборная агитка.

Специалисты отрасли предложили (и уже давно) конкретные меры по улучшению положения с лекарственным обеспечением. Речь идет, в первую очередь, о государственном заказе на ЛС. При этом заранее будут устанавливаться предельные наценки на эти лекарства на рынке. Под этот заказ необходимо сформировать и утвердить Перечень жизненно необходимых ЛС — на их закупку (а не просто на медикаменты, как сейчас) и предполагается направлять бюджетные средства. Чтобы больницы были обеспечены необходимыми медпрепаратами и люди не умирали от несмертельных болезней, потому что им не за что купить лекарство.

По мнению специалистов, в условиях ограниченного финансирования такой перечень должен включать порядка 300 медпрепаратов. Согласно рекомендациям ВОЗ, этого количества вполне достаточно, чтобы охватить все известные группы заболеваний. Конечно, учитывая уровень экономического развития и другие особенности, каждая страна формирует свой список жизненно необходимых ЛС.

Существует ли на сегодня такой перечень в Украине? Существует, хотя большинство врачей его отродясь не видали. Судя по этому списку, — он включает не менее 2000 лекарственных средств, — мы самая богатая страна в мире. Узнай какой-либо ВОЗовский эксперт, что в перечень жизненно необходимых ЛС у нас входит, к примеру, кора дуба, он будет, мягко говоря, удивлен. Хотя чему удивляться, если этот перечень составлялся исходя из интересов производителей ЛС, а не потребителей, или пациентов, как это принято в мире.

Согласно рекомендациям ВОЗ, доступность лекарственных средств — ключевой элемент национальной политики в области медикаментозного обеспечения. На реализацию этого ключевого положения, хочется надеяться, и будут направлены инициативы наших реформаторов. Пока же новообразованной Службе не до этих глобальных проблем — у нее своих внутренних хоть пруд пруди. Дело в том, что подготовленный Минздравом проект положения «О Государственной службе лекарственных средств и изделий медицинского назначения», как оказалось, противоречит действующим нормативно-правовым актам. Чего и следовало ожидать — к его разработке специалистов не привлекли. Вот и получилось множество нестыковок. На них указали в своих заключениях Минюст и другие ведомства, куда проект документа отправили на согласование.

В частности, обращено внимание на дублирование функций, которые выполняет Госинспекция по контролю качества лекарственных средств и которые предлагается возложить на Службу. Функции Государственного фармакологического центра Служба также пытается подмять «под себя». Фактически речь идет о попытке сосредоточить в одних руках, то есть под «крышей» Службы, все три независимые друг от друга структуры, осуществляющие контрольные функции: контроль производства — до создания Службы осуществлялся Госдепартаментом по контролю за качеством, безопасностью и производством лекарственных средств и изделий медицинского назначения; контроль качества ЛС на этапе их регистрации — Государственный фармакологический центр; контроль качества ЛС на этапе их реализации —Государственная инспекция по контролю качества ЛС. Но ведь в свое время подобного управленческого монстра уже создавали и через год вынуждены были ликвидировать как нежизнеспособного. Или, может быть, в силу новых задач потребовалось реанимировать идею, видоизменив лишь название? Иначе зачем под видом реформирования разрушать то, что с такими усилиями удалось создать? Неужели у первого заместителя государственного секретаря Министерства здравоохранения сегодня недостаточно полномочий, чтобы управлять отраслью? Их даже больше, чем когда-то имелось у председателя Госкомбиопрома. Или же, как говорится, не по Сеньке шапка?

Очередная перманентная революция в фармацевтическом секторе, как утверждают специалисты, мнению которых есть основания доверять, ни к чему хорошему, кроме неразберихи, не приведет. Разве для разработки государственной лекарственной политики нужно было создавать Службу, наделяя ее особыми полномочиями? О каком улучшении доступности ЛС в условиях нестабильности можно говорить? И не логичнее ли ставить вопрос иначе — не как сделать лекарства дешевыми (в мире не хотят лечиться дешевыми лекарствами), а как сделать так, чтобы человек получал достойную зарплату и смог купить их себе сам. Понятно, что об инвалидах, малоимущих государство должно позаботиться, как и о том, чтобы в государственных больницах всегда было все необходимое для спасения человеческих жизней.

Не верится, чтобы над всем этим не задумывались как инициаторы так называемой реформы, так и исполнители. Лукавим?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно