«Лекарства без границ» — амбициозный, но вполне реальный проект»

15 апреля, 2011, 14:27 Распечатать Выпуск №14, 15 апреля-22 апреля

Эти апрельские дни для всех наполнены хлопотами, ведь приближаются и печальные, и радостные даты — годовщина аварии на Чернобыльской АЭС и Пасха.

Эти апрельские дни для всех наполнены хлопотами, ведь приближаются и печальные, и радостные даты — годовщина аварии на Чернобыльской АЭС и Пасха. К ним готовятся общественные организации, благотворительные фонды и предприятия, в том числе и киевский «Фармак». По традиции фармацевты проведут встречи с ветеранами Великой Отечественной войны, инвалидами и чернобыльцами, вручат им подарки. Конфедерация деловых женщин Украины, совместно с которой организуют чествование ликвидаторов аварии на ЧАЭС и ветеранов труда, передала пожелание, чтобы в подарочные наборы обязательно положили корвалол, барбовал, корвалдин и прочие лекарства, которые выпускает «Фармак». Эти лекарственные препараты хорошо известны, без них, наверное, не обходится ни одна украинская семья.

— Это не инновационные препараты, но они завоевали огромную популярность, прежде всего потому, что качественные и, как говорят в народе, очень нужные, — рассказывает Филя Жебровская, генеральный директор ОАО «Фармак». — В 2008 году мы заменили линии, на которых почти полвека выпускались эти лекарства. Чтобы хорошо всем знакомые препараты и в дальнейшем оставались качественными и эффективными, мы потратили 11 млн. евро на техническое переоснащение производства в соответствии с нормами и правилами GMP. Бесспорно, за 85 лет существования предприятия наша продукция побывала в каждой домашней аптечке и каждом лечебном учреждении.

— Эксперты считают, что государство условно можно назвать фармацевтически независимым, если отечественные предприятия выпускают препараты, стратегически важные для здравоохранения — инсулины, кардиопрепараты, противовирусные и тому подобные. Это защищает граждан страны, поскольку их жизнь и здоровье не будут зависеть от зарубежных монополистов, по собственному усмотрению решающих, когда поставлять лекарства и по каким ценам: вспомните, что творилось во время эпидемии гриппа в 2009 году. Можно ли считать, что «Фармак» внес свой вклад в обеспечение фармацевтической независимости страны?

— Речь идет не о независимости, а, скорее, о безопасности. Никто же не ставит вопрос, что страна должна стопроцентно обеспечить лечебный процесс препаратами собственного производства. Однако когда речь идет об инфекционных, эндокринных, сердечно-сосудистых заболеваниях, о вакцинации детей, то основа должна быть отечественной. Важно, чтобы государство определилось, в какие программы вкладывать средства, как реагировать на вызовы тысячелетия.

— Что из стратегически важного списка выпускает «Фармак»?

— Инсулины, противовирусные препараты. Кстати, эпидемия гриппа 2009 года послужила поводом проверить, насколько готова наша фармацевтика к таким чрезвычайным ситуациям, что у нас есть, а чего не хватает. Однако, к сожалению, обратили внимание не на производство, а на аптеки, в которых проверяли запасы и показывали пустые полки. А мы, как и другие отечественные производители, работали тогда круглые сутки, чтобы обеспечить людей необходимыми лекарствами и от гриппа, и от сезонных респираторных вирусных инфекций. Мы многое сделали для того, чтобы население увидело, что необходимые лекарства поступают в аптеки, и перестало паниковать.

Если взять группу противовирусных препаратов, то в 2010 году около 50% объема продаж в Украине — наша продукция. Есть в списке и хорошо известные лекарства, и новые, тот же интерферон, который мы выпускаем с применением биотехнологий. По результатам первого квартала нынешнего года, как мы видим, преимущество отдается именно нашей продукции (но, к величайшему сожалению, если говорить об объеме, рынок потребляет почти 70% отечественных лекарственных средств (ЛС) и 30% импортных, а в денежном выражении — 30% отечественных ЛС и 70% импортных). Известно, что свыше 80% лекарственных препаратов люди покупают на собственные средства, выбирают фирму-производителя по собственному усмотрению, голосуют кошельком за то, чему доверяют.

— Не многие государства мира выпускают инсулины. И Украина входит в их число. У вас были довольно большие планы относительно инсулина, все удалось реализовать, кризис не помешал?

— Всего три компании в мире занимаются выпуском инсулинов. При нынешних условиях ни наше государство, ни тем более фармацевтическая компания не может выделить достаточно средств для разработки и выпуска новейших, оригинальных препаратов, — на это транснациональные компании тратят миллиарды долларов. Но через трансфер технологии есть возможность привлечь то, что нужно для безопасности государства, — мы этим начали заниматься еще в 1999 году. Украинская фармкомпания должна иметь такой уровень производства и такую репутацию, чтобы зарубежные партнеры обратили на нее внимание, отнеслись с доверием. Мы доказали свою готовность к такому сотрудничеству. Совместный с транснациональной компанией проект был реализован в два этапа: сначала мы выпускали инсулин с ин-балк, а в 2006 году ввели в действие новую линию, сертифицированную по стандартам GMP, и запустили производство инсулинов из субстанции по полному циклу. Сейчас идет процесс передачи трансфер-технологий по выпуску инсулина в картриджах. В общем, на этом направлении у нас есть планы на сотрудничество до 2020 года.

— С логотипом «Фармак» сегодня выпускается свыше 200 наименований препаратов. Насколько сложно работать с таким портфелем?

— Очень сложно, но для крупной компании, выпускающей генерики, это необходимо. Для нас чрезвычайно важно, чтобы наш рост опережал развитие фармацевтического рынка. На протяжении последних трех лет мы почти вдвое увеличили объемы реализации продукции. Благодаря чему держим такой темп? Ежегодно внедряем выпуск 15—16 новых препаратов, в нынешнем году запланировано 13. А что касается разработок, то в списке уже есть 45 названий, и еще 35 рассматриваем как перспективные, — их должен утвердить инновационный совет.

— Не прекращаются дискуссии, чем лучше лечить больных — оригинальными препаратами или генериками. Одни врачи говорят, что это не имеет значения, важно, чтобы терапия была подобрана правильно, другие считают, что следует давать только оригинальные препараты, — хоть и дорогие, зато действенные.

— Обе стороны правы: действительно, нужно правильно подобрать схему лечения. И хорошо было бы лечиться только оригинальными препаратами. Но ни одно государство не в состоянии отказаться от генериков, поскольку не в состоянии обеспечить лечение своих граждан только оригиналами. Это аксиома. Кроме того, следует учитывать, что у граждан не хватит на это денег, потому что стоят оригинальные препараты довольно дорого.

Важно, чтобы было доверие: у пациента — к врачу, а у врача — к производителю фармпрепаратов. Знаете, почему вокруг наших инсулинов нет выдумок? Потому что большинство эндокринологов, работающих в Украине, наверняка побывали на производстве. Мы им все показали — куда поступает сырье, как проходит технологический процесс, как осуществляется контроль качества, условия сохранения на складе готовой продукции. Это убеждает лучше, чем слова.

— Больше всего слухов циркулирует вокруг субстанции, из которой производят генерики, — есть сомнения по поводу качества, поскольку закупают ее в Китае. Между тем представители германских, английских фармфирм этого не скрывают, ведь мировой центр производства субстанций расположен именно в Китае. Почему же украинские фирмы избегают разговоров о том, откуда берут сырье?

— Все транснациональные компании с так называемой вертикальной интеграцией, то есть от выпуска субстанции до готового препарата, имеют заводы в Китае. Поэтому говорить, что украинские производители покупают в Китае, а Великобритания или Германия от нуля до упаковки все делают на своей территории, — значит заниматься мифотворчеством. Следует побывать на заводах в Шанхае, чтобы убедиться, насколько современный, высокотехнологичный там уровень производства. Китайцы вложили колоссальные средства в переоснащение производства, у них нет совместных технологических схем — если на линии выпускают гентомицин, то только его и больше ничего. С одной и той же линии забирают продукцию все страны — и мы, и Европа, так что основа для изготовления лекарств у нас одинаковая.

Мы уже не реагируем на ерунду, когда даже политики говорят, что украинские заводы выпускают «не таблетки, а мел». Сегодня лидеры рынка, и «Фармак» в том числе, так оснащены, что о меле не может быть и речи. Кто же будет вкладывать миллионы евро в техническую модернизацию, чтобы экономить на сырье и выпускать явно неэффективные лекарственные препараты?! Все производство базируется на компьютерных программах, контролируется каждую секунду, на качество лекарств не влияет человеческий фактор, здесь нет права на ошибку. Пора уже отказываться от мифов.

— Какие перспективы открывает вступление Украины в Систему сотрудничества фармацевтических инспекций PIC/S?

— Оно прежде всего свидетельствует о признании системы обеспечения качества производства лекарственных средств в Украине, ведь этому предшествовал международный аудит отечественных предприятий, в том числе «Фармака». Присоединение к PIC/S облегчит заключение соглашений на производство фармпродукции между украинскими компаниями и фирмами стран-участниц. Становится возможным выпуск продукции зарубежных фирм на наших линиях, собственно, мы уже реализуем такой проект.

Международному сотрудничеству мы уделяем большое внимание. Нам удалось сохранить зарубежные рынки сбыта — почти 20% своей продукции мы экспортируем, и не только в страны СНГ, но и в Польшу, Болгарию, страны Балтии. Однако не все вопросы можно решить самостоятельно, нужна государственная поддержка. Мы сотрудничаем с Узбекистаном, но не можем получить деньги за нашу продукцию: они «зависают» не у наших партнеров, а в банках, поскольку там не проводится конвертация узбекской валюты ни в доллары США, ни в гривни, ни в российские рубли. Это касается не только нашего предприятия, а всех, кто сегодня отправляет в Узбекистан свою продукцию. Своими силами производители-экспортеры этого не решат, нужно межправительственное соглашение. И как можно скорее, поскольку Украина может потерять этот рынок.

— Программа «Фарма-2020», действующая в России, вызывает зависть у украинских коллег, ведь там государство понимает важность развития отечественной фармацевтики. Какая поддержка государства нужна украинской фарминдустрии? Или главное — чтобы не мешали?

— Я недавно принимала участие в рабочей встрече, где общалась с коллегами и учеными. Вселила надежду беседа с академиком А.Сердюком, президентом АМН, который понимает, что ученые и фармпроизводители должны работать рука об руку. Что нам нужно больше всего? Те препараты, которые разрабатывают научно-исследовательские институты, должны быть включены в стандарты и формуляры лечения, чтобы на них ориентировались, подбирая терапию больным. Потому что как иначе новый препарат дойдет до пациента? Если будем видеть, что есть такая цепочка, то найдем средства на клинические и доклинические исследования, на фармацевтические разработки. Мы готовы вкладывать деньги, готовы прислушаться — а что нужно системе здравоохранения? Какие планы у МЗ, вписываемся ли мы в них?

— Фармбизнес не просит денег на развитие, не требует льгот, а только хочет знать правила игры?

— И чтобы их все придерживались. Во время реализации проекта трансфера технологий по производству инсулинов мы накопили опыт работы по генно-инженерным препаратам и решили им воспользоваться. Взялись за программу внедрения выпуска вакцины против полиомиелита. Проект согласовали с МЗ, обратились в СНБО, — поскольку я считаю, что этот вопрос касается безопасности страны. Мы прошли долгий путь, в конце концов все утвердили. С пачками документов и программой обратилась в банк: есть программа и поддержка государства, есть деньги, но их недостаточно, нам нужен кредит, чтобы построить биотехнологическую лабораторию и производство для выпуска вакцин.

Однако утвержденная программа — это одно, а зеленый свет на рынок вакцин — совсем другое. Мы зарегистрировали вакцину против полиомиелита с ведущим институтом мира — Нидерландским институтом вакцин. И что сделало министерство? Внесло изменения в календарь прививок. Они его не отменили, а перешли на многокомпонентную вакцину. И потребность в однокомпонентной вакцине против полиомиелита отпала.

Как нам объяснили, все это ради того, чтобы делать один укол, а не несколько, как было раньше. Тогда мы начали работать над вакциной против гепатита В, зарегистрировали, утвердили, а потом услышали: запасов этой вакцины достаточно, мы не будем ее закупать. Вот такие подходы и разрушают отношения государства и бизнеса: здесь не только поддержки нет, но и доверия не хватает. В результате цена прививки многокомпонентной вакциной вдвое выше, чем набором однокомпонентных вакцин от одних и тех же болезней. Как следствие — денег на прививки у государства не хватает, вакцин не хватает, а люди должны покупать их за собственные средства. Часть населения вообще отказывается от вакцинации.

— Во всем мире фармфирмы любят вести «охоту на мозги». И начинается она с университетов. Где вы ищете кадры?

— Мы тоже охотимся за умными головами, а еще больше любим «выращивать» их сами. Сотрудничаем со многими учебными заведениями — берем выпускников нашего фармацевтического университета, политехнического, а также университета пищевых технологий, которые готовят специалистов по биотехнологиям. Мы очень помолодели. Раньше средний возраст на «Фармаке» был 45 лет, а теперь — 36.

У нашего ученого совета есть программа подготовки молодых ученых. У нас есть школа по изучению английского языка, где за деньги предприятия учатся перспективные молодые специалисты. Также есть курсы, на которых учат основам менеджмента, поскольку это очень нужно технологам. Всем молодым специалистам, к сожалению, не можем предоставить жилье, однако есть программы, которые помогают им в решении жилищных проблем. Мы выплачиваем проценты с ипотечных кредитов наших специалистов, а также частичные компенсации тем, кто снимает жилье. Последние два года даем самую высокую заработную плату, разработали систему бонусов, стремимся заинтересовать каждого человека работать старательно и профессионально.

— Современный бизнес — это не только планы и технологии, но и социальная ответственность.

— Для «Фармака» это ответственность не только перед своими работниками, но и перед обществом, ведь наша продукция социально важна. Это также забота об окружающей среде, решение экологических вопросов. Система менеджмента предприятия сертифицирована в национальной и международной системах сертификации по ІSО 9001:2000, ISO 14001 и ISO 13485.

Конечно, предоставляем помощь многим медицинским учреждениям, организациям Красного Креста, благотворительным фондам, которые занимаются инвалидами войны, детьми-инвалидами, сиротами. В прошлом году мы на это направили свыше 7 млн. гривен.

— Я неоднократно слышала, что в детском доме «Малятко» все признательны «Фармаку» за постоянную заботу и щедрые подарки детям. Но мало кто знает, что вы, вместе с В.Поляченко, взяли под опеку детей, которые стали вашими крестниками. Девочки восторженно рассказывают историю о том, как ваша подопечная готовилась к выпускному балу в школе, какое замечательное платье и туфельки вы с ней купили.

— Идея принадлежит Владимиру Аврумовичу Поляченко. «Киевгорстрой» очень много помогал детдому, но уютный быт далеко не все решает в жизни детей, лишенных материнской и отцовской заботы. Директора заводов, входивших в состав холдинга, решили заниматься девочками и мальчиками как своими крестниками. И мы присоединились к этому. У меня две девочки, они уже взрослые. Надя работает, но мы все равно с ней встречаемся, у нее слабое здоровье, так что этому уделяем самое большое внимание. А красивое платье мы выбирали для Вики — хотелось, чтобы в школе на выпускном она выглядела не хуже ровесниц, которым все это покупали родители. Она отлично закончила школу, поступила на юридический факультет Национального университета имени Шевченко. Учится на бюджетном отделении, получает стипендию. Идея заботы о крестниках состояла в том, чтобы помочь сиротам получить образование, освоить специальность, получить работу. Во время каникул Вика работает у нас в юридическом отделе, прибегает ко мне и на работу, и домой.

Мы ездим в «Малятко», помогаем с ремонтами, построили медицинский центр, всегда поддерживаем лекарствами. На собственные средства открыли часовню — теперь детям есть где помолиться. Я рада, что ко всему этому причастна. Мне намекают, что крестницы уже взрослые, время подумать о маленькой.

— Подумали?

— Попросила: дайте мне мальчика, чтобы у крестниц был братец. Я не представляю уже себя без них.

— Вы удовлетворены результатами 2010 года?

— Очень, ведь мы стали лидерами фармацевтического рынка. Когда я встречалась с трудовым коллективом, отрапортовала лаконично: мы выполнили все обязательства, до последнего пункта, которые были записаны в коллективном договоре.

Как и планировалось, внедрили 14 новых препаратов, сдали две технологические линии, завершаем работу по мазям и драже диазолин. Все технологические линии, которые у нас работают, сертифицированы по GMP. Следующая задача — исследование биоэквивалентности лекарственных препаратов. Планируем это завершить в 2013 году, затем будем работать над созданием научного центра инновационных технологий, возьмемся за новые проекты. «Лекарства без границ» — амбициозный, но вполне реальный проект. Хочется создать в Украине предприятие европейского образца, для лекарственных препаратов которого, условно говоря, не было бы границ. Чтобы досье «Фармака» мы могли подать в любую страну мира и без проблем зарегистрировать там свой препарат. И чтобы этот процесс зависел от наших намерений и пожеланий, а не только от возможностей. Это та высокая планка, которую я сегодня ставлю перед собой и перед коллективом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно