Какой выбор сделает медакадемия?

27 ноября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 27 ноября-4 декабря

Национальная академия медицинских наук готовится к выборам президента. За 23 года ее существования это будут вторые выборы, которые, как обещает руководство, пройдут прозрачно и демократично. На пост президента НАМН могут претендовать не только те кандидаты, которых выдвинут институты, но и самовыдвиженцы, чьи программы наберут наибольшее количество голосов.

Медицина без науки — ремесло.

Николай Бурденко

 

 

Национальная академия медицинских наук готовится к выборам президента. За 23 года ее существования это будут вторые выборы, которые, как обещает руководство, пройдут прозрачно и демократично. На пост президента НАМН могут претендовать не только те кандидаты, которых выдвинут институты, но и самовыдвиженцы, чьи программы наберут наибольшее количество голосов. 

После основания Академии медицинских наук в феврале 1993 г. ее долгое время возглавлял академик Александр Возианов. В то время он мог во всем рассчитывать на поддержку президиума и совета старейшин, стоявших у истоков создания академии. Многие министры здравоохранения не хотели мириться с тем, что в медицине есть второй трон, который повыше министерского, и публично заявляли о желании присоединить академию к своему царству. Министров у нас меняют часто. Накануне отставки некоторые из них обнаруживали у себя огромный потенциал, в том числе и научный, позволяющий стать не только доктором наук, но и влиться в ряды членкоров и академиков. 

Вначале в состав АМН входило немногим более десяти научных учреждений. Сегодня она объединяет 36 институтов, охватывающих все направления медицины. Ученые помнят, что новый 2011 год академия встречала как последний — тогдашняя власть решила ее реорганизовать. Точнее забрать имущественный комплекс, а людей отпустить в свободное плавание — и пусть занимаются наукой. При этом никто не знал, кому и как будут переданы сотни исследовательских, лечебных, административных корпусов и десятки гектаров земли, на которых они расположены.

Ни программы развития, ни финансовых расчетов — ничего не было. Были, как теперь выражаются политики, чьи-то хотелки, чуть прикрытые хитросплетенными кружевами обещаний. По сути это был рейдерский захват, который удалось остановить в самую последнюю минуту. В начале февраля
2011 г. А.Возианов написал заявление об отставке, основная версия — по состоянию здоровья. На следующий же день провели выборы. Тайным голосованием президентом НАМН Украины был избран директор Института гигиены и медицинской экологии им. А.Марзеева Андрей Сердюк.

При обсуждении кандидатур на должности вице-президентов он предложил ректоров киевского и одесского медуниверситетов — чтобы укрепить связь науки с образованием. Избрали обоих — и В.Москаленко, и В.Запорожана. Что, в общем-то, для многих директоров академических институтов стало неприятной неожиданностью. По залу прокатился недовольный шум — донецкие ученые при поддержке депутатов-регионалов требовали повышенную квоту для Донбасса, напоминая об особой миссии своих земляков. Кто бы знал, что именно тогда в академии была заложена мина замедленного действия.

За пять лет в АМН изменили многое. Точнее, хотели изменить, но удалось не все. Во всех институтах прошли выборы директоров, где могли голосовать не только ученые, но и сотрудники клиник и других подразделений. Руководителя одного из днепропетровских институтов уволили за многочисленные нарушения, информацию обнародовали, чего ранее не случалось. Большинство же директоров сохранили свои должности. В нескольких столичных институтах сработало телефонное право — коллектив проголосовал за одного кандидата, а контракт подписали с другим. Были скандалы, суды, кто-то добился справедливости, а кому-то пришлось смириться, потому что так решили в кабинетах на улице Грушевского. Чиновники нередко "подсказывали", кто в списках претендентов самый достойный стать на ближайших выборах членкором или академиком АМН, забывая о таких "мелочах", как вклад в науку или процедура тайного голосования.

Не секрет, что Кабмин, который цепко держит академию в бюджетных рукавицах, всегда вмешивался в ее дела, не считаясь ни с ее самоуправлением, ни с нормами этики и морали. Говорят, можно было уйти из-под этой опеки. Наверное. Как при разводе с богатым мужем, который выставляет жену за дверь, оставив себе все движимое и недвижимое имущество. Потому что уверен: у кого деньги, тот всегда прав.

Чиновники хоть и поглядывают на ученых свысока, но стараются заручиться их поддержкой, когда ситуация накаляется и кто-то должен взять ответственность на себя. Когда это выгодно, у нас любят прикрываться рекомендациями ученых. Пожалуй, самым резонансным был случай, когда правительство принимало решения, как бороться с Майданом. Когда дошло до применения водометов против мирно протестующих людей, тогдашний премьер-министр обратился к медикам: решайте — можно или нет. Экс-министр здравоохранения, член-корреспондент АМН (последней волны) Р.Богатырева немедля поставила свою подпись. Хотя, безусловно, знала о запрете применять водометы при низких температурах, тем более на морозе. Несколько человек из Небесной сотни погибли именно из-за тяжелых пневмоний — им выпало защищать Майдан, стоя под ледяными струями водометов. 

В те же дни ученых из Института им.А.Марзеева вывезли на полигон, где исследовали воздействие слезоточивого газа и других спецсредств, которые планировали массово применять против майдановцев. Все, что от них требовалось — подписать документы, разрешающие применение этого химического арсенала для разгона демонстрантов, как "не представляющего угрозы жизни и здоровью". Несговорчивых женщин держали там до самой ночи. А те, теряя сознание от холода и напряжения, упрямо рассказывали о химических соединениях и о том, как пагубно они влияют на человеческий организм.

За последние два года наша страна изменилась до неузнаваемости. И Академия медицинских наук тоже. Она находит силы и возможности, чтобы своевременно ответить на вызовы времени. Я не знаю, много ли сотрудников академических клиник стояло на Майдане в те дни. Но уверена, что к Небесной сотне присоединилось бы очень много людей, если бы специалисты АМН не стояли днем и ночью в операционных и реанимационных, спасая раненых.

"В самые горячие дни — 18—20 февраля — медицинскую помощь получили 187 раненых, — рассказывает вице-президент НАМН, академик Виталий Цимбалюк. — Это те, кто зарегистрировался. Поток пострадавших был намного больше, люди часто отказывались от регистрации, зная, к чему это может привести. Они получали медицинскую помощь и уезжали. Из городских больниц милиция забирала раненых майдановцев — вспомните историю Вербицкого и Луценко. Но из академических клиник ни единого раненого в милицию не сдали. Хотя все знали о приказе. Наши специалисты ездили на консультации в больницы, забирали тех, кому нужна была высокоспециализированная помощь.

Когда начались боевые действия на Донбассе, мы создали академическую базу на 500 коек. Каждый институт подготовился к приему раненых и больных своего профиля. Очень тяжелым был период, когда шли бои под Дебальцево. Вместе с врачами медслужбы Минобороны мы принимали борты с ранеными и распределяли, кого в какую клинику отправлять. Все отделения были заполнены, мест катастрофически не хватало — 20 бойцов пришлось отправить в Феофанию.

Мы подготовили список огнестрельных ранений и осложнений, с которыми могут забирать академические клиники, передали его в межведомственный штаб по оказанию медицинской помощи и в парламент. В госпиталях оказывают первую помощь, а в наших клиниках делают сложные операции, иногда не одну, а несколько, что позволяет значительно улучшить состояние бойцов. Как-то в Институт им. Шалимова доставили молодого парня, которому взрывом почти оторвало руку, в животе полно осколков — сплошное кровавое месиво. Его прооперировали, несмотря ни на что выходили и даже руку спасли.

В госпиталях не всегда понимают, почему таких раненых нужно отправлять именно в академические клиники. Да потому, что в институтах оказывается высокотехнологическая специализированная медпомощь уровня 3+. Тут есть необходимое оборудование и, что самое главное, опытные высококвалифицированные кадры. 

В клиниках НАМН прошли лечение 923 участника АТО. Наибольшая нагрузка была у институтов хирургического профиля".

Сегодня на первое место выходят проблемы психологической реабилитации, в которой остро нуждаются 25—30% бойцов АТО.

"Наша клиника половину коечного фонда выделила для лечения тех, кто пострадал, защищая страну, — объясняет директор Института медицины труда, вице-президент НАМН Юрий Кундиев. — Мы создали научно-практическое подразделение, занимающееся психофизиологической реабилитацией бойцов, вернувшихся из зоны АТО. Наши врачи работают вместе со специалистами Института психологии Академии педагогических наук. Больше 300 бойцов уже прошли лечение в клинике. Как показывает опыт, эта работа должна продолжаться годами — в США до сих пор переживают вьетнамский синдром".

Академия медицинских наук выступила инициатором создания современной военно-медицинской доктрины Украины. Опытные специалисты из разных институтов подготовили методические рекомендации и отправили их врачам, спасающим бойцов АТО в госпиталях и больницах.

"Мы регулярно проводим конференции и семинары вместе с военными врачами, — подчеркивает директор Института травматологии и ортопедии Георгий Гайко. — Анализируем наиболее часто встречающиеся ошибки, показываем, как их нужно исправлять. Результаты есть — ошибок стало меньше, хирурги чувствуют себя намного увереннее, когда им приходится извлекать осколки, оперировать раненые суставы, сосуды.

Из госпиталей к нам отправляют тяжелых раненых, которым нужна специализированная помощь. Мы уже прооперировали и пролечили более 400 бойцов. Многим поставили эндопротезы — ребята не надеялись, что встанут на ноги, а сейчас они бегают. Что очень трудно решается — вопросы реабилитации. Это касается раненых всех профилей". 

Любой разговор о работе институтов сегодня начинается с войны на Донбассе. Никогда ранее в клиниках АМН не приходилось спасать от смерти сколько молодых ребят, как за последние полтора года. В Институте им. Амосова прооперировали бойца, из сердца которого извлекли четыре осколка. Хирурги говорят — успели спасти, потому что его доставили самолетом.

"Бригады специалистов из институтов им. Шалимова и им. Амосова часто выезжают в зону АТО, где оказывают медицинскую помощь не только бойцам АТО, но и мирному населению, — рассказывает и.о. директора Института сердечно-сосудистой хирургии им. Н.Амосова Василий Лазоришинец. — Там люди вообще отрезаны от медицинской помощи, тем более от высокоспециализированной такого профиля и такого уровня, как в академических клиниках. За полтора года было принято более 25 тысяч пациентов разного профиля из Донецкой и Луганской областей.

Наш институт не только разрабатывает новые методики лечения, но и передает свой опыт в кардиоцентры, работающие в каждой области. Многие виды операций уже делают в этих клиниках, но самых сложных больных, которых невозможно спасти без новейших технологий и методик, мы забираем к себе.

В Украине ежегодно рождается примерно 4,5-5 тыс. детей с врожденными пороками сердца. Из них 30-40% нуждаются в операциях на первом году жизни. Есть новорожденные, на спасение жизни которых отведено всего 2—3 суток. Без науки это сделать невозможно.

Мы сегодня имеем уникальные результаты хирургического лечения, научные разработки высокого уровня, которые, как показал Европейский конгресс кардиохирургов, весьма интересны нашим коллегам из европейских клиник. Но материально-техническая база, увы, отстает. Общество должно поддерживать медицинскую науку, потому что нигде, кроме академических институтов, люди не смогут получать медицинскую помощь такого высокого уровня — ни в областных, ни, тем более, районных больницах".

"Без науки наша медицина не поднимется выше уровня райбольницы, — убежден директор Института эндокринологии и обмена веществ им. В.Комиссаренко Николай Тронько. — В мире помнят, что в апреле 2016 года исполняется 30 лет аварии на ЧАЭС. В Японии и США запланированы всемирные форумы, посвященные научно-медицинским последствиям аварии на ЧАЭС. А в Украине? Тишина. А ведь это вопрос престижа государства, свидетельство его заботы о грядущих поколениях.

К нам обратились эксперты ВОЗ по вопросам, касающимся тактики и стратегии ведения детского радиоиндуцированного рака щитовидной железы. Совместно с Национальным институтом рака мы запустили проект, проводим уникальные исследования, которых нет даже в Европе. 

Мы — четвертая страна в мире, имеющая реестр детей, родившихся от родителей, больных сахарным диабетом. Наши специалисты объединяют фундаментальную науку и клиническую практику — ведут этих детей, изучают состояние иммунной системы, ищут эффективные методы профилактики и лечения".

Пока одни занимаются научной и клинической работой, другие, оставив все дела, готовятся к грядущим выборам. Любая избирательная кампания в нашей стране, к сожалению, проходит с нарушениями, обвинениями и скандалами. Академия — не исключение. На днях все институты получили письмо на официальном бланке за подписью одного из вице-президентов НАМН, в котором он обвиняет президента академии не только в коррупции, но во всех смертных грехах.

На сайте НАМН появилось предупреждение о мошенничестве: исходящий номер на письме липовый, подпись поддельная. Академик заявил, что письма он не писал. Но намерен написать заявление в компетентные органы, чтобы те нашли настоящего автора и "поблагодарили" за проделанную работу.

Во всем этом чувствуется рука мастера. Мастера интриг и черного пиара.

Во-первых, такой прием поможет посеять раздор между руководителями академии, институтов, клиник, ассоциаций. Поэтому письмо не просто адресовали всем, кто борется с коррупцией, а персонально каждому директору института. Одно из писем, говорят, отправили директору Института им.Амосова Г.Кнышову. Наверное, сочинители не в курсе, что Геннадий Васильевич Кнышов покинул этот суетный мир еще 1 ноября.

Во-вторых, предвыборная кампания началась заблаговременно, более года назад. Раскачивают лодку представители общественной организации, которые якобы обиделись на президента А.Сердюка за то, что он выселил их клинику с территории Лавры. Ни для кого, кроме этих активистов, не было секретом, что распоряжение подписал экс-премьер-министр, чтобы угодить руководству Лавры и их московским покровителям. Но под Кабмин возмущенные пациенты ходить не рискнули, они предпочитают пугать ученых, появляясь в дни заседаний с оскорбительными плакатами. Они считают, что самый большой очаг коррупции в нашей стране — НАМН, что спасти науку может только отставка президента А.Сердюка.

За всем этим несложно заметить людей, готовых в любой момент возглавить эту самую коррупцию — в смысле занять кресло президента НАМН. Есть желающие и на пост вице-президентов. Посильную помощь в этом деле им оказывал народный депутат, сейчас уже бывший, который рассылал во все компетентные органы гневные письма на своем бланке.

Кстати, в архивах ZN.UA набралось несколько килограмм таких писем и обращений. Их присылали не только по почте, но и передавали через разных людей, которые думали, что они тоже приобщаются к борьбе с коррупцией. Были упреки, что мы покрываем коррупционеров, не используем материалы, добытые нардепом. На самом деле пакет документов — это растиражированное письмо, копии которого отправляли в прокуратуру и т.д. В нем много слов, но мало фактов. Наверное, поэтому и не дошло дело до судов. 

На страницах ZN.UA неоднократно появлялись статьи, посвященные НАМН. Наши читатели информированы как о позитивных, так и негативных событиях, происходящих в учреждениях академии. Мы писали и о врачебных ошибках, на которые жаловались пациенты, и о злоупотреблениях при сдаче площадей в аренду, и о дорогостоящем оборудовании, которое долго простаивает на складах, потому что не подготовлены соответствующие помещения и т.д. Но каждый факт в публикации был подтвержден результатами проверки КРУ, Счетной палаты, прокуратуры. 

Чем ближе выборы, тем наглее действуют те, кто хочет влиять на их результаты. В последнее время на заседания президиума академии, где присутствуют и директора институтов, приходят люди специфической наружности, в камуфляже. Они называют себя представителями автомайдана, которые пришли бороться с коррупцией. Те, кто организует такие акции, не только превращают академию в посмешище, но и ставят под угрозу ее дальнейшее существование. 

Бюджетный процесс, как известно, затянулся. Чиновники упорно ищут, сколько у кого можно отнять, чтобы уменьшить финансовую дыру. Наука, образование, здравоохранение — это как раз те статьи бюджета, которые в наши дни никем и ничем не защищены. Нужно ли финансировать академию, когда на каждом углу кричат о невероятной коррупции в ее стенах? Годится любой предлог, чтобы осуществить то, что не удалось пять лет назад. Выгода двойная — экономия бюджетных средств и передача имущественного комплекса академии в нужные руки. 

Еще пару скандалов, и новый 2016 год НАМН будет встречать как последний в своей истории. Ненужными станут не только выборы, но и специалисты, работающие в академических институтах, и тысячи больных и раненых, надеющихся на их помощь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • Reader_28 Reader_28 28 листопада, 14:05 "На пост президента НАМН могут претендовать не только те кандидаты, которых выдвинут институты, но и самовыдвиженцы, чьи программы наберут наибольшее количество голосов. " В НАНУ научные сотрудники лишены даже права избрать директора института, а о самовыдвиженцах и программах никогда не слышали. Пора правительству заняться реформированием НАНУ. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться kfmn kfmn 1 грудня, 00:27 Получается, что и в самом деле "новий, 2016 рік, НАМН зустрічатиме як останній у своїй історії". Правительство Яценюка хочет с 1 января присоединить все отраслевые академии к НАНУ, см. только что выложенный проект бюджета, статья 30. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться kfmn kfmn 1 грудня, 00:24 "В НАНУ научные сотрудники лишены даже права избрать директора института" - Во-первых, по уставу института НАНУ директор выбирается "с учетом мнения научных сотрудников института", и фактически не было случаев, чтобы отделение назначало директора, против которого проголосовал научный коллектив. Во-вторых: а как Вы думаете, кто избирает директора института, например, в Обществе Фраунгофера в Германии или в CNRS во Франции? В этих организациях, сравнимых по функциям, структуре и численности (но увы, не по бюджету) с НАНУ, даже президент не выбирается, а назначается правительством. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно