ЕДИНСТВО ОБРАЗА ДЕЙСТВИЯ

07 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 9, 7 марта-14 марта 2003г.
Отправить
Отправить

«Никто не говорит, что на пчеле лежит священный долг делать мед. Она его делает потому, что она — пчела» А...

Завод «Индар»
Завод «Индар»
Завод «Индар»

«Никто не говорит, что на пчеле лежит священный долг делать мед. Она его делает потому, что она — пчела»

А. Герцен

Мы любим подхваливать чужие уставы — японскую этику, китайскую беспрекословность, американскую деловую культуру. И поступаем правильно — там есть чему поучиться. Но иногда чужой блеск застит нам глаза, смещает пропорции и светотени, и мы не видим очевидных достоинств отечественного общежития. По крайней мере, в среде его «продвинутых» образований. Киевский завод по производству инсулиновых препаратов «Индар» — из их числа.

Алексей Лазарев
Алексей Лазарев
Алексей Лазарев

Этапы большого пути

Ключевые позиции производственной идеологии завода — долгосрочность стратегии и системность практических шагов. «Индар» ничего не делал наобум. На заводе прекрасно понимали, что должны превзойти себя, — просто выпускать качественный продукт в данном случае нельзя. Надо было выдвинуть идеи, отвечающие всей остроте и серьезности проблемы, и в то же время — достаточно неожиданные. Это заводчанам удалось. «Индар» предложил целостную концепцию становления и увязки всей инсулиновой «цепочки» в стране: производителя отечественных препаратов, организаторов здравоохранения, эндокринологов, общественных организаций и движений, фондов и центров, социальных программ и школ (обучения и самоконтроля), средств информации, и естественно, самих больных сахарным диабетом. То есть речь шла о создании на широкой платформе открытости и соучастия реальной программы всестороннего диабетического сервиса посредством ряда коммуникативных, информационных и обучающих структур. Эта программа сразу вывела завод из ординарного ряда «чистых» производителей, исчерпывающих свои притязания нормой прибыли. Не впал «Индар» и в другую крайность — не стал продвигать свою торговую марку спонсированием зрелищ и концертов эстрадных звезд. Все, что он делал, развивало именно диабетическую сферу, и развивало эффективно. В итоге, во многом благодаря «Индару», диабет в Украине имеет сегодня совсем иной качественный формат.

Нынешняя, уже привычно разумеющаяся норма обеспеченности больных препаратами инсулина привела к пересмотру всей системы противостояния тяжелому недугу. И обнажила ряд застарелых проблем. Прежде всего — во врачебной среде. Эндокринологов надо было завоевать. «Генетическое» недоверие к своим лекарствам оказалось не только у больных.

За прошлый год более тысячи врачей прошли через цеха и лаборатории завода. Специалисты с высшим образованием и знанием биохимии воочию увидели всю сложность и высокотехнологичность изготовления инсулина. А в лабораториях предприятия они могли наблюдать и принимать участие в контроле качества препаратов, входящего сырья, реактивов, компонентов, воды и вспомогательных материалов по семистам различным показателям. Это имело важнейший обучающий и психологический эффект. Вместе с новыми знаниями распространялись и отечественные инсулины. Украина постепенно поворачивалась лицом к заводу. А имея в союзниках врачей, можно было думать о создании системы диабетической безопасности в стране.

С началом применений в медицинской практике киевских инсулинов завод совместно с НИИ эндокринологии и обмена веществ им. В.Комисаренко основал поименный реестр больных, «идущих» на препаратах «Индара». На каждого пациента была заведена индивидуальная карточка, куда доктор вносил всю картину, сопровождающую прием лекарств. Таких карточек на сегодня уже около 60 тысяч. А медицинская служба предприятия объявила о беспрецедентной инициативе — создании собственного реестра. На заводе хотят знать о каждом, именно о каждом больном, который применяет отечественные инсулины.

Лекарства для «Индара» — не только товар, а часть общей концепции самореализации предприятия. Ведь полноценное медикаментозное лечение инсулинозависимого больного неизбежно меняет весь стиль его жизни. Больной сахарным диабетом сам должен стать для себя контролером. Но для этого с ним надо умело и последовательно работать. В этом смысле уже количественное насыщение рынка отечественными инсулинами — инновация «Индара», ориентирующая больных на превращение их в сторонников активного образа жизни, что неизбежно приводит к необходимости широкого познания себя и своих новых возможностей, выходу на новый цивилизационный уровень преодоления диабета.

Помимо этого завод проводит объемную работу по медико-информационному сопровождению инсулинов: выпускает свой вестник, сборники лекций, книги, дневники самоконтроля для больных, проводит обучающие семинары, открывает школы диабета. Имея концепцию собственного социального маркетинга, «Индар» год от года расширяет количество социальных программ: «Мать и ребенок», программа поддержки спортивных акций для людей с диабетом, проведение конкурсов творчества молодежи, дней открытых дверей на предприятии и т.д.

Но самая главная «социалка» «Индара» — гарантия выпуска препаратов инсулина высшего качества, в достаточных объемах и в полном ассортименте. Каждый из индаровцев знает — он изготавливает и разливает по флаконам не напитки, а лекарства, которые спасают людей.

Никогда не был «размыт» на заводе и взгляд на структуру предприятия. Доктор биологических наук Алексей Лазарев сразу задумал ее как синтез научно-производственного холдинга и медико-исследовательского центра и терпеливо идет к намеченной цели. Каждое нынешнее локальное подразделение — прообраз будущего направления деятельности предприятия, в совокупности позволяющего добиваться комплексного прогресса в науке, производстве и медицинском обслуживании больных. Американская пословица гласит: «Скрипящее колесо получает масло». Мы говорим — дорогу осилит идущий.

Индаровский характер

Образом жизни «Индар» напоминает мне маленькую подводную лодку. Та же компактность, тот же собранный, почти режимный уклад, и то же единоначалие. «Субмарина» «Индар» в трудные времена «ложится на дно», чтобы не запеленговали и не потопили, а в дни трудовых побед — гордо несет свой флаг над «темной волной». И ни на день не прерывает «поход».

Лазарев никогда не упускает случая публично отметить свою команду. Его выверенная характеристика подчиненных всегда неизменна: «Людей мы подбирали с особой тщательностью. А ориентация на руководящий и технический персонал предприятий бывшего военно-промышленного комплекса оказалась исключительно продуктивной. Не стоит забывать, что эти специалисты еще лет двадцать назад работали в области высоких технологий. Ставка на их компетентность себя полностью оправдала. И хочу подчеркнуть: квалификация персонала, культура производства и масштаб личности прочно взаимосвязаны. Мы не потеряли ни одного специалиста, прошедшего стажировку в Германии и воспринявшего новую культуру, новую идеологию труда, и я бы сказал даже — новое миропонимание. В его основе — высокое ощущение ценности жизни (а у нас оно традиционно занижено) и потребность «выложиться до конца».

Проверенная еще на строительной эпопее, команда «Индара» и впрямь выдержала все тесты на выживаемость. А на удары судьбы отвечала все новыми и новыми усилиями сплоченной работы и дисциплины. Преданность делу Лазарев ценит, но исповедует принцип Экзюпери: «Можно любить тех, кому приказываешь, но нельзя говорить им об этом».

Преимущество среднего предприятия в том, что в нем трудно затеряться, и безвестных работников в нем не бывает по определению: все знают всех, и все структуры видны на просвет. Отсюда и возможные проблемы — если это не «большая семья», то неизбежно — «коммунальная квартира». Так вот, склочники на «Индаре» не выживают. Этому способствует и характер личности директора предприятия.

Летом прошлого года, когда заводу почти полгода не платили за поставленную продукцию, казалось, — еще чуть-чуть и «Индар» рухнет. Тогда и проявились лучшие деловые черты его команды. Они не предавались унынию, а успешно решали новые задачи: регистрировали свои препараты в России, осваивали наладку новой линии картриджных форм инсулина в комплекте со шприц-ручкой, осваивали производство субстанций и сразу нескольких форм генно-инженерного инсулина. Этот «ответ Керзону» доводил противников «Индара» до белого каления — Лазарев любую проблему превращал в решаемую задачу, выводящую завод на новый качественный уровень. Все его действия имели конкретно измеряемый результат, все начинания он неизменно доводил до логического конца, а понятия полупобеды для него вообще не существует.

Вместе с тем стиль руководства Алексея Павловича не грешит излишним демократизмом. Обладая внутренней силой и непререкаемым авторитетом среди подчиненных, он весьма крут по части неукоснительности выполнения его поручений. Но мою попытку сравнить его с известным латиноамериканским диктатором Лазарев не принял: «Я директор. И необходимый результат обязан видеть четче, чем кто-либо. И ответственность у меня иная. Я не очень понимаю разговоры о делегировании своих функций и полномочий управленцам более низкого звена — как я могу делегировать то, за что отвечаю единолично? Цена стратегической ошибки слишком высока, чтобы экспериментировать в этом направлении. Каждому руководителю достаточно своей свободы — только бы дерзал. А я обязан сделать все, чтобы не затихал долгосрочный импульс развития».

Этого умения Лазареву не занимать. Его принципиальные решения неизменно содержат, по крайней мере, три аспекта: производственно-рыночную цель, мотивационную основу для персонала предприятия и общественную метафору. Причем последняя всегда конкретна, понятна и достижима — в части улучшения образа жизни. Потому и привлекательна.

А еще директор для коллектива — главный ньюсмейкер. Его идей, решений, высказываний и действий для «нескучной» жизни подчиненных хватает за глаза. Индаровцы на работе говорят о работе. Это касается и самого директора. С ним бессмысленно говорить о хобби или отдыхе, а об «Индаре» — сколько угодно. И это не ограниченность. Утверждал же Ландау: «Бездарность всегда разностороннее». Сосредоточенность на одном — разве этого мало, если человек одарен, а конечная цель гуманна? А Лазарев безусловно искренен, когда говорит: «Я исхожу из того, что на стадии становления страны и возрождения культуры нации безусловно необходимы лидеры, однозначно ориентированные на получение результата для всех». Такая позиция обогащает и «отстраивает» нравственную модель бизнеса, многократно усиливает значение чисто производственных достижений предприятия.

Национальный масштаб

В былые времена, чтобы что-то в Украине признали за «вещь», надо было получить «лицензию» из Москвы. Сейчас жизнь требует европейского и даже мирового признания. В первый индаровский год постоянно звучало: покажите ваши «оценки» с Запада! Но заводчанам в «спешке буден» было не до того. А когда основные производственные программы были воплощены, дошли руки и до высоких гостей. Только в 2002 году на «Индаре» побывали президент Европейского отдела Международной диабетической федерации (МДФ) профессор Массимо Бенедетти, директор Европейского региона Всемирной организации здравоохранения Марк Донзон и член правления МДФ-евро Курт Клеменс.

Бенедетти признался: «Я поражен организацией производства на вашем предприятии, достигнутыми вами результатами. Возьму на себя смелость и выражу признательность от имени всех людей за качество лекарств, которого достигли ваши специалисты. В этой стране проблема, кажется, решена». Ему вторил и датчанин Курт Клеменс: «Я полагал, что есть только одна великая страна с высокими технологиями изготовления инсулинов — Дания. Теперь я вижу, что ошибался. Оказалось, это возможно и в Украине».

А самой экстравагантной была реакция Марка Донзона. Он ехал на завод крайне неохотно и настроен был очень скептически. Но как только зашел в цеха — переменился неузнаваемо. Донзон был просто счастлив от увиденного и радовался как ребенок. Уровень производства, чистота очистки препаратов его поразила, он долго и восторженно демонстрировал флакончик на «просвет» самим индаровцам.

Эти визиты на «Индар» были восприняты с удовлетворением, но без ажиотажа — они только подтвердили то, что заводчане знали и без высоких гостей: их продукция безупречна. Тем более что главная битва за судьбу предприятия разворачивалась в родном «королевстве». В этой связи я прямо спросил у Алексея Лазарева — как он лоббирует свою продукцию в противовес частному западному капиталу. Его ответ был прозаичным: «Что касается отстаивания интересов «Индара» в традиционном смысле этого понятия, то никаких средств на это, как вы сами понимаете, у госпредприятия не было и нет. Как и не было никакой, поддержанной кем-то, экспансии наших инсулинов на украинском рынке. Была острая необходимость в лекарствах. Она и определила нашу востребованность. Иное дело, что этот шанс мы использовали сполна.

Конечно, отзывы высоких еврочиновников о заводе — дело хорошее, но значительно более весомым аргументом в пользу «Индара» есть выход его продукции за пределы Украины. Россия уже покупает украинские инсулины, они проходят последние лицензионные процедуры в Сербии, а также в ряде других стран. Выходя на внешние рынки, завод демонстрирует единство бизнесовых и национально-имиджевых задач. Скажем, резонанс от первых шагов на российском рынке был просто оглушительным. Сразу появились публикации, где «Индару» вменяется стремление захватить половину инсулиновых продаж в федерации, пошли сообщения о «самых высоких уровнях» его лоббирования. Выброс этой недобросовестной информации имеет явный упреждающий характер и настраивает операторов российского инсулинового рынка на борьбу с «чужаками», но даже в этих материалах и слова нет о необоснованности амбиций украинского производителя. Нигде не ставится под сомнение и мировой стандарт его продукции. А это, как говорится, дорогого стоит: за «Индаром» признали право сильного.

Многократно доказано, качество — испытанный инструмент продвижения своего бизнеса. Известный производитель одежды Монти Платт любит щеголять изысканным афоризмом: «Моими пальто торгуют мои пальто». И он недалек от истины. «Индар», похоже, становится нешуточным конкурентом мировым инсулиновым гигантам: если боятся — значит уважают. Обнадеживает и то, что на предприятии хорошо понимают формат и цену вопроса, его общенациональное значение. Лазарев откровенен: «Становление инсулинового производства дало нам ценнейший опыт в отстаивании государственных интересов. Этот опыт недвусмысленно говорит о том, что условия, в которые нас стремятся поставить, правила, по которым нас заставляют играть, зачастую создаются и пишутся без учета истинных возможностей украинской стороны. Что вполне объяснимо — каждый стоит на страже своих интересов. Нас все еще хотят видеть в известных пределах, держать на подсобных ролях. Но на этом пути будущего нет. И если стране нужны серьезные прорывы — а они ей, безусловно, нужны, — следует искать свои результативные решения, выводящие нас на подобающее место в мировой табели о рангах. Как и произошло в случае с производством отечественных инсулинов».

Как любое динамичное предприятие, завод последовательно расширяет свое присутствие и на украинском фармрынке. Но и здесь сказывается «порода»: во главе угла — установка на выпуск импортозамещающих препаратов, а не на усиление конкуренции с собратом по отрасли. И хотя рыночное благородство у нас пока не в чести, а разобщенность отечественных производителей порой просто драматична, «Индар» остается верен своему главному принципу, и отсчет ведет, исходя из общегосударственных интересов. Тому пример — совсем недавнее заявление Лазарева: «Я вовсе не отвергаю активно внедряемую ныне идею известной западной компании о постройке в Украине еще одного инсулинового предприятия — на частные деньги. Почему бы и нет? Только пусть это будет производство полного цикла — самодостаточное и автономное, каким является сегодня «Индар». Укрепит оно инсулиновый суверенитет нашей страны, расширит возможности для больных — пожалуйста. В противном случае — это лукавая игра, а на беде играть нельзя».

С этой мыслью трудно не согласиться. Есть философия «хапка», а есть философия наукоемких производств. Между ними — пропасть. Тут расхождение мировоззрений, соотношение культур. Им нечего делать на одной территории.

Вместе с тем о защищенности предприятия от радикальных посягательств извне говорить еще рано. А на вопрос: в чем состоит основная тревога заводчан касательно судьбы «Индара», Алексей Павлович ответил: «Сегодня в Украине нет правовых актов, которые бы определяли неотъемлемые функции государственного предприятия как державного производителя — наряду с мерами его государственной защиты».

В начале февраля 2003 года по случаю открытия в Киеве нового Международного выставочного комплекса прошла грандиозная выставка украинских товаропроизводителей. Ее посетил Президент страны. Подошел Леонид Кучма и к стенду «Индара». Справился о состоянии дел на предприятии, поинтересовался — нет ли каких просьб? Как вы думаете, о чем попросил директор Лазарев? Он сказал о желании коллектива завода оставаться исключительно в государственном подчинении. Президент поддержку обещал.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК