Что будем сокращать: больничные койки или чиновничьи кресла?

3 апреля, 2009, 12:35 Распечатать

Элементарная логика, опираясь на мировой опыт, подсказывает: больницы и прочие медицинские учреждения должны быть в подчинении Министерства здравоохранения. Реалии свидетельствуют, что хозяев намного больше...

Элементарная логика, опираясь на мировой опыт, подсказывает: больницы и прочие медицинские учреждения должны быть в подчинении Министерства здравоохранения. Реалии свидетельствуют, что хозяев намного больше. Поскольку львиная доля медицинских учреждений — 2537, то есть почти 91%, — все-таки подчинена Минздраву, попытайтесь догадаться, кто стоит на втором месте? Трудно поверить, но это департамент по вопросам исполнения наказаний, имеющий 82 учреждения — почти три процента от их общего количества в Украине. Академия медицинских наук, которую давно считают конкуренткой министерства, имеет всего 29 медицинских учреждений (1%).

Полагаю, эта информация стала неожиданностью не только для людей, далеких от медицины, но и для участников итоговой коллегии Министерства здравоохранения Украины, состоявшейся в конце марта. Коллегия имела в своем арсенале немалый набор неожиданностей, начиная с того, что проходила не в стенах министерства, а в одном из корпусов Национального медицинского университета. На мой взгляд, интересно и то, что готовилась не одна «тронная речь» для руководителя ведомства, как повелось, а готовили отчеты, и выступили почти все замы министра: каждый рассказывал о своем направлении деятельности. Самокритики услышать не удалось: это, вероятно, отдали на откуп оппозиционному министерству и профильному комитету Верховной Рады, зато поступило немало конкретных предложений по улучшению состояния дел. Очевидно, впервые за годы независимости были обнародованы результаты инвентаризации учреждений здравоохранения, которые должны показать реальное положение дел, ведь без такого анализа невозможно двигаться вперед.

По словам замминистра Василия Лазоришинца, мощность больничных учреждений по всем министерствам и ведомствам сегодня составляет 436,4 тыс. коек. Амбулаторно-поликлинические учреждения рассчитаны на 957,1 тыс. посещений за смену. Как это распределяется? Учреждения Минздрава имеют 403 тыс. коек, на втором месте, опять-таки, департамент по исполнению наказаний — почти 11 тысяч, Академии медицинских наук подчинены 7,5 тыс. коек. Министерство обладает крупнейшей сетью амбулаторно-поликлинических учреждений, которые рассчитаны на 890,7 тыс. посещений за смену, департамент по исполнению наказаний обеспечивает 5,8 тыс. посещений (на этот раз пропустив впереди себя Минтранссвязи) и, наконец, в учреждениях академии могут проконсультироваться около пяти тысяч пациентов за смену.

Экспертам есть над чем ломать головы: система исполнения наказаний обладает довольно мощной лечебной базой. Если верить статистике, в зарешеченных больницах условия не хуже санаторных, медперсонала хватает, финансирование стабильно. Непонятно только, почему же тогда бывшие заключенные выходят на свободу с целым букетом тяжелых заболеваний — от туберкулеза до язвы желудка и т.п.? Бесспорно, общественности интересно было узнать, куда и как расходуются бюджетные средства в так называемой ведомственной медицине, ведь список этот внушительный, тут и министерства — обороны, внутренних дел, образования и науки, и Национальная академия наук Украины, и Государственное управление делами, чья больница, как утверждают злые языки, имеет намного большую смету, нежели медицина отдельных областей.

— Результаты инвентаризации свидетельствуют, что система здравоохранения Украины по-прежнему обладает структурой, оставшейся с советских времен, — подчеркнул В.Лазоришинец. — Такая распыленность и подчинение сети разным министерствам и ведомствам не позволяет эффективно работать в едином медицинском пространстве и создает предпосылки нерационального использования ресурсов. Ежегодное финансирование учреждений здравоохранения других министерств и ведомств достигает 2,2 млрд. грн. За эти средства медицинскую помощь получают 4,4 млн. человек, или 9% населения Украины, тут задействовано 27 тыс. врачей и 57,5 тыс. среднего медицинского персонала. Мы понимаем, что оптимизировать сеть учреждений здравоохранения можно только при условии политического решения руководства государства и внесения определенных изменений в законодательство Украины.

На коллегии в который раз упомянули об идее формирования единого медицинского пространства, даже пообещали включить ее в очередной проект. Такие прожекты мы уже слышали, когда нам, в частности, обещали, что Феофания, обладающая лучшим в Украине оборудованием, избавится от статуса элитной больницы и будет оказывать высококвалифицированную помощь всем, кто в ней нуждается, а не только кучке высоких должностных лиц и политиков, которые любят там скрываться во время кадровой грозы.

Раньше нас уверяли, что университеты успешно куют медицинские кадры, так что дефицита нет и еще долго не будет. На нынешней коллегии официально признали: отрасль работает в условиях не только финансового дефицита, но и кадрового. Всего в здравоохранении в прошлом году работало 207,9 тыс. врачей, из них только 82% в системе Минздрава, остальные — в ведомственной медицине. Дефицит врачебных кадров достиг 48 тысяч человек. Хотя показатель обеспеченности врачами в целом по отрасли довольно высок — 45,2 на 10 тыс. населения, на самом же деле непосредственно оказывают медицинскую помощь 26,7 врачей (на 10 тыс. населения), что значительно ниже среднеевропейского уровня. Видимо, доступность и качество медпомощи так и остаются невыполнимой мечтой для подавляющего большинства граждан нашей страны. Понимаю, что чиновники с этим не согласятся, особенно те, кто имеет возможность обслуживаться в Феофании, а не в городской поликлинике или сельской центральной районной больнице. Бесспорно, финансирование медицинской отрасли ежегодно возрастает: в прошлом году сводный бюджет системы здравоохранения Украины составлял 23,8
млрд. грн. (9% этой суммы было направлено на финансирование ведомственной медицины). Конечно, можно хвастать, что общие расходы на охрану здоровья в структуре ВВП Украины достигли 6,5% (3,5% — за счет госбюджета, остальное — из местных бюджетов.) Неплохо даже на фоне Европейского региона, где этот показатель зафиксирован на уровне 7,7% ВВП, а в Евросоюзе — 8,7% ВВП. Однако в расчете на душу населения по паритету покупательной способности в долларах США общие расходы на национальную систему здравоохранения в Украине в 5,5 раза ниже, чем в Европейском регионе. Даже соседняя Польша выделяет средств на сумму, вдвое большую чем у нас.

А потому и имеем соответствующий результат: за последних десять лет мы потеряли более трех миллионов граждан, ныне население Украины составляет чуть больше 46 миллионов. Несмотря на заметное увеличение уровня рождаемости, смертность, к сожалению, остается довольно высокой, хотя докладчики и успокаивали тем, что показатели 2007-го и 2008 года одинаковые — 16,4 случая на 1000 населения. При этом у ряда областей намного более высокие коэффициенты смертности: Черниговская — 21,1%, Сумская и Кировоградская — 18,6, Донецкая — 18,1, Луганская — 17,9%. Отрицательный естественный прирост наблюдался во всех областях Украины, кроме Закарпатской и Ривненской областей и Киева.

— Структура причин смерти остается традиционной: на первом месте — болезни системы кровообращения, на которые приходится 63,7% в структуре всех причин смертности, — указал замминистра Зиновий Митник. — За ними идут новообразования — 12,0%, а на третьем месте внешние причины смерти — 8,0%. Важным показателем здорового общества является уровень младенческой и материнской смертности, ведь это отражает не только состояние общего здоровья, качество медпомощи беременным, организационной работы родовспомогательных учреждений, но и сочетающееся взаимодействие этих факторов с экономическими, экологическими, социально-гигиеническими и другими факторами. В прошлом году был зафиксирован показатель младенческой смертности — 10,3 на 1000 родившихся живыми, что на 6,3% меньше, чем в 2007 году. В последнее время также сказалась тенденция к снижению материнской смертности — в прошлом году зафиксировано 76 случаев материнской смерти, что составляет 14,9 на 100 тыс. родившихся живыми. Особую обеспокоенность вызывает высокий уровень материнских потерь в ряде областей, в частности в Сумской этот показатель достигает 36,9, в Черновицкой — 36, в Николаевской — 29,9, в Кировоградской — 28,4, в Киевской — 24,7 и в АР Крым — 25,8. Беспокоит тот факт, что в Крыму, Киевской и Кировоградской областях уровень материнской смертности значительно выше среднеукраинского, к тому же он стабилен в течение последних пяти лет.

Чем чаще всего болели украинцы? Медицинская статистика утверждает, что в течение прошлого года было зарегистрировано 25,3 миллиона посещений по поводу сердечно-сосудистых и сосудисто-мозговых болезней. Дальше идет онкология: обнаружено 152,9 тыс. новых случаев злокачественных новообразований — 329,1 на 100 тысяч. И хотя чиновники утверждают, что это даже меньше, чем в предыдущий период, но 0,8% — слишком малый показатель для серьезных выводов. Всего же у нас зарегистрировано более 934 тысяч онкобольных, за последние пять лет этот показатель, к огромному сожалению, возрос почти на 23%. И хотя у нас имеется государственная программа, не секрет, что диагностику и лечение пациенты вынуждены оплачивать из собственного кармана, а это для многих семей недоступно. Но данная проблема почему-то так и остается среди второстепенных, ее просто игнорируют. Видимо, чтобы не так трагично выглядели реальные цифры, нам напомнили, что в 2006 году заболеваемость раком в Украине была на 8% меньше, чем в Европейском регионе. Нас также должно порадовать, что заболеваемость раком молочной железы у нас в 3,4 раза ниже, чем в Албании. Бесспорно, мы выглядим еще лучше по сравнению с африканскими странами, но тогда дайте статистику, сколько в наших больницах имеется современных маммографов и сколько обследований с их помощью проводится за месяц или за год. Это многое прояснит. Раньше среди основных показателей здоровья населения были и данные о том, сколько случаев рака выявлено на ІІІ и ІV стадиях. В том же 2006-м эти показатели колебались от 15 до 25%, а охват специальным лечением достигал в среднем 62%. Так что, учитывая это, можно предположить, что ныне онкобольных намного больше миллиона. Однако докладчиков сильнее беспокоила ситуация с заболеваемостью ВИЧ/СПИДом: за 12 лет, прошедших со времени выявления первого больного, в Украине официально зарегистрировано более 141 тысяч случаев заболеваний среди граждан Украины, в том числе 15,2 тысяч смерти от СПИДа.

Насколько можно доверять нашей статистике, судите сами. Например, согласно статистическим данным по младенческой смертности, уровень выживания новорожденных с массой тела 500—999 граммов в прошлом году составлял 55,11% (в 2007-м — 50,27%), тогда как, по данным ВОЗ, в экономически развитых странах этот показатель достиг только 30%. Это может вызвать смех не только в зале, в котором проходила коллегия. Хотя это не так смешно, как печально. Я побывала в нескольких центрах, где выхаживают таких крошек. В самом деле, успехи есть, но такая «потемкинская» статистика вынуждает сомневаться даже в правдивых фактах. Порой создается впечатление, что «полирующие» статданные живут даже не за пределами Украины, а где-то в космосе. Можно поверить, что бригады скорой медпомощи в прошлом году осуществили более 13 млн. выездов на вызовы. А есть ли верящие в то, что на 93,5% вызовов карета «неотложки» прибыла в течение 15 (!) минут с момента обращения? Интересно, вошла ли в статистику наша столица с ее транспортными пробками и сельская местность с безлюдными дорогами и отсутствием бензина?

Было признано, что «с реформированием первичного сектора медпомощи, по сравнению со странами Европейского Союза, мы немного опоздали». Не исключено, что к следующей коллегии мы Европу догоним. Хотя будет непросто — ныне количество учреждений первичной медпомощи на 10 тыс. населения у нас в четыре раза меньше, чем в странах ЕС: у нас — 1,2, у них — 4,9. Численность врачей первичного звена в полтора раза меньше, чем в странах Евросоюза. К сожалению, ситуация в течение многих лет не улучшается, несмотря на разговоры об укреплении первичного звена и семейной медицине.

Нам, пациентам, как правило, ставят в укор то, что мы любим отлеживаться в казенных палатах. Статистика утверждает, что украинские ресурсы вторичной медпомощи значительно превышают показатели в странах Европейского Союза: у нас вдвое больше больниц — 0,63 на 10 тыс. населения, а в ЕС — 0,31. Общее количество коек больше в полтора раза, тогда как количество коек интенсивной терапии у нас в десять раз меньше, чем в странах ЕС. Средняя продолжительность пребывания в больнице у нас — 12,8 дня против 9,2 в ЕС. Осталось только сравнить, как обследуют пациента в это время, чем и как лечат. Возможно, это поможет понять, почему такое большое отличие в показателях, касающихся продолжительности жизни и смертности. Кто или что мешает перепрофилировать незаполненные отделения, превратив их в хосписы или социальные койки, которых остро не хватает во всех областях Украины?

Не обошли вниманием на коллегии и ситуацию с внеплановой вакцинацией против кори и краснухи. Официальную позицию изложил замминистра В.Бидный.

— Комиссия Минздрава пришла к выводу, что прямой причинно-следственной связи между проведенной 12 мая 2008 года вакцинацией от кори и краснухи и наступлением смерти Анто­на Т. не установлено, — доложил В.Бидный. — Вместе с тем комиссия отметила, что медпомощь умершему была предоставлена не в полном объеме. Международные эксперты в своем отчете не усматривают причинно-следственной связи между смертью подростка и иммунизацией против кори и краснухи. К сожалению, смерть явилась трагическим стечением обстоятельств. Во время проведения вакцинации поствакцинальные реакции были только у 0,075% привитых, Центр иммунобиологических препаратов зафиксировал поствакцинальные осложнения у пяти вакцинированных лиц, завершившиеся полным выздоровлением пациентов, — заверил замминистра.

Как выяснилось, неправду говорил один из профессоров университета: «Чтобы попасть в статистику, нужно по крайней мере умереть. Краматорский десятиклассник не попал даже в статистику поствакцинальных осложнений».

Кроме того, замминистра сообщил, что Минздрав обратилось в Детский фонд Организации Объединенных Наций и ВОЗ с информацией о невозможности использования в Украине в течение 2009 года индийской вакцины в связи с тем, что срок ее годности ограничен сентябрем 2009 года.

Установлена хронология событий по подготовке и проведению дополнительной иммунизации населения для профилактики кори и краснухи: 12 июня 1997 года было подписано базовое соглашение между правительством Украины и ВОЗ в сфере здравоохранения населения «Об установлении отношений технического консультативного сотрудничества». От правительства его подписал министр здравоохранения Украины А.Сердюк, а от ВОЗ — региональный директор д-р Дж.Э.Асвалл, объяснил В.Бидный.

Стало также известно, что уже подготовлен проект закона Украины «Об Общегосударственной программе иммунопрофилактики и защиты населения от инфекционных болезней на 2009—2015 годы». Можно было бы считать это успехом, если бы не ложка дегтя, которую добавила зам генерального прокурора Т.Корнякова, рассказавшая о результатах проверки, проведенной Генпрокуратурой: «Мало того, что вводим обязательные прививки без внесения соответствующих изменений в законодательство (Закона Украины «О защите населения от инфекционных болезней»), так еще и средства расходуем нерационально: в последние годы на иммунизацию из госбюджета израсходовали 264 млн. грн., из них 40 млн. — на прививки против гемофильной инфекции, тогда как за два года было установлено... 18 случаев этого заболевания», — сообщила Т.Корнякова, приглашая предводителей медицинской отрасли к тесному сотрудничеству.

И последнее. Одной из причин, тормозящих реформы, довольно часто называют несовершенство законодательной базы. В прошлом году, как заметили на коллегии, был разработан и утвержден целый ряд законодательных и нормативно-правовых актов по здравоохранению: 25 законов Украины, 72 указа и 13 распоряжений президента Украины, 44 постановления Верховной Рады Украины, 86 постановлений и 157 распоряжений Кабинета министров Украины, 832 приказа Министерства здравоохранения.

Тут мы точно перегнали Европу. Теперь осталось дождаться, когда все это благотворно скажется на качестве и продолжительности жизни наших граждан.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно